ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

В. Кутищев

Братья Горшковы

 Начавшийся двадцатый век своими войнами да революциями многое поломал на Российских просторах. В прах были ввергнуты монархия, религия и казачья демократия. Кровоточащий излом в жизни страны каждым своим не острием, так осколком, уколол всякого. Над огромными просторами витала смерть и разрушение. Трагедия государства складывалась из миллионов трагедий его граждан. Лихо не обошло стороной и Уральскую общину, земли Уральского Казачьего Войска.

Фамилия Горшковы у нас не редкая, и жизненный путь братьев закончился, как и у десятков тысяч других уральцев в то время. Но сегодня краткий очерк их судеб, предстаёт перед нами уже как легенда, яркая и трагичная. Как мало известно нам о времени, не таком уж и далёком.

Они родились в конце XIX века, – Владимир в 1880, Георгий в 1881 году. Родитель их – Уральский казачий офицер Георгий Игнатьевич Горшков.

Братья учились в Оренбургском Неплюевском кадетском корпусе. Георгий, после окончания корпуса, продолжил образование в Николаевском инженерном училище. Вместо того, чтобы, по традиции, как старший брат, поступить в кавалерийское. После окончания Николаевского кавалерийского училища, Владимиру присваивают первый офицерский чин хорунжего, и в 1901 г. он получает назначение в 1-й Уральский казачий полк. Спустя три года, в 1904 году становится офицером и Георгий. Подпоручик Горшков получил назначение в 8-й саперный батальон.

С началом Русско-Японской войны, Владимир в составе 4-го Уральского казачьего полка участвует в боевых действиях. Воюет храбро, за что производится в сотники и награждается пятью орденами: Св.Анны 4 ст. с надписью «За храбрость»; Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом; Св. Анны 3 ст. с мечами и бантом; Св. Станислава 2 ст. с мечами, и Св. Владимира 4 ст. с мечами и бантом!

20 июня 1904г. Георгий переводится во 2-ю роту 21-го саперного батальона, находящегося на театре военных действий В батальоне он заведовал обучением в унтер-офицерском классе. Приказом № 402 от 31 октября 1905 г. по Манчжурской армии в октябре 1905 года, «за отлично усердную службу и понесённые труды походной жизни», награжден орденом Св. Станислава 3 степени.

 С 17 ноября 1905 г. по 20 июня 1906 г. Георгий Георгиевич уже в Киеве, где занимается подготовкой армейских новобранцев. Приказом по Военному Ведомству № 41 от 21 января 1906 г. подпоручик Горшков награжден темно-бронзовой медалью «В память Русско-Японской войны», а 6 октября 1906 года произведен в поручики.

Георгий продолжает инженерную службу в разных саперных частях, а 23 ноября 1907 командирован в Учебный Воздухоплавательный парк, для прохождения курса в Офицерском классе. Той же осенью, он совершает несколько полётов на воздушных шарах, в том числе, в составе экипажа воздушного шара, совершил перелет Петербург – Борисоглебск, длиною 1150 км.

Несмотря на большой риск таких полётов, на практически неуправляемом шаре, отдаваясь во власть воздушной стихии, Георгий Георгиевич всегда тепло вспоминал эти полёты.

Самое приятное – свободные полёты на воздушном шаре. Они происходят при полной тишине. Редкие звуки, доносящиеся с земли, в особенности ночью: лай собак, пение петухов, шум леса, напоминающий морской прибой, производят какое-то особое впечатление».

Владимир по окончании Русско-Японской, продолжил службу в Уральской отдельной казачьей сотне. Но в начале 1908 года, за нарушение субординации, отправлен на льготу. Прирожденный воин, казалось, должен был уйти в себя, потеряться в непривычной ему гражданской жизни. Но, к счастью, этого не случилось.

Годом раньше он женился на дочери одного из богатейших уральцев. Автоном Яковлевич Овчинников, безусловно, оказывал всяческую поддержку своему зятю. Но и зять не подводил! Тяга к учению, ко всему новому, очевидно, свойственна была всем Горшковым. Владимир начинает учиться на электротехника в Санктетербургском университете. В это время он примыкает к социал-демократам.

В том же 1908 году у Георгия заканчивается карьера сапера и начинается карьера пилота. 29 сентября 1908 г. он окончил курс Офицерского класса учебного воздухоплавательного парка, и прикомандировывается к его постоянному составу.

