ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

 

художник Р.Вафеев

 

Р.Вафеев

                                                                   

ВОКЗАЛ НА СТОЛЫПИНСКОМ БУЛЬВАРЕ.

            На  дореволюционных  открытках Столыпинского бульвара мы можем увидеть большое здание в полтора этажа, утопающее в кронах деревьев. Это так называемое летнее помещение Войскового собрания. В Уральске его еще часто назвали вокзалом.  В XIX веке в России слово вокзал, или как еще часто говорили «воксал», имело несколько иное  толкование, нежели в более позднее время. Чтобы понять, что оно значило, стоит совершить небольшой увлекательный экскурс в историю.

В XIII  веке английский король Иоанн Безземельный  подарил служившему у него нормандскому рыцарю Воксу де Борте земельный участок на берегу реки  Темзы близ Лондона. Там он построил дом и развел большой сад. В 1661 году потомок Вокса де Борте мадам Джейн Вокс открыла в этом поместье «Новый весенний сад», предназначенный для загородных увеселений английской аристократии. Сад сразу стал популярен. Особое место в нем занял павильон с большим танцевальным залом, по-английски – hall. Со временем, этот павильон и весь парк стали называть залом  мадам Вокс – Vauxhall. В 20-х годах  XIX века Воксхол из места аристократических увеселений превратился в популярное место гуляний горожан всех сословий. Слово «Воксхол» стало общеевропейским термином, обозначавшим загородные сады с клубно-концертными помещениями, в которых проходили концерты и дивертисменты с танцевальными вечерами и маскарадами. В XVIII столетии “ воксхолами ” обзаводится вся Европа. 

Праобраз вокзала на Столыпинском бульваре Уральска.
Сады Воксхолла. Англия. Гравюра XVIII в.

В России также появились воксхоллы, переиначенные в вокcалы или вокзалы.  Первый вокзал в России был построен по приказу Петра I в пригороде Петербурга Екатерингофе. Этот вокзал стал первым клубно-концертным летним учреждением Петербурга, проработавшем вплоть до шестидесятых годов XVIII века, пока здание не было уничтожено пожаром.  В 1780-е годы в Петербурге был популярен   «Вокcал в Нарышкинском саду». Но наиболее известным стал легендарный вокзал в Павловске.  

В 1838 году между Петербургом и Павловском с промежуточной остановкой в Царском Селе открылась первая железная дорога в России. Никакого экономического значения она не имела, а была предназначена лишь для увеселительных перевозок столичной аристократии в пригородные парки. Чтобы сделать дорогу рентабельной, строитель дороги австрийский инженер Франс Герстнер предложил в конечном пункте – Павловске устроить по примеру европейских столиц увеселительный сад с вокзалом.  В вокзале должны были разместиться гостиница и ресторан. Вскоре возникла идея создать в вокзале и концертный зал. Помимо всех этих функций, вокзал еще и был конечной железнодорожной станцией, что со временем и прочно закрепилось за этим названием.

Идея Герстнера оказалась удачной. Построенный по проекту известного петербургского архитектора А.Штакеншнейдера великолепный павловский Вокзал вскоре стал известен на всю Россию и даже Европу. Известность ему принесли музыкальные сезоны с участием венского композитора и дирижера Иоаганна Штрауса. С 1856 года по 1869 год отец и сын Штрауссы  каждый сезон дирижируют оркестром, привлекая на концерты массу публики из Петербурга. Не одно десятилетие среди лиричных пейзажей Павловского парка лились волшебные звуки «Венского вальса». Музыкальная жизнь, пережив революцию, продолжалась в павловском Вокзале вплоть до 1941 года. Лишь в годы войны старый Вокзал  был уничтожен фашистами и более не возрождался. 

 Музыкальный Вокзал в Павловске. Середина XIX в.

Столичный Петербург, как это и полагается, задавал тон всей стране. Во многих губернских городах возникали городские парки и бульвары, а в них строились музыкальные вокзалы.

В 1857-1862 годах наказным атаманом Уральского Войска был Аркадий Дмитриевич Столыпин, яркий представитель русской дворянской аристократии. Человек большой культуры и незаурядного таланта, Столыпин создал в удаленном от столиц провинциальном городке  первую библиотеку, музыкальную школу, войсковой оркестр, театр, и, наконец, бульвар.

