ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

Уральскiя войсковыя въдомости.

                                          

                                           №1, 2012.

 

А.Трофимов (Первомайское, Оренбургская область)

 

Соболевская станица, Уральское казачье войско.

 

Давно уже станица стала селом. Время круто изменилось, но и сейчас здесь живут приметные люди, которыми можно гордиться. Вышли из Соболева академик (М.Д.Константинов), Герой Советского Союза (И.М.Дьяченко), художник (А.А.Чечин), дипломат (В.Г.Набугорнов).

А сколько здесь простых, хороших и добрых людей, которые незаметны на первый взгляд, но которые незаменимы, без которых мир был бы неполным. О некоторых из них, живших и живущих сейчас, я и хочу поведать в своих незатейливых заметках.


 

Два Николая

В начале прошлого века из поселка Каленого Сахарновской станицы перебрались в Соболевскую сразу несколько семей Бизяновых. Были среди них и два Николая, тогда ещё подростки. Вот о них-то коротко я вам и расскажу.

У Николая Петровича всё в жизни шло своим чередом. В 1910 году поставлен в казаки. Потом служба в полевом разряде. В январе 1914 года отправлен со сменной командой из Уральска во Вроцлав на пополнение 3-го Уральского казачьего полка. А в Соболеве через несколько месяцев родился у него сын Василий, об этом он узнал из письма. Отпуск не давали, а тут и Германская разразилась.

Воевал Николай крепко и уже на втором месяце боёв заслужил желанную для каждого русского воина награду – Георгиевский крест (Приказ по войскам 2-й армии Юго-Западного фронта от 8 октября 1914 г. № 116). Приказ касается пятерых казаков 3-го Уральского казачьего полка, среди них и Бизянов Николай Петрович, получивший Георгиевский крест 4-й степени под номером 45024. Награды получены за то, что казаки «29 августа 1914г., будучи в разведке с явной личной опасностью пробрались к гор. Нейденбургу и определили состав его гарнизона, сведения эти были важны для дивизии».

Какое-то время ещё георгиевец воевал спокойно, а потом совсем закручинился:

- Вот убьют, а сына своего так и не увидел.

Написал рапорт, пошёл тот по инстанциям. Начальство разрешило, конечно, «для поднятия боевого духу». И вот в начале 1916 года на позиции 3-го Уральского казачьего полка приезжает любезная Елена Артамоновна с маленьким Васей, этаким «Филипком» из «Азбуки» Л.Н.Толстого. Встречали её всей

Бизяновы. Уральские казаки.

Николай Петрович, Елена Артамоновна и Вася Бизяновы. 1916 год.

сотней, по такому поводу пригласили фотографа, который полдня снимал казаков на карточки. Всякие остались: и семейные, и казаки с гостьей, и командиры, и одностаничники отдельно. Рассказала им Елена Артамоновна все новости, угостила кокурками и другой снедью. Чтобы казаки, значит, дом свой вспомнили и не забывали родных в далеке. Одним словом, визит получился сердечным и незабываемым.

А дальше потекли фронтовые будни. О последних годах ничего сказать нельзя, документов на этот счёт нет, как нет сведений и об участии Николая Петровича в Гражданской войне. Известно только, что в 1922 году у Бизяновых родилась дочь Лариса, а потом ещё два сына и дочь. Да, ещё одно. Именно в 1920-х годах благодаря невнимательности волостного писаря, а возможно по другой причине, у них изменилась фамилия, и всё советское время они звались уже Безьяновыми.

Когда в Уральской степи начали строиться новые совхозы, семья переехала на жительство на одну из ферм и там спокойно жила до следующей войны. Она не заставила себя долго ждать. Осенью 1941 года ушёл на фронт Василий, а через несколько месяцев пришла на него похоронка. Потом забрали Илью, и он тоже вскоре погиб в боях за украинский город Черкассы, будучи сержантом и командиром отделения 859-го стрелкового полка. Николай Петрович был уже в возрасте, сильно горевал, но что поделаешь? Работал он тихонько, «на скоту», сторожил молочную ферму, поил, кормил совхозных коров. Никому не докладывал о своём прошлом, да никто особенно не интересовался. Сыновья его были на виду: один ветеринар, другой бригадир. Дочь Лариса неожиданно стала знатной трактористкой. В 1944 году их женская тракторная бригада победила во Всероссийском соревновании и девчат буквально завалили премиями и подарками. Премии тогда отдавали в фонд Обороны, а красная косынка и отрез на платье очень даже пригодились.

