ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

     А.Трофимов

                     

                       Молитва в камне

                                                       (История церквей Первомайского района) 

 

     У храма Вознесения Господня в нашем районе почти легендарная известность. Начатый строительством в 1836 году в селе Красном (бывшая станица  Красновская Уральского казачьего войска), он стал первой церковью в окpyге, вообще первым каменным зданием, единственным культовым сооружение сохранившимся с царского времени до наших дней. Одним словом, «молитва в камне», как называли такие великолепные церкви в старину.

     Но вот странность: овеянная легендами и преданиями, она оставалась во многом незнакомкой. Даже самый простой вопрос - когда в ней начали службы, оставался без ответа. Документов практически не сохранилось, не было ни одного фото или рисунка, сделанных в пору расцвета Вознесенского храма. Поэтому, собрав устные рассказы, воспоминания старожилов, активисты нашего музея[1]  начали поиск документов, который увенчался частичным успехом.

     Запросы направлялись в самые разные города и организации, ответ, несколько неожиданно, пришёл из Алма-Аты из Центрального Государственного архива Республики Казахстан. Благодаря профессионализму и отзывчивости казахских архивистов многое прояснилось. Уже обложка метрической книги, присланная из соседней республики, говорит о многом. Раньше считалось, что церковь открылась в 1846 году, документ же подтвердил альтернативную версию. Итак, обложка самой первой метрической книги первой в нашем районе церкви: «Метрическая книга данная Уральских церквей благочинным протоиереем Иоасафом Корчагиным Вознесенской церкви причту для записки родившихся, браком сочетавшихся и умерших на 1841-й год».

     Первая запись о крещении сделана 9 октября 1841 года. Эту дату и можно считать временем основания храма, а спор по поводу 1846-й или 1841 - закрытым. Читаем одну из первых записей: «Стахий. Рождение 25, крещение 27 ок­тября. Родители: Уральского войска служащий казак Василий Степанович Сидоровнин и законная его жена Матрена Савельевна, оба единоверческого исповедания. Совершил таинство крещения священник Фаддей Авдеев. При совершении таинства находился дьячок Степан Бокаушин».

     Из последующих записок узнаем, что в церкви в первый её год служили еще диакон Семен Хохлачев и дьячок Кирилл Корчагин.

     Очень много ценной информации дали эти девять архивных листов. Между прочим, заметна такая деталь: речь идет о событиях 170-летней почти давности, а многие фамилии будто взяты из сегодняшних метрик - Сидоровниных. Бокаушиных, Шушеровых, Юдиных, Череватовых и сейчас в Красном хоть пруд пруди. Будто не полыхали над здешней степью войны и революции, будто не собирали здесь смертный урожай голод и всяческого рода чистки и репрессии.

     Как это часто бывает, один открывшийся факт рождает сразу несколько новых вопросов. Так было и на этот раз. Поисковая группа музея отправила еще один запрос в Алма-Ату. Ждем. В свете новых данных несколько по-иному открывается теперь история постройки храма, хотя в главном она остается неизменной. Вот как описывал предшествующие события местный краевед М.Ф.Якушов.

     В «Трудах Оренбургской ученой Архивной комиссии» есть «Дело о по­стройке десяти каменных церквей в Уральской области». В 1831 году комиссия осмотрела места под постройку, церкви должны были быть начаты строитель­ством в 1835 году. К указанному сроку заготовлен строительный материал (лес, жесть, железо, гвозди, скобяные изделия, яйца, льняное масло, краска) и т.д. Подряд на изготовление кирпича взяли уральские казаки братья Усовы, обжиг его наладили прямо на берегу Чагана. Строила церковь казна, речь шла о сотнях тысячах рублей - огромный по тем временам капитал. Соб­ственно строительство развернулось в 1836 году. Были заложены церкви: Генварцевская - 14 мая, Бударинская - 21 мая, Красноуметинская (Красновская) — 24 июня.

     Осенью следующего года дело приближалось к завершению, но вследствие переделки глав во исполнение Высочайшей воли чтоб церкви были пятиглавыми, работы затянулись надолго, тем более выделенные деньги оказались израсходованными. Когда закончилось сооружение церковных зданий, мы уже знаем. Мы все привыкли видеть эту церковь с одним большим куполом, где же остальные? Вот что рассказывала местный старожил и знаток казачьей жизни «в стары годы» Прасковья Тимофеевна Полякова; «Церковь была ограждена железной оградой, вокруг цвели акации. Очень красива была верхушка церкви: пять куполов - один большой в центре и четыре, начиная с земли, стояли в виде башенок, а вверху маковки - купола с крестами...».