Стоит сразу уточнить, что уральский бульвар, не был  в полном смысле  настоящим бульваром. Бульвар – это просто обсаженная деревьями аллея в центре улицы. Столыпинский бульвар изначально представлял из себя нечто большее. По сути это  был обширный городской  сад, с различными летними развлекательными постройками. Говоря современным языком, это был полноценный парк культуры и отдыха, где играл оркестр, устраивались танцы, выставки, торжественные собрания и массовые гуляния горожан. Поэтому не удивительно, что на бульваре почти сразу же возник и свой вокзал. Всего в истории Столыпинского бульвара было два вокзала. Последний вокзал, сооруженный в 1872 году, и запечатлен на старых фотографиях. Как выглядел первый вокзал, мы уже вряд ли узнаем, но некоторые сведения все же сохранились.

В отделе картографии Российской национальной библиотеки сохранился оригинальный цветной план города Уральска 1870 г. Самый в нем  крупный и бросающийся  в глаза объект - это Столыпинский бульвар. Указан в нем и вокзал Симакова, причем в совершенно ином месте, нежели построенный позже вокзал. Он находился к северу от центральной аллеи, несколько ближе к середине бульвара, непосредственно примыкая к Бульварной  улице.

Автор реконструкции - Вафеев Р.
Схема Столыпинского бульвара. Реконструкция автора статьи.

 

В «Уральских войсковых ведомостях» сохранились интересные подробности по этой постройке.

Первый вокзал был небольшим деревянным зданием, построенным известным в Уральске купцом Александром Васильевичем Симаковым. Здание  являлось его собственностью. Скорее всего, вокзал был построен Симаковым с условием откупа, т.е. передачи его через оговоренное время либо безвозмездно, либо за плату  городу и Войску. Именно на таких условиях был построен откупщиком С.П.Шиповым первый деревянный уральский театр.

По существовавшей традиции, полноценная жизнь на бульваре начиналась в летнее время. Именно тогда все культурные мероприятия, проводившиеся в зимнем помещении войскового клуба,  переводились в летнее помещение, то есть в вокзал Симакова.

На первых порах вокзал Симакова всех устраивал. Но через 10 лет, здание устарело и обветшало. Однако не исчезла, а скорее многократно возросла необходимость в таком сооружении на бульваре. 

В «Уральских войсковых ведомостях» в № 17 за 1870 год современник сообщает: -

«Бульвар посещается  очень охотно уральской публикой, в особенности в те же дни, когда бывает там  музыка,  следовательно, можно потанцевать  на устроенной платформе. В летнее время  и войсковой клуб переводится на бульвар, в вокзал, нанимаемый у г. Симакова. Вокзал этот построен таки давненько, почти совершенно развалился и только нужда  может заставить нанимать его. Но если бы представлялась  хотя бы какая-нибудь возможность построить новое здание для летнего помещения клуба, то этим была  бы оказана  не малая услуга его посетителям, так как в настоящем вокзале представляется  полная возможность, от гнилых полов, сломать ногу, а пожалуй и шею всем, кому приходится ходить по этим полам. Да и вообще, вокзал Симакова стал никуда не годен, а поправлять его он, как видно не имеет ни малейшего желания; клубу же  поправлять на свои деньги нет никакого расчета, а гораздо выгодно построить новый, что наверное, и будет сделано, - так по крайней мере думает большинство здешнего общества». 

Еще более красочно печальное состояние симаковского вокзала описано в Фельетоне, размещенном в «Ведомостях» № 26 за 1871 год: 

«В вокзале, низеньком, полусгнившем деревянном домишке, имеются  три комнаты; в одной из них на три стола играют в карты, в ней же помещается стол для газет и журналов, в другой  два плохих бильярда, в третьей маленький буфет. В вокзале  же кухня, которая дает себя чувствовать во всех комнатах и даже вне комнат». 