В октябре 1908 года Георгия переводят в Брест-Литовское крепостное воздухоплавательное отделение, а в декабре 1909 года награждают орденом Св. Анны 3 степени.

В апреле 1910 года поручик Горшков назначен заведующим Гатчинским аэродромом под Петербургом. В том же году он был награжден орденом Св.Станислава 2 степени, произведен в штабс-капитаны и зачислен в постоянный состав Офицерской воздухоплавательной школы.

Получив назначение заведующим аэродромом, Горшков получает всего лишь земельный участок и команду солдат. Однако уже через полтора месяца, аэродром был готов к работе. Здесь Георгию Георгиевичу очень пригодились знания и навыки, полученные в инженерном училище.

Кроме ангаров для 10 – 12 самолетов, на окраине аэродрома вырос небольшой городок с мастерскими, бензохранилищем, импровизированной метеостанцией, служебными помещениями. Были размечены и четко обозначены взлетно-посадочная полоса и место для «катания» – для обучения будущих пилотов управлению аэропланом на земле.

Изюминкой творения штабс-капитана Горшкова была аэродромная взлетно-посадочная полоса, позволявшая взлетать в разных направлениях, независимо от направления ветра.

В мае стараниями командира Учебного воздухоплавательного парка генерал-майора Кованько А.М., на аэродром прибыли первые самолёты «Райт» и «Фарман». Полётам на «Фармане» Горшкова обучал французский воздухоплаватель Эдмод. Обучение осложнялось тем, что француз не разговаривал на русском, а Горшков не владел французским языком. Но русский курсант быстро освоил управление самолётом, и в конце июня обходился уже без инструктора.

Так уральский казак стал одним из трёх первых лётчиков, подготовленных в России.

Летом проводились испытательные полёты аэроплана русской конструкции «Россия – А»; его построил в Петербурге талантливый русский инженер Яков Модестович Гаккель, создавший принципиально новуюконструкцию. В отличии от иностранных моделей, мотор на его самолёте располагался впереди пилота.

В августе Георгий Георгиевич в течении одного дня совершает несколько полётов на этом самолёте; а в последний полёт в качестве пассажира берёт свою жену, Екатерину Андреевну. В течении восьми минут семейная пара выписывала круги над аэродромом. После приземления публика встретила аплодисментами чету воздухоплавателей.

15 августа наш земляк испытывает новую модификацию аэроплана Гаккеля «Россия-Б».

В октябре 1910 года Георгий Горшков принял участие во Всероссийском празднике воздухоплавания, проводившемся в Петербурге. Товарищем Георгия Георгиевича по выступлениям на летном празднике был человек-легенда российского воздухоплавания – летчик С.И. Уточкин.

С 25 октября1910 г. Георгий Георгиевич в качестве лётчика – инструктора проводит обучение офицеров – воздухоплавателей пилотированию на самолёте «Фарман».

Летом 1911 года Георгий Георгиевич выезжает во Францию, где проходит обучение полетам на самолете «Блерио».

В апреле 1912 года в газете Уральские ведомости была напечатана маленькая заметка.

«С.-Петербург. Капитан офицерской воздухоплавательной школы Горшков совершил на военном моноплане (моноплан – самолет, имеющий одну пару крыльев. Прим. автора.) за 45 мин. перелет из Петербурга в Гатчину»

Прочитав эту скудную заметку многие уральцы, возможно, даже и предположить не могли, что речь идет об их крылатом земляке.

А уже в мае читатели российских газет узнали, что летчик Горшков совершил перелёт из Гатчины в Кронштадт и обратно. Возвращаясь, лётчик вёл самолёт над Царским и Красным Селом. Прохожие приветствовали авиатора. Этот полёт продолжался около часа.

В июне 1912 года штабс-капитан Горшков принимает участие в испытаниях российского ранцевого парашюта РК-1, конструкции Г.Е. Котельникова.

31 августа 1913 года Георгию Горшкову присвоено звание «Военный летчик».

Вернувшись в Гатчину, Георгий Георгиевич становится одним из первых военных летчиков России!

Началась Великая, Первая мировая война. 17 июля 1914 года наказной атаман Уральского казачьего войска, генерал-лейтенант С.С. Хабалов, подписывает приказ № 647 о мобилизации во вновь создаваемые казачьи полки. И сотник Владимир Георгиевич Горшков, на тот момент один из директоров правления Уральского торгово-промышленного общества, отправляется на фронт в составе 5-го Уральского казачьего полка.