Это она, Лариса Николаевна, и сберегла те давние фотографии, которые хранятся сейчас в семье Татьяны, внучки Николая Петровича. Сам он прожил ровно 77 лет и тихо скончался в 1966 году.

А теперь небольшая история о его тёзке и, скорее всего, двоюродном брате, тоже Николае.

Лет двадцать назад путник, минуя Соболево, видел подле дороги грандиозное деревянное строение и рядом добротный, тоже деревянный, дом. Старожилы утверждают, что это была «бизяновская мельница». Её жернова завертелись в 1915 году. Немецкий локомобиль не только исправно крутил поставы, но и давал ещё немного электричества, его аккурат хватало для освещения собственно мельницы и стоящего рядом дома. Так задолго до плана ГОЭЛРО в Соболевской зажглась первая «лампочка Ильича».

Говорили, что мельничное хозяйство держал Николай Бизянов-второй. Возможно и так, но капитал, скорее всего, был семейным, долевой. О втором Бизянове известно совсем немного. В Германскую, например, при штабе Уральской казачьей дивизии служили отборные казаки и среди них находим Николая Бизянова из Соболевской (1916 год). О его деятельности в ходе Гражданской войны ничего неизвестно, но точно, сложа руки он не сидел: был или в станичном комитете обороны или воевал против красных с оружием в руках. Как бы то ни было, уже в январе 1920 года его расстреляли. Скупые строки из Книги Памяти Западно-Казахстанской области: «Бизянов Николай Сергеевич, 1890 года рождения, хлебопашец, станица Соболевская. Арестован Уральской ЧК. Приговорён к высшей мере наказания».

Новая жизнь станичников не жаловала: казачество ликвидировали, владельца мельницы расстреляли, сама она перешла в собственность РСФСР и простояла до 1997 года, когда в одночасье сгорела дотла.

С ней, этой мельницей, связана судьба ещё одного известного казака.


 

Мельник

Иван Спиридонович Землянушинов происходил из казаков Красновской станицы и носил старинную и известную среди уральцев фамилию. Биография у него самая простая, да и сам он в глаза не бросался. Но как часто бывает, именно такие люди неприметные и надёжные, становятся в минуту опасности самыми

Казачий дом.

Той старой мельницы давно уже нет, а вот дом мельника стоит до сих пор. Ноябрь 2011 года.

 заметными. Вот так и Иван Спиридонович стал в своё время гордостью Уральского казачьего войска.

На фронтах Первой мировой войны он за боевые отличия был произведён в офицеры, в рядах 5-го Уральского казачьего полка заслужил Георгиевские кресты 4-й, 3-й и 2-й степеней. В Гражданскую встал без колебаний на защиту Войска, участвовал в последнем походе – отступлении уральцев к форту Александровскому, где попал в плен к красным.

Георгиевский крест 1-й степени он получил за бой 2 июня 1919 года у посёлка Зелёного, где командир взвода подхорунжий Землянушинов был дважды ранен, но остался в строю и захватил у противника работающий пулемёт и 50 человек пленных.

Политика большевиков в отношении казачества в 1920-х годах отличалась нервностью. То объявлялась всеобщая амнистия, то шли сплошные аресты. Иван Спиридонович относительно благополучно пережил эти 15 лет. Переехал в Соболево, здесь заведовал местной мельницей, той самой «бизяновской». И вроде бы ничего не предвещало грозы, но грянул Большой Террор. Не миновал он и полного Георгиевского кавалера, к тому же офицера, с оружием в руках воевавшего против большевиков. Приехали и за ним. Тройкой УНКВД Оренбургской области 25 октября 1937 года приговорили его к высшей мере наказания.


 

Возвращение

Буквально за десять дней до того, как по линии НКВД арестовали И.С.Землянушинова, милицейский «воронок» увёз из Соболева ещё одного бывшего казачьего офицера.