В № 25 за 1872 год есть еще одно сообщение на эту тему:

«В течении зимы наш клуб давно располагает  помещением, хорошо мебелированным и с обстановкой, если не роскошной, то вполне приличной; летнее же помещение клуба, носившее громкое название вокзала, представляло во многих отношениях  с ним довольно резкий контраст. Состояло оно всего из трех небольших комнат: в одной помещался буфет, в другой бильярды, третья играла роль гостиной вместе с этим служила картежной; крытая галерея  представляла не надежное убежище  от дождя; все вообще здание, кроме тесноты и неудобно распределенных комнат, представляло  множество других неудобств. От времени оно уже значительно обветшало и настоятельно требовало ремонта. Ремонтировать же его на средства клуба не было расчета, потому что оно принадлежало частному лицу, и несмотря на все эти недостатки, клуб и без того вынужден был платить за лето этому лицу значительную сумму. Недостатки эти с особой силой давали себя чувствовать во время многолюдных гуляний. В ведрую погоду любимым местопребыванием публики была открытая платформа, но в дождь, когда гуляющие спешили укрыться в тесных комнатах вокзала, он оказывался решительно не состоятельным». 

Но не только с вокзалом, а и с театром оказывается, дела обстояли не лучше. Первый уральский театр был деревянной постройкой, сооруженной в 1858 г.,  на скорую руку всего за несколько месяцев откупщиком С.П.Шиповым. За 14 лет  он  тоже пришел в негодность. 

В том же № 26 «Ведомостей»  современник с иронией отмечает: - « Театр как здание, приравнивается по своему качеству к вокзалу: летом он неудобопосещаемый, зимою почти не возможен для посещения». Однако, несмотря на это театральная жизнь в городе достаточно активная. Те же «Уральские войсковые ведомости»  часто печатают рецензии на спектакли, устраиваемые заезжими труппами.

Плачевное состояние пришедших в негодность театра и вокзала породили даже интересную идею выстроить новый театр на самом бульваре вместо старого вокзала.

Идея эта пришла в голову театральному антрепренеру  Максимову, чья труппа в эти годы гастролировала в Уральске.

В №21, за  1870 год  анонимный корреспондент и заядлый театрал пишет:

«Говорят, что антрепренер Максимов намерен просить разрешение на то, чтобы перенести здание нашего театра на бульвар, с обязательством привести его в лучший вид и каждое лето привозить к нам избранную труппу драматических артистов, но все это в том случае, если наша публика поддержит его в течении нынешнего летнего сезона и сборы  по спектаклям вознаградят его за труды и расходы , поэтому не мешало бы нашей публике поревностнее посещать спектакли г. Максимова, а иначе любителям театра придется  по- прежнему, ходить в театр  что называется, семь верст кисель есть, а в Уральске  же более не будет никогда даже такой жалкой труппы, как была труппа Иванова».

Судя по тому, что этот, в общем то весьма достойный проект так и не осуществился, труппу Максимова уральская публика рублем не поддержала. Хотя, в случае успеха, уральский театр мог бы навсегда «прописаться» в тенистых садах  Столыпинского бульвара, благодаря чему последний возможно и уцелел бы от вырубок и застройки в будущем. 

Так или иначе, в летний сезон 1871 года стало окончательно ясно, что пользоваться далее  пришедшим в негодность старым вокзалом Симакова уже нельзя. Этот сезон  стал последним в его существовании.   

Понимая острую необходимость создания нового вокзала, общественность и чиновники озаботились решением финансового вопроса. Снос старого и строительство нового, гораздо большего  здания требовали серьезных расходов. В войсковом бюджете таких средств не находилось.

В №25 за 1872 г. об этой ситуации сообщается:

«….Нужда в более удобном летнем помещении для клуба давно сознавалась  всеми и между старшинами собрания не раз возникала мысль о постройке нового здания. Но в конце концов всегда возникал неизбежный  вопрос:  откуда взять средства на эту постройку? Не мало  было на этот счет планов и предположений. В одно время, кажется, отказались от мысли построить вокзал новый и думали расширить прежний; в дело употребить разные экономические  материалы и самую постройку произвести, разумеется, самым экономическим образом. Но на постройку самую экономическую также необходимы деньги, а откуда взять их?  Вопрос этот по-прежнему  остался не решенным  и предположение осталось предположением. Но что ни делается, все делается к лучшему, говорит пословица, оправдавшаяся вполне  и на этот раз…».