А Георгий? Уже в августе 1914 года штабс-капитан Горшков назначен командиром воздушного корабля «Илья Муромец Киевский». Этот корабль, построенный по проекту гениального авиаконструктора И.И.Сикорского, в июне 1914 г. самолёт участвовал в перелете Петербург – Киев – Петербург и поэтому получил к своему имени добавку «Киевский».

 

 Самолет «Илья Муромец» 

«Муромцы» в то время – это первые многомоторные, гигантские самолеты. Ни в одной армии мира аналогичных самолетов не было. Размах крыльев «Муромца» достигал почти 31 метра; четыре двигателя позволяли развивать максимальную скорость 100 км/час. Аэроплан мог находиться в полете около 5 часов. Экипаж из 7 человек, на вооружении – 37мм пушка, два пулемета «Максим», два ручных пулемета и два пистолета «Маузер». Самолет поднимал до 400 кг бомб. Георгий Георгиевич, неоднократно посещал завод, где строились «Муромцы», давал некоторые рекомендации по улучшению конструкции самолетов. И все они были учтены и воплощены в конструкции самолёта.

В конце июля 1914 г. приказом по Военному Ведомству, Гатчинской авиашколе надлежало укомплектовать лётным и техническим персоналом десять воздушных кораблей «Илья Муромец». Подбором и подготовкой кадров для лётных экипажей занимается заместитель начальника авиашколы, штабс-капитан Горшков. Георгий Георгиевич составляет список кандидатов на должности командиров кораблей, преодолевая при этом определённые сложности: согласно приказа, кандидат должен иметь звание не ниже капитана.

Каждый экипаж являлся самостоятельной боевой единицей, и поэтому именовался боевым отрядом. Экипаж формировался из трёх офицеров и трёх унтер-офицеров лётного состава, это был непосредственный экипаж. Кроме того, ещё 2 офицера, 5 унтер – офицеров и 31 солдат придавались экипажу в качестве вспомогательного состава. Горшков проводил обстоятельные беседы с каждым кандидатом. Вскоре вышел приказ по Главному Управлению авиации, утвердивший состав первых семи экипажей. Так уральский казак открыл новую страницу в истории мировой авиации, впервые сформировав экипажи для многомоторной бомбардировочной авиации.

1 сентября 1914 года последовало производство Георгия Горшкова в капитаны; 6 декабря 1914 года – награждение орденом Св. Анны 2 степени. В том же декабре Георгий Георгиевич. выбывает из Офицерской воздухоплавательной школы в действующую армию, в составе Эскадры воздушных кораблей. Местом его службы становится городок Яблонна, в 18 километрах от Варшавы.

Первый полет на новом месте уралец совершает 26 января 1915 года. В присутствии конструктора Сикорского, экипаж совершает тренировочный полет с 12 пассажирами на борту. Самолет за 49 минут достиг высоты 2500 метров! Во время полета к машине Горшкова, недалеко от Варшавы, приблизился русский одномоторный самолет Моран-Салнье. Позднее летчик этого самолета признался, что уже готов был открыть огонь из револьвера по гигантскому самолёту, приняв его за врага. Однако пулемётная очередь «Муромца» охладила атакующего. Многие в России, даже летчики, не верили, что самолеты Сикорского могут подниматься на такие высоты.

 14 февраля 1915 года в обстановке строгой секретности состоялся первый боевой вылет самолета ИМ-Киевский под командой капитана Горшкова. Проводить экипаж приехал изобретатель самолета И.Сикорский. Из-за сильной облачности полет не принес никаких результатов.

Неудача первого полета только подстегнула желание нашего земляка громить врагов с неба. Новый полет состоялся на следующий день,15 февраля. Полет прошел удачно. На станцию Вилленберг было сброшено 5 бомб, разорвавшихся среди скопления поездов. Сделав еще один заход на станцию экипаж сфотографировал результаты своей работы. На обратном пути самолет был дважды обстрелян из пулемета. К счастью, пули прошли мимо.

С этих двух полетов началась боевая жизнь Эскадры воздушных кораблей.

Хотелось бы отметить, что командование русской армии весьма «прохладно» относилось к этому типу самолетов, явно недооценивая перспективу нанесения массированных бомбовых ударов, но полет ИМ-«Киевский», состоявшийся 28 февраля, показал высокие боевые качества этого самолета. Экипаж бомбил траншеи противника, сбросив на врага 270 кг бомб.

