ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

Р.Вафеев (Санкт-Петербург)

К 125-летию со дня рождения Г.Тукая

"Я устремляюсь в ... вечность".

Под таким названием во Всероссийском музее А.С. Пушкина в Петербурге открыта выставка, посвящен­ная Габдулле Тукаю. Ее организаторами было особо подчеркнуто, что этим мероприятием в России стартует юбилейный год празднования 125-летия со дня рождения великого татарского поэта. 

Завьюженный и занесенный сне­гами январский Санкт-Петербург. Набережная реки Мойки, 12, знаме­нитый Дом-музей А.С. Пушкина. Это место - нулевой меридиан для всех, кому дорого имя Пушкина.

Вхожу в музей, как в храм. В тишине лишь скрипит паркет и, раздаваясь эхом, льется мелодичный

Габдулла Тукай.
Габдулла Тукай.

перезвон старинных часов. Через мгновение всецело отдаюсь потоку реки времени, название коей -жизнь и эпоха Пушкина. Петровская Россия, Ганнибалы, Царскосельский лицей, Москва и Петербург, провинция, императоры, поэты, декабристы, картины, рисунки, рукописи, письма, прижизненные подлинники знаменитых изданий. И вот начинаются пушкинские путешествия по России: Кавказ, Малороссия, Черное море, Молдавия, Казанская губерния. С особым волнением вхожу в зал 1833 года и вместе с Пушкиным отправляюсь в Оренбургский край и Уральск. По совпадению или нет, но почти на этом месте, в отдельном боковом Зеленом зале, и открылась экспозиция, посвященная Габдулле Тукаю.

Через шесть десятилетий после посещения Пушкиным Уральска в двухэтажном доме частной русско-татарской школы на Петропавловской улице юный Тукай начнет постигать первые азы русского языка. Здесь же, в Уральске, он откроет для себя Пушкина. Великий гений русской словесности осветит ярким светом короткую жизнь первого татарского поэта. Вспомним строки из стихотворения «Пушкину», написанного Тукаем в Уральске:

Моя душа не знает тьмы: ты жизнь е нее вселяешь,

Как солнце - мир, так душу ты стихами озаряешь!

С тех пор Пушкин становится маяком, путеводной звездой Тукая, мерилом собственных творческих сил:

Моя душа близка твоей, но так различны силы!

О, если бы такой талант судьба мне подарила!

В небольшом уютном зале музея представлены экспонаты из Национального музея Республики Татарстан.

 Их немного, но некоторые - бесценные реликвии. Судьба к Тукаю не была милосердной. Свою короткую жизнь поэт провел в лишениях и скитаниях. Личных вещей было немного, а сохранившихся - единицы. Но тем они и ценнее. Среди них - плетеная дорожная корзина-сундучок для книг, приобретенная в 1907 году перед отъездом из Уральска, бархатная тюбетейка и серебряные запонки, чернильница и стакан для карандашей, подаренные поэту в Петербурге в 1912 году.

Особо для нас интересен «уральский стенд». Здесь, помимо упомянутой корзинки, представлена фаянсовая шкатулка - подарок Тукая сестре Газизе, она была куплена поэтом на первый гонорар от статей в уральских изданиях. На крошечной старой фотографии мы видим Тукая среди шакирдов во дворе медресе «Муты-гийя», что у Красной мечети. Здесь же фотография Камиля Тухватуллина, издателя и редактора уральских татарских газет и журналов, в которых работал и печатался Тукай.

Не обойти вниманием и библиографическую редкость - подлинный экземпляр журнала «Эль-гасруль-джадит» («Новый век»), выходившего в Уральске в 1906 году.

На стенде представлена копия с договора между К. Тухватуллиным, М. Мусиным и Г. Тукаем, составленного 20 июля 1907 года на издание в Уральске новой татарской газеты под названием «Яна Турмуш» («Новая жизнь»). Напомним, что в 1907 году уральские татарские издания К. Тухватуллина были закрыты властями, тогда он и решил на паях издавать новую газету. В многочисленной библиографической литературе о Тукае отсутствует информация о судьбе этой газеты, ведь поэт в том же году навсегда покинул Уральск. Считается, что издание не состоялось. Но каково было мое удивление, когда я увидел на дне тукаевской корзинки, под томиками Пушкина и Кольцова, подлинный экземпляр газеты «Новая жизнь» с надписью «издается в Уральске»! Известно ли уральским краеведам что-нибудь об этом?!

Помимо уральского, на выставке представлен казанский период, некоторые предметы быта и культуры татар начала прошлого века, прижизненные фотографии поэта, полотна известных татарских художников о нем, издания тукаевских произведений разных лет. Замыкает экспозицию гипсовая посмертная маска, сохранившая для нас подлинные черты поэта.

Незадолго до смерти, словно предчувствуя свой скорый уход, Тукай писал:

Я устремляюсь в высоту, в безмерность, в бесконечность,

К бессмертной, вечной красо­те, в сияющую вечность!

Эти строки и были выбраны в качестве названия организаторами выставки.

Символично и значимо, что спустя почти век Тукай, пусть ненадолго и в немногих, но подлинных вещах, хранящих тепло и память о нем, оказался в Доме Пушкина. Так словно бы замкнулся круг долгих творческих странствий поэта. Наш Тукай, наконец, пришел к Пушкину.

 "Информбиржа news", Уральск, № 7, 2011.

 

---вернуться к оглавлению---