ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

Сайбель С.

       Стихотворения.             

 

 Звуки детства

 Июнь, жара, подсохшей лужи белое пятно

Блестит кристалликами соли,

Крестами птичьих лап её прошито полотно,

Узорами, знакомыми до боли..

 

В углу двора, друг друга подпирая,

Обнявшись крепко, чтобы не упасть,

Ютятся ветхие сараи,

А рядом сушится на солнце снасть.

 

Усевшись, на насесте квохчут куры,

Забившись в будку, дремлет пёс.

Домишко глинобитный глядит понуро,

По окна в землю врос.

 

Ворчит беззлобно, керосинку разжигая

В сенях, бабака в зипуне:

«Едрить тя, скверная какая,

О Господи, прости мине»!

 

И, накормив меня, чем Бог послал,

Укладывает спать, со мной воюя.

В прохладную постель ложился, но не спал,

Я слушал музыку простую.

 

Издалека, из-за забора

Летели звоны, шорохи ползли,

И открывались в полудрёме взору

Загадочные дальние миры…

 

Три  бударочки

 А.П. Ялфимову

 На низу, у Лебедка,

На косичке

Три бударочки лежат,

Три сестрички.

 

Рассыхаются пазы,

Плачут смолью,

Не свезут их на базы,

Обойдут любовью.

 

Улетела в небеса

Станичка-лебёдушка,

Уронив под яр

Бело пёрышко.

 

Бело перышко

Подхватил Урал,

Схоронил его

В златом донышке.

 

Горькой травкой поросли

Ямки-кочки.

Там, где избы были –

Бугорочки.

 

Эй! Казаченька-низок,

Забей трещинки,

Обласкай бударкам бок

Варом с песенкой.

 

Полетят бударочки

Острым клинышком,

Три сестры-сударушки

Из былинушки.

 

К миражам-станицам

По пути причалят,

И народ станичный

За собой поманят.

 

Наследство

                        Бабушке моей

Марии Ивановне Старцевой

 Мне бабаня говорила:

«Спи, Серёженька,

Спи, хороший мой,

Спи, мой гоженький»,

И молитовку творила

Пред Святой иконою.

 

Маслицем камфорным

Натирала ноженьки.

А наутро кашкою

С ложечки кормила.

«Кушай, мой хороший,

Не болей, Серёжкнька».

 

Потихоньку от отца

На Покров крестила,

Крестик да просвирочку

В поясок зашила.

 

Быстро годы минули,

Детские, счастливые.

Сняли мерочку по мне

Да шинель накинули.

 

Провожали от стола,

Причитала, плакала:

Не увижу, видно, я

Тебя, гоженький»,

Поясочек подала –

Сохрани в дороженьке.

 

Говорила как она,

Так оно и вышло.

Отходила, всё шептала:

«Сохрани, Всевышний»!

 

Вот вернулся я домой,

Твой Серёженька,

Поясок заветный твой

Сохранил в дороженьке.

 

Развязал я поясок

Ко кресту в оградке,

Покрошил просвирочку,

Пред иконой Покрова

 

Затеплил лампадку.

Был мальчонка бедненький,

Стал наследником –

На груди моей лежит

Крестик медненький.

 

Прощание с городом 

Когда за каждый камень в стенах города родного

Душа моя, прощаясь, отболит,

Уеду я, чтобы вернуться снова,

Но встреча с городом моим мне счастья не сулит.

Холодным созерцателем раскрашенных фасадов

Пройду пешком до Куреней.

Мне слов о будущем не надо,

Мой город в прошлом, в памяти моей.

Очередного расставания  в минуты,

Своей вины измерю глубину.

Не устояли древние редуты,

Я сдал свой город и свою страну.

И вот теперь усталый и больной,

Как клоун старый размалёван,

Мой город плачет над своей судьбой

Негромким колокольным звоном.

* * *      

Мне б влюбиться в берёзку несмелую,

Да как видно, уже не суметь.

Я гляжу на неё, на тонкую, белую,

А рисую ковыльную степь.

 

Мне б напиться здесь чистой водицы,

Вот он, рядом, кристальный родник,

Но мне снится, всё время мне снится

И зовёт к себе сладкий Яик.

 

Мне б погладить рябинку красивую,

Но татарник режет ладонь,

Мчится мимо тройка ретивая,

А в степи ждёт некованный конь.

 

Здесь весной в полях разнотрапвие

И манящая свежесть озёр,

А в степи горизонт в знойном мареве

И небес бирюзовый шатёр.

 

Здесь на Волге, на Волге великой

Берегов поднимаются кручи.

Но я болен, я болен Яиком

И своей стороной невезучей.

 

Там под яр укатились станицы,

Будто бусы с разорванной нити,

И душа моя  кружит, как птица

Над гнездом разорённым, разбитым.

 

Ах Россия! В тебе раствориться,

Видно мне уже суметь.

Мне б берёзовым соком напиться,

Но в ковыльную степь улететь.

 

 

 

---вернуться к оглавлению---