Ефим Иванович Пальгов стал соболевцем в тринадцать лет и на всю жизнь полюбил здешние места, степь без конца и краю, июньское буйство трав, прохладные, прозрачные до дна, воды Чагана. Его отца зауряд-прапорщика Ивана Павловича Пальгова повысили по службе и перевели с должности атамана Болдыревского посёлка атаманом Соболевской станицы. Его уважали и ценили за справедливость, жизненную мудрость, понимание. Атаманствовал он в Соболевской семь лет, в 1916 году награждён нагрудной медалью «За усердие». Иван Павлович к началу Гражданской войны был в возрасте и практически не принимал участие в боях, и вскоре по состоянию здоровья его и вовсе списали со службы. Он, как и многие другие наши земляки, сгинул без вести во время великого отступа, когда в конце 1919 года уральские казаки, и строевые и гражданские, оказались рассеяны по всей стране, а многие уходили и за границу.

Ефим же, наоборот, горячо защищал казачьи пределы, воевал сильно, не жалея себя. Уже весной 1918 года он в чине сотника командует Сахарновской сотней на Сламихинском фронте. Затем воюет в составе Сводно-пешего полка Уральской отдельной Армии. При очередном штурме Уральска получает

Фион Александрович Строганов. Уральский казак. Расстрелян в августе 1937 г.

   

Когда в 1937 году грянули репрессии,                           то первыми в нашем районе

пострадали жители села Советского, природные казаки Соболевской

станицы. Их, 12 человек, обвинили в создании контрреволюционной

военно-казачьей организации.                                     Все они 27 августа были приговорены

к высшей мере наказания и через три дня расстреляны.

Среди них оказались и трое братьев        Строгановых: Георгий, Фион и Лазарь.

 

На снимке: Фион Александрович Строганов.

Фото сделано во время следствия.

 

 

контузию, но остаётся в строю. С остатками казачьей армии участвует в гибельном её отступлении и в форте Александровском попадает в плен. Его военные способности обращают на себя внимание красного командования, и он поступает на службу в Красную Армию, исполняя должность помощника начальника штаба кавалерийской бригады Уральского укрепрайона, один из участков какового находился в Соболеве. Иван Павлович по долгу службы и в это смутное время часто бывает в родном посёлке.

Когда братоубийственная война наконец утихла, Ефим Иванович попытался найти своё место в новой гражданской жизни. Но это удавалось с трудом. В середине 1930-х годов он возвращается на постоянное жительство в Соболев. Этот посёлок стал для него второй родиной. Здесь он был поставлен в казаки, отсюда уехал учиться в Оренбургское казачье училище, сюда вернулся после окончания курса.

Приехал с семьёй и младшим братом, устроился в местную школу учителем, осенью 1936 года стал её директором. Жизнь как будто налаживалась, но пришёл тот самый 1937-й. Под расстрел Ефим Иванович не попал, 14 ноября того года он осужден Тройкой НКВД по статьям 58-10 и 58-11 и приговорён к десяти годам лишения свободы. Почти сразу же отправили в ссылку в один из казахстанских лагерей и его жену Ольгу Фотиевну с детьми.

Отбыв срок, Ефим Иванович вернулся на родину, в казачьи края и в третий раз начал жизнь как бы сызнова. Поселился в известном посёлке Круглоозёрном и со временем снова стал учителем, преподавал немецкий язык в средней школе.


 

Здравствуйте, учитель!

Учителя раньше, особенно в царское время, были весьма уважаемы народом, пользовались благосклонностью властей. И не мудрено, поскольку желающих учиться становилось всё больше, а школы работали далеко не во всех посёлках. Поэтому преподаватель, проходя по станичной улице, едва успевал отвечать на приветствия встречных: «Здравствуйте, учитель!»