После бомбардировок 9 и 10 марта станции Вилленберг (Восточная Пруссия), которая была разрушена, а составы на станции уничтожены, «Илья Муромец Киевский» частично поквитался с немцами за погибших здесь в 1914 году русских воинов армии генерала Самсонова. За два дня бомбардировок было сброшено более 800 кг бомб. По информации, полученной штабом первой русской армии, рейд вызвал сильную панику местные жители в ясную погоду прячутся в погребах. Кроме разрушения железнодорожной станции, поездов и складов, было убито два вражеских офицера, семнадцать нижних чинов и семь лошадей, ранен начальник станции. В одной немецкой газете, полученной в Петрограде, сообщалось, что русские имеют специальные аэропланы, неуязвимые для артиллерии, и наносящие большой ущерб.

Через несколько дней «Муромец» под командой Горшкова произвёл разведку района Северного Прасныша, с целью обнаружения батарей противника. Полёт продолжался около 4-х часов, на высоте 3 тысячи метров. Район, как оказалось, был хорошо укреплён противником. Как и в предыдущих полётах, «досталось» станции Вилленберг, местному аэродрому и немецким обозам. Сброшено на противника 10 пудовых бомб.

Штаб Первой армии выслал генерал-инспектору авиации следующую телеграмму:

«По приказанию штаба Первой армии ИМ-Киевский совершил шесть вылетов. Цель этих вылетов заключалась не только в разведывательной работе, но также в разрушении железнодорожной станции. Разведывательные сведения были весьма ценными, благодаря удобству наблюдения и фотографирования всех районов с целями. Согласно нашей информации, полученной от секретных агентов, бомбежка железнодорожной станции оказалась очень успешной. Опыт, полученный в результате этого первого вылета, показал, что самолеты этого типа могли бы быть эффективными и в разведывательных и в бомбардировочных операциях. Полеты совершались обычно на высоте 3200 метров и занимали четыре с половиной часа. Мы предполагаем, что самолеты этого типа, независимо от их летных характеристик, заслуживают поощрения и их будущие действия целиком зависят от того, в какой степени они будут обеспечены опытными пилотами».

31 марта 1915 года экипаж Г.Г. Горшкова обеспечил штаб Первой армии экстраординарной разведывательной информацией. В середине марта австро-германское верховное командование начало концентрировать войска в Галиции. В то время штаб русской Первой армии получил информацию, что в их сектор переброшены значительные германские силы.

Встревоженный этим развитием событий, штаб Первой армии приказал ИМ-Киевскому тщательно обследовать вражеские тылы для того, чтобы определить движение и размещение вражеских сил. Капитан А. А. фон Горст, офицер разведки русской Первой армии, вошел в состав экипажа воздушного судна, который включал командира корабля капитана Г. Г. Горшкова, второго пилота лейтенанта И. С. Башко и штабс-капитана А. А. Наумова, артиллерийского офицера.

ИМ-Киевский нес 524 кг бензина, 98 кг масла, четыре пулемета – два Максима и два Мадсена, и две камеры: Потте и Ульянина. Миссия продолжалась четыре часа, на высоте от 3200 до 3600 метров! За это время самолёт преодолел расстояние в 533 км. Район цели для разведывательного полета примерно соответствовал границе с Германией, включая такие географические пункты как Вилленбург, Нейденбург, Сотльдау, Лаутенбург, Страсбург, Торн и определенные узловые станции на железных дорогах, по которым перевозились немецкие войска.

В Торне полет проходил над верхним течением реки Вислы до Плоцка, затем к северу, до Млавы и далее на восток. Илья Муромец затем повернул на юг и полетел назад к линии фронта, от ее восточного края к западу, по направлению к Плоцку. В результате были тщательно разведаны передовые позиции противника, сфотографированы самые важные пункты и крупные города; всего было сделано более 50 фотографий.

Стало ясно, что враг в этом районе не перемещал свои войска. Вывод был очевидным. В штаб Первой армии была передана дезинформация. Напротив, этот разведывательный полет, противореча тому, что наблюдалось во время предыдущих полетов, продемонстрировал, что вражеские силы из этого района были куда-то перемещены. Копия доклада была направлена в Ставку русской армии.

1 июня 1915 года командир корабля «Илья Муромец Киевский», капитан Георгий Георгиевич Горшков награждается орденом Св. Владимира 4 степени, а 5-го июля производится в подполковники.