Неожиданно финансовая проблема оказалась преодолена и средства найдены. Как это случилось не совсем ясно.  Газета пишет, что:  «Настоятельную нужду общества и заботу об устранении описанных выше неудобств принял близко к сердцу старшина собрания, Юрий Федорович Костенко. Предложенная им мысль  была встречена сочувственно г. наказным атаманом и, благодаря содействию его превосходительства, открыты были средства, необходимые для приведения этой благой мысли в исполнение».   Корреспондент  не уточняет, каким образом тогдашнему наказному атаману Уральска генерал-лейтенанту Николаю Александровичу Веревкину удалось «открыть средства». Сообщается лишь, что атаман нашел возможность своею «щедрой рукой» помочь обществу и уделить более трех четвертей средств от стоимости строительства здания. Стоимость же  здания составила по факту чуть более 6000 тыс. рублей, т.е. наказной атаман Николай Александрович Веревкин отыскал, или вложил сам 4500 рублей. Газета сообщает еще одну интересную подробность строительства вокзала. Подрядчиком на выполнение строительных работ стал Фирс Иванович Макаров, который, вопреки правилу, за строительство денег не взял: «Фирс Иванович Макаров, получил всего-на-всего шесть тысяч с несколькими десятками рублей, вся же постройка обошлась ему, за материал и за работы, в 8000 с чем-то рублей. Никто, полагаю, не станет оспаривать, что подрядчик имел бы полное право получить по меньшей мере 10% барыша со всего затраченного капитала; значит ему следовало бы получить 9000 рублей. Такое крупное пожертвование, около 3000 и ни как не менее 2000, могло быть сделано подрядчиком Макаровым конечно только из уважения его к нам всем вообще, ко всему нашему обществу» (УВВ, №25, 1872).

 Фирс Иванович Макаров  был одним  из известных и почетных  граждан Уральска. Крупнейший подрядчик, строитель, предприниматель, меценат и благотворитель он оставил о себе добрую и достойную память. Макаров часто брал подряды по строительству, причем нередко в убыток себе, как это было при строительстве  Преображенской церкви, храма Христа Спасителя, двухэтажной церкви в Никольском монастыре. В 1888 году на свои деньги он выстроил для города каменный театр, вошедший в историю как Макаровский. Помимо гражданских и культовых зданий он построил современную по тем временам пятиярусную паровую мельницу, до недавнего времени еще украшавшую восточный край Туркестанской площади.  

Макаров щедро жертвовал деньги  в помощь голодающим, нуждающимся, недостаточным учащимся, жертвовал на здравоохранение, образование, наконец, культуру. Фамилия Макарова часто  фигурирует в списках  различных благотворительных отчетов, регулярно публиковавшихся в «Уральских войсковых ведомостях».   

В случае с вокзалом, Макаров впервые упоминается в «Уральских ведомостях» как подрядчик и благотворитель.            Строительство нового вокзала на Бульваре связано  еще с одним ныне незаслуженно забытым гражданином Уральска. Это войсковой архитектор Иван Андреевич Тец. Именно по его проекту был выстроен по высказываниям современников «роскошный» новый вокзал. 

Уральский войсковой архитектор И.А.Тец

Войсковой архитектор И.А.Тец

Тец был специально «выписан» в Уральск на должность войскового архитектора из Санкт-Петербурга. Обрусевший немец Иван Андреевич, как и другой его предшественник на этой должности Генрих (Андрей) Гопиус, был выпускником Императорской  Академии Художеств. В юбилейном справочнике выпускников этого прославленного заведения за 1914 год, сообщается, что Иван Тец был вольноприходящим учеником в Академии с 1857 г. В 1866 г. получил вторую серебряную медаль за учебный «Проект дома для помещения в нем женской гимназии на 600 девушек приходящих». В 1868 г. Тец был удостоен уже первой серебряной медали за «Проект берейторской школы», а  1869 году окончил курс наук и тогда же получил звание классного художника третьей степени.  

К сожалению, уральский период архитектурного творчества Теца совершенно не изучен. Мы даже толком не знаем, какие из ныне существующих исторических зданий построены по проектам этого архитектора. А их, судя по всему, было не мало. Известно, что в 1885 году по проекту Теца было перестроено старое здание Уральского духовного училища рядом с Петропавловской церковью. Здание это сохранилось.

В петербургском Российском государственно-историческом архиве сохранился

единственный подлинный чертеж уральского зодчего с его личной подписью. Это «Проект тюремного замка в городе Уральске Оренбургской губернии» 1888 г. (РГИА  ф.1293, оп. 167, ед. хр. 19). Планы и разрез здания, изящно выполнены тушью на ватмане и  подкрашены акварелью. Все остальные проекты и чертежи И.А.Теца, включая проект вокзала утрачены вместе с войсковым архивом.