В Соболевском посёлке всеобщим авторитетом пользовался Григорий Иванович Деревянов. Более десяти лет он обучал местных детишек в станичном народном войсковом училище. Возможно, его пример и привёл Ефима Ивановича на стезю сельского учителя. В дореволюционные годы педагоги в школах менялись почти ежегодно, и Григорий Иванович стал счастливым исключением из этого правила. До революции он преподавал в Грязновской, Зайкинской школах, после Гражданской учил детей в детдоме хутора Замаренова, но своей второй родиной считал Соболевскую, и станичники отвечали ему искренним уважением и благодарностью. Профессионалом он был самой высокой пробы, и недаром в 1910 году, когда отмечалось 50-летие уральских войсковых народных училищ, Григорий Иванович был награждён медалью «За усердие». На склоне лет он обосновался в Теплом, где жил его сын.

Кроме профессиональной деятельности он оказался популярной личностью в Тёплом ещё и потому, что осенью 1942 года по пути с фронта в посёлок Дарьинский, где в эвакуации жила его семья, именно в его доме заночевал знаменитый советский писатель Михаил Шолохов. Григорий Иванович находился тогда в преклонном возрасте, и с Михаилом Александровичем ему практически не удалось поговорить. Случился тогда и небольшой казус. Заметив, как шумно и свободно ведут себя гости, Григорий Иванович проводил внуков за милиционером – ведь любой незнакомый человек в военные годы вызывал понятные подозрения.

До глубокой старости Григорий Иванович чувствовал себя казаком: ходил в форменной фуражке, любил рассказывать о старой жизни, держал в сарае подбагренник и другие рыбачьи принадлежности, с которыми он, бывалыча, выезжал на рыболовство. Ведь учителя, как и все другие казаки, получали ярлык на багренье, эту своеобразную работу и забаву.


 

Кавалер Мин Потапович Таршилов

Летом 1918 года для борьбы на внутреннем фронте был сформирован Соболевский конный полк, позже переименованный в 13-й льготный конный полк. Об одном из его офицеров мне и хочется рассказать. Речь идёт о Мине Потаповиче Таршилове. Придётся только немного расширить тему и назвать ещё имена его двоюродных братьев Епифана Власьевича и Василия Арефьевича. Все трое в ходе Первой мировой войны стали георгиевскими кавалерами. Епифан и Василий служили в 1-м Уральском казачьем полку и приказом № 150 от 29 мая были награждены, соответственно, Георгиевским крестом 4-й степени и Георгиевской

  Соболевская станица. Орденоносец.
 

И сейчас в Соболеве немало людей, которыми можно гордиться.

На этом снимке вы видите, как президент Российской Федерации

В.В.Путин вручает Александру Печкину очередную государственную награду.

Александр родился в Соболеве, здесь вырос, окончил местную школу, отсюда ушёл в армию. Только за два года службы наш земляк был награждён орденом Мужества, медалью Суворова, получил Благодарность Верховного Главнокомандующего.

 медалью.

Мин Потапович воевал ещё отважнее и за четыре месяца боёв заслужил Георгиевские кресты всех четырёх степеней. Чтобы не впасть в излишний пафос, давайте почитаем документы, которые говорят о подвигах нашего земляка, полного Георгиевского кавалера. Итак.

«Таршилов Мин Потапович, родился в 1891 году. Из казаков Грязновского посёлка Соболевской станицы Уральского казачьего войска. Постановки 1911 года. Старший урядник 3-го Уральского казачьего полка. Участник Первой мировой войны. Командир взвода. 16 октября 1914 года награждён Георгиевским крестом 4-й степени за то, что «22 августа при вывозе артиллерийских снарядов, вызвавшись охотниками (с другими казаками), выяснить силы противника и, несмотря на сильный огонь неприятеля, подъехали с фронта, бросились в атаку и забрали восемь человек пленных, причём выяснили, что это были передовые части противника, главные же силы отступали обратно».

16 ноября 1914 года награждён Георгиевским крестом 3-й степени за то, что «25 и 26 августа (1914г.), будучи посланным с донесениями от сотни, которая

 находилась в разведке под пос. Янов, несмотря на то, что путь был занят пешими и конными частями противника, прорвался и доставил донесение по назначению». 1 мая 1915 года награждён Георгиевским крестом 2-й степени за то, что «29 октября (1914г.), вызвавшись охотником с другими казаками, с явной опасностью для жизни, подожгли деревню, занятую противником, чем способствовали успеху общего дела и занятию этой деревни», и Георгиевским крестом 1-й степени за то, что «15 ноября 1914 года во время встречи с неприятельским разъездом, не теряя времени и не дав опомниться противнику, стремительно атаковали его и, ободрив товарищей, увлёк вперёд, чемспособствовал уничтожению разъезда».