По итогам бомбежек 9 и 10 марта, разведывательного полета 31 марта, Георгий Георгиевич был награжден Георгиевским оружием (Высочайший приказ от 7 ноября 1915 года).

28 ноября 1915 года последовала новая награда. Горшкову пожалованы мечи к имеющемуся ордену Св.Анны 2-й степени. Орден мирного времени был отмечен военными заслугами его кавалера.

В апреле 1916 года отмечены были оба брата: Владимир награжден орденом Св.Анны 2ст.с мечами, а Георгий был назначен командиром 10-го авиационного дивизиона.

Другой брат, Владимир Георгиевич, до конца июля 1916 года командируется в военно-авиационную школу, но потом его переводят в родные уральские пределы, в помощь войсковой оружейной мастерской.

Георгий Георгиевич Горшков. 

 А Георгий с середины августа 1916 по май 1917 г.г. исполняет должность начальника Военной Авиационной школы. В конце 1916 года отмечен дважды Высочайшим благоволением Императора.

Владимир в июне 1917 года избирается членом Всероссийского Общеказачьего съезда в Петрограде. Неожиданно для всей уральской делегации, он поддерживает идею сотрудничества с Советами. Он заявил: «Мы... те же рабочие или те же крестьяне, поэтому я считаю, что у нас одна прямая дорога — дорога с крестьянским и рабочим классом. Нам нужен тесный контакт с Советом Р.С.Д.». Видимо, участие в социал-демократических кружках, обусловило это заявление.

После отречения Николая II в начале 1917 года, Георгий Георгиевич командует Эскадрой воздушных кораблей.

25 мая 1917 года подполковник Горшков Г.Г. произведен в полковники.

За весь 1917 год Эскадра совершила около 70 боевых полетов, сбросила на противника до 650 пудов бомб. Распад Эскадры, базировавшейся под Винницей, начался в октябре 1917 года. Политические страсти накалились до предела. Среди нижних чинов царило всеобщее антивоенное настроение. 28 октября после митинга, на котором выступала некая Евгения Бош, произошло восстание Винницкого гарнизона. В результате стычек между верными Временному правительству офицерами и солдатами, получили ранения четыре нижних чина и один был убит. Многие офицеры уехали из части в тыл.

За период с осени 1917 по весну 1918 года власть в районе Винницы менялась неоднократно. После большевиков Винницу захватили части 7-го гайдамацкого полка гетмана Дорошенко. 17 января аэродром Эскадры с боем занимает большевистский 2-й гвардейский корпус, под командованием мадам Бош. После их ухода, 17 февраля Винницу заняли солдаты 133 саксонского пехотного полка.

В начале 1918 года, вернувшийся с фронта Владимир становится членом Уральского войскового правительства. Но с апреля 1918 года, он командир передового «летучего» отряда, на границе Войска с Саратовом. Войско почувствовало направление главной угрозы для себя, и наш воин оказался именно здесь.

Во время первого похода Саратовской Особой армии на Уральск в начале мая 1918 года, В.Г. Горшков командовал партизанским отрядом, совершавшим дерзкие атаки на саратовское воинство. Личный состав отряда – казаки Чижинской и Каменской станиц, вооруженные порой лишь пиками, смело шли на огонь красных пулеметов.

В июне 1918 года, во время второго похода саратовских большевиков на Уральск, Владимир был начальником штаба отряда стариков полковника Н.В. Мизинова, который совершил знаменитую шестиверстную атаку у хутора Халилов, неподалеку от Уральска.

После этого боя последовало новое назначение: Владимир Георгиевич вступает в командование Скворкинским полком стариков.

 С сентября 1918 года подъесаул Владимир Горшков командует 7-м Уральским конным полком. А с ноября 1918 года он начальник партизанского отряда Уральской армии. Это огромное доверие со стороны командования и войскового правительства! Ведь для командования такими частями в их распоряжении были и войсковые старшины, и полковники, и даже генералы!

Партизанских отрядов становилось все больше. 9 марта 1919 года одним приказом подъесаул Владимир Горшков произведен сначала в есаулы, а затем в войсковые старшины. Тем же приказом он назначается командиром Второго Партизанского полка.

11 мая 1919 года под г. Николаевском, возле села Рахмановка, партизаны Владимира Горшкова наголову разбили полк «Красная звезда», сформированный Николаевским уездным комитетом РКП (б). По данным Самарского совдепа, в плен попало около 800 красноармейцев.