Пожалуй, крупнейшим проектом Теца в Уральске стал храм Христа Спасителя. Ныне уже мало кому известно, что было несколько проектов этого храма. Первый эскизный проект был разработан Тецем, причем видимо в 1887-88 гг.,  в 1888 г. он скончался.  По этому проекту в 1889-91 гг. уже был отстроен фундамент и выведены стены до пола, которые и были освящены в 1891 году цесаревичем Николаем, будущим императором Николаем II, прибывшим в Уральск на  празднование 300-летия Уральского казачьего войска.   Позже, по конструктивным причинам  Комитет по строительству от этого проекта откажется, фундамент разберут, и новый храм будет выстроен уже другому проекту,  петербургского архитектора-художника В.И.Чагина. 

Итак, Фирс Иванович Макаров активно взялся за строительство нового вокзала. Оно началось осенью 1872 года и велось  достаточно быстрыми темпами.  В обществе было большое желание встретить грядущий летний сезон на бульваре уже в новом вокзале.

И вот,  в начале июня в  разделе «Уральска хроника» появляется долгожданное объявление: «… На будущей неделе, в воскресенье, предполагается у нас открытие летнего клубного помещения – вновь отстроенного вокзала. Желающих присутствовать на этом открытии, кажется не мало. Самое здание вокзала на днях окончится; устройство его, взятое одним из здешних подрядчиков за 5700 р. как видится, будет довольно роскошно и красиво» (УВВ, 1872, № 22).

Однако, как оказалось, с объявлением несколько поторопились. В № 24 за тот же год  мы читаем уже повторное объявление: -

«Открытие вновь построенного вокзала, положенное  11 –го числа (июня) не состоялось, за неокончанием внутри малярных работ и по некоторым другим причинам. Открытие наконец произойдет ныне, в 12 часов и ныне же в новом здании будет дан вечер в честь его превосходительства Наказного Атамана и Военного губернатора Уральской области».  

Открытие нового вокзала состоялось 18 июня 1872 года и стало, без преувеличения, крупнейшим событием в культурной жизни города. 

В неофициальном разделе «Уральских войсковых ведомостей» (№  25,  1872) в статье «Уральск. 18–е июня» было помещено подробное описание  праздничного открытия.

Собравшееся на долгожданный праздник уральское общество увидело большое красивое деревянное здание с резным коньком на крыше и красивой открытой галереей, выходящей в сад. Внутри новый вокзал имел «шесть просторных комнат: буфетную, бильярдную, столовую, гостиную, картежную и прихожую, а по середине грандиозный зал, освещенный  сверху через купол, с лицевой стороны  балкон и галерею, изукрашенные резьбой; внутри же комнаты и, в особенности, зале отделаны изящно и со вкусом». Впечатленный очевидец отметил, что «наш вокзал, в теперешнем его виде, в состоянии, кажется, удовлетворить даже взыскательного ценителя».

После официального дневного открытия, торжества продолжились к вечеру. Газета отмечает, что: «по желанию общества, в благодарность за содействие в этом деле, первый  вечер в стенах нового вокзала был дан в честь его превосходительства г. наказного атамана. Гостей было до 200 чел. И праздник вышел праздником в полном смысле слова. Происходил он в следующем порядке: сначала был дан войсковым оркестром концерт; в числе сыгранных пьес был вальс под названием «Уральский вокзал» - сюрприз дирижирующего нашим оркестром г. Боде. Зал оказался весьма удобным для концертов: резонанс сильный и полный, но звуки вообще выходят  мягче, чем при концертах  в зале нашего собрания. Благодаря этому концерт произвел на слушателей самое приятное впечатление. После концерта танцы, продолжавшиеся до двух часов по полуночи. В третьем часу был подан ужин. Первый тост, принятый с обычным восторгом, провозглашен за здоровье и благоденствие Государя Императора». Затем, старшина и распорядитель праздника  Юрий Федорович Костенко, от лица общества, предложил тост за инициатора строительства вокзала, наказного атамана  Николая Александровича Веревкина. Отмечая его заслуги, он сообщил собранию следующее: «Ваше превосходительство, Николай Александрович! Год тому назад, старшины собрания выразили мнение, что при старом вокзале, по причине его ветхости и тесноты, оставаться невозможно, что необходимо строить новый; тут же было заявлено, что на средства собрания, по незначительности их, нельзя и думать строить новое  летнее помещение для собрания; вся надежда на помощь возлагалась на  вас, ваше превосходительство, что вы не откажете в вашем содействии. Действительно, вы помогли обществу щедрою рукою: вы нашли возможным уделить более трех четвертей средств, которые надлежит уплатить за постройку этого здания. Общество наше устроило сегодняшний вечер в честь вашего превосходительства  и при этом  имело главным образом  желание: высказать вам свою  глубокую благодарность за вашу постоянную заботливость  о нуждах общества, за вашу готовность приходить к нему на помощь; на этот раз, существование этого вокзала высказанную сейчас мысль доказывает.