За отличие произведён в подхорунжие. Участник Гражданской войны. Командир сотни 13-го Уральского льготного полка Уральской армии. Награждён медалью Св. Архистратига Михаила. В апреле 1919 года – офицер Уральского конного полка Уральской отдельной армии.

Это были сведения из Послужного списка М.П.Таршилова. Стоит добавить, что в отличие от своих однополчан, сдавшихся в феврале 1919 года на милость РККА, Мин Потапович не изменил присяге. Судьба его неизвестна, как и где закончил свои дни полный кавалер Георгия, это ещё предстоит выяснить.

У казаков-уральцев в годы Гражданской войны были свои войсковые награды. Одна из них – медаль Святого Архистратига Михаила. Постановлением Войскового съезда от 14 ноября 1918 года ею был награждён и наш герой – «за то, что в бою под деревней Буканы, командуя полусотней своей сотни в передовой цепи, под пулемётным огнём смелым и храбрым примером воодушевлял казаков, во время атаки на деревню Буканы ворвался в цепь противника, сбил его и обратил в бегство».

 

Пуд пшеницы

Приказы

Уральскому казачьему войску.

Г. Уральск, 14 ноября 1914 г.

1140.

Священникъ Грязновской церкви Подъячевъ по уполномочiю Соболевскаго станичнаго схода отъ 27 октября сего года за № 104 доложилъ мнъ, что казакъ Балабановскаго поселка названной станицы Григорий Васильевичъ Набугорновъ съ 1 сентября производитъ въ своемъ поселкъ безвозмедную выдачу семьямъ призванныхъ на войну казаковъ и лицъ иногородняго сословiя безъ различiя ихъ имущественнаго состоянiя по 1пуду изъ собственной пшеницы на каждаго человъка въ мъсяцъ, выразив пожеланiе продолжать такое пожертвованiе впредь до возвращенiя домой означенныхъ лицъ.

Считая прiятнымъ объявить объ этомъ, выражаю отъ лица всего войска и лично отъ себя казаку Набугорнову мою искреннюю благодарность за его примърную отзывчивость пожертвованiем на поддержанiе существованiя семействъ ушедшихъ на войну лицъ обоихъ сословiй вышеназваннаго поселка.

 

P.S. Остаётся только добавить, что посёлок Балабановский – это сейчас поселок Самаркин.

 

 

Жизнь прожить…

Иван Клементьевич Равнопольцев, человек неординарной судьбы, о котором я хочу вам рассказать, родился в Соболеве в 1920 году. В свою пору пошёл учиться, рос смышленым и бойким мальчишкой. Средних школ в районе тогда не существовало, семилеток и то было не густо, поэтому съезжались в Соболево мальчишки и девчонки из окрестных посёлков. Был среди них и Ваня Дьяченко из Сергиевки. Тёзки скоро сдружились, водой не разольёшь. К ним, двум Иванам, присоединились Саша Савин и Лёша Коновалов. Их так и звали «четвёрка неразлучных». В 1937-м они окончили школу и все поступили в Бузулукское педагогическое училище. Занимались в одних классах, жили в одном общежитии. Тогда же стали мечтать о небе, как и многие тогдашние юноши поголовно видевшие себя пилотами. Первым «ушёл в небо» Дьяченко, недоучившись несколько месяцев, он поступил в Орский аэроклуб, а затем в Чкаловскую школу пилотов. Стал лётчиком-штурмовиком, храбро воевал, получил звание Героя Советского Союза.