Георгий Георгиевич в это время прибыл в Екатеринодар, чтобы вступить в Добровольческую армию. Но приняли его здесь не как опытного летчика, выдающегося представителя русской авиации, а как чужака, даже конкурента. Из за угроз он даже вынужден был покинуть Екатеринодар.

В мае 1919 года полковник Г.Г. Горшков был арестован Одесской ЧК, и в конце августа расстрелян. По одним сведениям это произошло в Одессе, по другим – в Москве, в Бутырской тюрьме. Существует версия, что Георгия Георгиевича расстреляли по ошибке, не в свой черёд, вместо другого Горшкова, находившегося с ним в одной камере. Когда прозвучала команда охранников «Горшков, на выход», первым к двери подошел полковник Георгий Георгиевич Горшков.

Царствие небесное тебе, мученик и воин!

5 сентября 1919 года, во время Лбищенского боя, полк Владимира Горшкова находился в резерве. После трагической смерти в Лбищенске командира 6-й Уральской дивизии полковника Н.Н. Бородина, Владимир Георгиевич возглавил эту дивизию, и в тот же день был произведен атаманом Уральского войска В.С. Толстовым в полковники.

Конец декабря 1919 года. Развал Уральской армии; все смешалось. В жуткие холода, в тифозном бреду отсупали казаки и семьи; весь народ, все уральцы.

Еще вчера боевые сотни, а сегодня кучка пока не свалившихся в горячечном бреду, но уже смертельно больных людей. Где фронт? Где отважные, испытанные бойцы? Увы, многих уже нет; а многих скоро не станет.

Полковник Горшков, видя полнейший развал и опустошение на территории Войска, понимал, что уже нечего и некого защищать. Избрав первоначально путём отхода дорогу в сторону астраханских степей, на соединение с Кавказской армией, он очутился со своим отрядом (всё, что осталось от дивизии) в степи, южнее линии Лбищенск – Сламихинская.

Очевидец тех событий Л. Масянов, так написал о действиях Владимира Горшкова: «Горшков, герой 2-го Партизанского полка, организовал связь с Гурьевом через нанятых для этой цели киргизов. Получил сведения о катастрофическом положении армии Атамана и долгое время не решался – вести ли дивизию на соединение с Атаманом, который уже вышел в поход на форт Александровск, или идти через Волгу на соединение с Добровольческой Армией генерала Деникина».

Однако, комдив Горшков получает предписание от атамана Толстова – двигаться к Гурьеву на соединения с частями Уральской армии.

А была ли к тому времени Армия?

В начале третьей декады декабря 1919 года атаман Толстов передал всю полноту власти Комитету спасения войска. 30 декабря, как свидетельствовал полковник М.Л. Изергин (бывший начальник 1-го Уральского казачьего корпуса), атаман Толстов с личным конвоем покинул Гурьев.

Дивизия Горшкова численностью около 800 человек, с каждым днём все больше теряла боеспособность.

Вызвались идти с комдивом около двухсот человек, остальные раненные, больные и просто деморализованные бойцы разбрелись по домам.

И Горшков повел свой небольшой, наполовину больной отряд к реке Урал. Отряд перешел на Бухарскую сторону между Орловским и Зеленовским поселками. Открылась перспектива спокойно выйти по левобережью к Гурьеву. Была уверенность, что союзники, казахские формирования Алаш-орды, останутся верны договоренностям с Войсковым правительством, и обескровленные остатки 6-й Уральской дивизии имеют надежную защиту с востока. Однако все оказалось не так.

Алаш-ордынцами, вступившими в сговор с командованием Красной армии, уже были разгромлены не подозревавшие о предательстве, остатки 2-го Илецкого казачьего корпуса.

По версии Л.Масянова, пока не подтверждённой другими источниками, «..отойдя от Урала верст на 30, снова остановились на ночлег. Случилось здесь следующее: Горшков случайно узнал, что где-то, в землянках, проездом находится его университетский товарищ киргиз Досмухамедов, игравший большую роль при Алаш-Орде. Он его разыскал и имел с ним свидание ночью, а на утро нам преподнес сюрприз. Отошли мы от ночевки несколько верст и в одной лощине Горшков собрал нас в круг в то время, когда нас начала уже окружать киргизская лава. На этом кругу он заявил, что дальше он не идет, не веря в успех, и предложил всем отрядом идти в киргизское селение Кызыл-Кугу и сдаться там красным».