Существование в городах русских клубов, собраний, вокзалов нельзя считать делом маловажным. Ассамблеи, заведенные  впервые Петром Великим, эти великим и незабвенным реформатором русской жизни, развелись потом  по всей России и преобразовались в клубы, собрания и тому подобные  учреждения. В настоящее время, где есть образованное общество, там имеются клубы и собрания, так как они составляют  необходимую принадлежность  людей образованных; сказанное мною, полагаю, применяется  также и к этому вокзалу, как летнему помещению для членов нашего собрания. Наш вокзал, представляя удобство для обыкновенных развлечений общества, даст также возможность членам его отдохнуть за чтением книг, журналов и газет, в особой читальной комнате.

Господа и милостивые государыни! За здоровье его превосходительства, Николая Александровича, Ура!»

Атаман, в свою очередь, предложил тост за  строителей вокзала – распорядителя по строительству старшину Юрия Федоровича Костенко и архитектора Ивана Андреевича Теца. Особую признательность  общество выразило Фирсу Ивановичу Макарову: «За такое  редкое бескорыстие, за такое его уважение к нам, полагаю, господа, что Фирс Иванович заслуживает, по всей справедливости, нашей благодарности» - отметил Ю.Ф.Костенко .

Торжественный ужин в просторной украшенной венками и флагами зале и залитой светом сотен свечей продолжался до утра. Не раз, затихший в ночи город и бульвар, сотрясали громовые «Ура!». После полуночи на праздник явились песенники с бубнами и музыкальными инструментами, и веселье, как сообщает очевидец, пошло «вполне  по-уральски – на распашку». А к рассвету, гости с восхищением любовались «через стекла купола над потолком  залы, великолепным темно-голубым утренним небом; вид был,  в самом  деле, восхитительный!».

Так был встречен новый день 19 июня 1872 года, - первый день в славной  истории вокзала на Столыпинском бульваре.

Автор-очевидец с гордостью завершает очерк словами: - «Таким образом, мы имеем теперь, сравнительно великолепный вокзал; если удастся какими-нибудь судьбами построить новый театр и соорудить водопровод, тогда уральцы с гордостью могут  сказать, что у них все есть и, что, в стремлениях к развитию  общественной жизни и общественного благоустройства они не отстают от других почтенных граждан обширного Русского царства».  

 

 

 **** 

Через два года, после описанных событий, Никита Федорович Савичев, в своем известном очерке «Физиономия г.Уральска и его окрестностей за 100 лет и в настоящее время», также опубликованном  в «Уральских войсковых ведомостях», сообщит о вокзале следующее: - «В 1872 году в конце бульвара выстроено красивое «летнее помещение клуба», и открыто первое в нем заседание. Знатоки говорят, что это строение – копия с Павловского Петербургского вокзала. Строитель его архитектор И.А.Тец».

Вокзал на Столыпинском бульваре в Уральске. Почтовая открытка. Начало XXв.

 Воксал – Войсковое собрание на Бульваре. Фото нач. XX в.

 

 В действительности, уральский вокзал не был даже отдаленно похож на своего знаменитого собрата в Павловске. Однако, по своей сути и содержанию, он был неотъемлемой частью «вокзально-парковой» увеселительной культуры, охватившей всю Россию в 19 веке. В вокзале на бульваре, также давались концерты, проходили праздники, торжества, балы и выставки. На несколько десятилетий вокзал, наравне с театром,  станет крупнейшим культурным центром Уральска.

 

"Информбиржа News", Уральск, №16-18. 2009.

 

---вернуться к оглавлению---