Иван Клементьевич тоже исполнил свою мечту, но фронтовая судьба его сложилась несколько иначе. Прямо из педагогического училища его призвали в армию. Уже шла война, когда он окончил Иркутскую военную школу авиамехаников. Стрелок-радист, сержант Иван Равнопольцев воевал в составе 804-го бомбардировочного полка 293-й авиадивизии. Летал, бомбил вражеские позиции. Но вот наступил тот чёрный день – 24 июля 1943 года, который перевернул всю его жизнь, как и последующие два месяца, которые Иван Клементьевич вспоминал всегда с содроганием.

А случилось вот что… Но пусть лучше об этом расскажут документы. В именном списке безвозвратных потерь той части, где служил наш земляк, записано: «Равнопольцев Иван Клементьевич, сержант, стрелок-радист, 1920 г.р., призван Бузулукским РВК, 24 июля 1943 года не вернулся с боевого задания, родственники – сестра Равнопольцева Екатерина Клементьевна, Чкаловская область, Тёпловский район, с. Соболево». В графе «где похоронен» сделана приписка «жив, находится в госпитале п/п 41002 с ампутированной ногой. 804 БАП, 20.09.43г.».

В том бою бомбардировщик под Харьковым сбили немцы. Тяжело раненный Иван Клементьевич приземлился на парашюте и более суток пролежал без помощи. Так он попал в плен. Его отвезли в госпиталь для советских военнопленных, где немецкий хирург безо всякой анестезии ампутировал ему ступню. Поскольку никакой дезинфекции и даже перевязок не делалось, началась гангрена.

Фашисты издевались над раненными, плохо кормили, а когда Красная Армия пошла в наступление на Харьков, немцы и вовсе озверели, многих пленных застрелили прямо на госпитальных койках. Ивана Клементьевича судьба уберегла.

Но и в дни плена находились добрые люди - харьковчане приходили к госпиталю и старались подкормить наших бойцов, помочь им. Подкидывали в окошечки записки: «Откуда ты, товарищ, чем помочь». Иван Клементьевич на клочке папиросной бумаги написал свои имя и адрес. Как потом оказалось, записка эта попала в руки Евгении Апполоновны Кавериной, актрисы местного театра. И, вообще, история эта имела счастливое продолжение через тридцать с лишним лет.

После прихода советских войск Ивана Клементьевича взялись лечить уже всерьёз. Но время было потеряно. Пришлось ампутировать всю левую ногу. После выздоровления отправился солдат к себе на родину, в Соболев. Без дела долго не сидел, вскоре его назначили директором Мирошкинской школы. Временами приходилось туго, фронтовые раны давали о себе знать. Чего греха таить, и морально порой приходилось тяжело, поскольку пребывание на вражеской территории ещё долго после войны считалось предосудительным делом.

Учитель и директор из Равнопольцева вышел хороший. В коллективе его уважали и гордились им. Прошло много лет, и вот однажды в Соболево пришло письмо из Киева. Каверина Е.А. разыскивала раненного лётчика Равнопольцева И.К. из далёкого 1943-го года. В конверте лежала та самая записка. Завязалась переписка, Евгения Апполоновна зазвала в гости. Поехали целой делегацией. Встреча была радостной, полной слёз и воспоминаний. На следующий, 1978-й год, состоялся ответный визит. Дорогую гостью встречали 9 мая. Вся школа выстроилась на торжественную линейку, всюду букеты тюльпанов. По живому коридору прошли Иван Клементьевич и Евгения Апполоновна. Потом были столь же волнующее торжество в клубе, концерт. Совсем нечасто в нашей жизни мы переживаем подобные события и испытываем подобные чувства. У Ивана Клементьевича это случилось. Несмотря на его всегдашний оптимизм, родные и близкие хорошо понимали, как непросто приходится бывшему фронтовику. Бессонные ночи, постоянные боли, к тому же после пятидесяти стала подводить и правая нога. В такой ситуации настоящими ангелами-хранителями для Ивана Клементьевича стали его жена Мария Афанасьевна и сестра Екатерина Клементьевна.

Тридцать лет как нет с нами настоящего человека, доблестного воина и доброго школьного учителя Ивана Клементьевича Равнопольцева. Но соболевцы помнят его, как помнят и чтят его в Мирошкино. Давайте и мы вспомним!

 

 
 
 

 Уральскiя войсковыя въдомости. №1, 2012.

---вернуться к оглавлению---