Чуть более тридцати человек из отряда не пожелали сдаваться, и решили двигаться на соединение с остатками армии генерала Толстова. Владимир Георгиевич пожелал успеха уходящим и дал им на дорогу денег. После изнурительного перехода, с относительно небольшими потерями, отделившийся отряд вышел 27 февраля 1920 г. к форту Александровск.

17 января 1920 года на Бухарской стороне Урала, почти напротив Кулагинской станицы, отряд Горшкова сдался в плен красноармейцам 25-ой дивизии.

Раздумывая над поступком Горшкова, невозможно понять его решения. Не понят он был и современниками. Ведь часть его отряда, не пожелавшая сдаться, всё-таки дошла до форта. Возможно, предлагая сдаться, полковник жалел своих измученных казаков. А может быть, поверил обещаниям красного командования сохранить жизнь всем сдающимся. Или, как в далеком 1917-м, старая социал-демократическая закваска дала себя знать? Как бы там ни было, не нам судить Владимира Георгиевича за это решение.

По версии Л. Масянова, Горшкова этапировали в Москву и там расстреляли. Но есть и другая версия. Наш земляк-уралец Даниил Дубровин в одном из московских архивов обнаружил телеграмму начдива 25-й дивизии, в которой сообщалось, что в конце января 1920 года полковник Горшков убит при попытке к бегству.

Жизнь уготовила Владимиру и Георгию не только братство, но и одинаковые судьбы. Жизнь братьев прервала мученическая смерть. Такие разные люди, и такие похожие судьбы. Лихой рубака, и первый российский пилот тяжелого бомбардировщика. Георгию Георгиевичу было суждено стать первым летчиком-уральцем.

 Георгий и Владимир Горшковы; каждый из них по-своему был первым в ратной судьбе. Цель данной работы – вырвать у забвения их имена.

 

Автор благодарит Д. Дубровина и М. Дольникова за помощь и консультации при создании данной работы.

Использованы:  

фото Горшкова Г.Г. из интернет-проекта http://www.gorshkovg.by.ru/

фото самолета "Илья Муромец" из интернет-проекта http://www.ww2.ru/

Библиография.

  1. «Авиаторы – кавалеры ордена Св.Георгия и Георгиевского оружия периода Первой мировой войны 1914 – 1918 годов». М., РОССПЭН, 2006 год.

  2. Адрес-календари Уральской области на 1900, 1915 гг.

  3. Амангалиев З.А., Елагин А.С. «Оборона Уральска». «Казахстан», Алма-Ата, 1991 год.

  4. «Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия». М., Русский Мир,2004 год.

  5. Кутяков И.В. «С Чапаевым по Уральским степям. Борьба с уральской и чехословацкой контрреволюцией». ГИЗ, Москва-Ленинград, 1928 год.

  6. Масянов Л.Л. «Гибель Уральского казачьего Войска», альманах «Казачий Круг» №1, М., 1991 год.

  7. Попов Ф.Г. «1919 год в Самарской губернии». Куйбышевское книжное издательство, Куйбышев, 1974 год.

  8. Сериков М. «От Уральских степей до Черного моря». «Казахстан», Алма-Ата, 1969 год.

  9. Финне К.Н. «Русские воздушные богатыри И.И. Сикорского». Белград, 1930 год.

  10. Фокин Н.И. «Финал трагедии. Уральские казаки в XX веке» Москва, 1996 год.

  11. Хлебников Н.М.,Евлампиев П.С.,Володихин Я.А. «Легендарная чапаевская». «Знание», Москва, 1975 год.

  12. Уральские войсковые ведомости за 1912 год, 1916 год.

  13.  Король В.В. «Крылья Петербурга». СПб., «Ника», 2001 год.

  14.  Король В.В. «Земля и небо генерала А.М. Кованько». СПб., Политехника, 2005 год.

  15. Михеев В.Р., Катышев Г.И. «Сикорский». СПб., Политехника, 2005.

  16. Авиация в России. М., Машиностроение, 1988.

  17. Ульянин Ю.А. «Пионер русской авиации». М., «Пик», 2001.

 Интернет-ресурсы:

http://www.airwar.ru/index.html

http://cad.ntu-kpi.kiev.ua/

http://epizodsspace.testpilot.ru/bibl/tarasov/

http://www.gorod.gatchina.biz

---вернуться к оглавлению---