     Еще одно описание храма мы находим в «Оренбургских епархиальных ведомостях» за 1878 год. Цитата: «Вознесенская, Красный умёт, 1841, камен., е.в., холодн., огр.». Запись эту следует понимать так - Вознесенская церковь Красноуметинского (Красновского, Красного) поселка, год основания - 1841, ка­менная, единоверческая, холодная (не отапливалась зимой), с оградой. Ко всему сказанному нужно добавить, что в 1911 году в церкви Вознесения Господня служили священник Пётр Петрович Аржанов, диакон Кирилл Иоаннович Былинин, псаломщик Иван Тарасович Субботин, одна ставка оставалась вакантной.

     До смутных времен перестройки дожил последний звонарь этой легендарной церкви Николай Фёдорович Сидоровнин. Он рассказывал, что на церковной звоннице было шесть колоколов, это в середине 1920-х годов, самый большой из которых весил 41 пуд 23 фунта (65.9 килограммов по сегодняшней мере веса).

     Церковь Вознесения Господня - единственная из шести имеющихся на территории нынешнего Первомайского района к 1917 году, пережила Советскую власть и сохранилась до наших дней, хотя и изменилась до неузнаваемости.

     Второй по старшинству церковью стала на территории района Спасо-Преображенская, освященная в 1887 году в поселке Озёрном. Была она деревянной и первые годы в ней служили священник Моисей Доеничев и диакон Сергей Астраханкин. Сохранилась метрическая книга этого храма за 1890 год. Из нее видно, что церковный приход был весьма обширен, к церкви тяготели жители поселков, отстоящих порой друг от друга на 60-70 вёрст, большая доля прихожан при этом считала себя единоверцами.Кроме сведений о крещениях и браках довольно часто встречаются такие записи, как, например, эта от 4 октября 1890 года: «Пальгова хутора казачья дочь девица Леконида Трифоновна Щукина присоединена к православию чрез святое миропомазание». В те годы в казачьих пределах, где традиционно сильно было старообрядчество, начался массовый переход раскольников в лоно истинной церкви. В тот же месяц православие приняли Матрена Котельникова с хутора Зайкина, Евдокия Мостовщикова из поселка Пономарева, Климентий Колузанов с хутора Колузанова, Павел Пивцов из поселка Грязного, Фёдор Хрущев из поселка Коннова.

     Как явствует из документов, в 1908 году батюшкой Преображенской церкви служил Константин Ананьевич Покровский из известной династии самарских священников. При церкви в те годы действовала так называемая школа грамоты (одноклассная, двухгодичная), заведующим и законоучителем состоял Кон­стантин Ананьевич, а учительницей - Марфа Васильевна Кучапина. Азы церковной и мирской грамоты постигали в этом учебном заведении 37 детей. В 1911 году батюшкой в Озерновском храме служил отец Михаил Солдатов, а творить службы помогал ему псаломщик Григорий Сидоровнин. Сын последнего, кстати, стал последним звонарем в Красновском храме Вознесения.

     Поселок Володарский, где расположена наша школа, основан в 1930 году, а в царские времена эта территория относилась к Соболевской станице Уральского казачьего войска. В станичном поселке также, естественно, действовала церковь. Здание её разрушили в 1978 году и при этом обнаружили закладную доску с текстом следующего содержания: «Заложен сей храм во имя Знамения Пресвятой Богородицы при государе Александре Александровиче, при священном епископе Оренбургском и Уральском Макарии, при наказном атамане Николае Николаевиче Шипове, при благочинном Виссарионе Голованичеве устроителями: Серафимом Васильевичем Хохлачевым, атаманом станицы Федотом Сынковым, Гурьяном Соболевым, Семеном Пивцовым, мастером Зверьевым 1891 года, мая 19 числа».

     Немного подробнее об истории постройки Соболевской церкви, тем более что она, эта история, весьма любопытна. Станица долгое время не имела своего храма. Проводил службы и совершал требы разъездной священник, специально для этого назначенный. В его распоряжении была походная церковь, состоящая из палатки и складного иконостаса. Церковь эту в 1889 году подарил Уральскому казачьему войску император Александр Третий. Начальство, церковное и казачье, это вполне устраивало. Так и стояла бы станица без храма, если бы не приезд наследника-цесаревича, будущего императора Николая Второго к уральским казакам по случаю 300-летия их службы Российскому государству.

     В Соболевской предстояла остановка августейшего путешественника для встречи его с казаками окрестных поселков. Проведение подобного мероприятия невозможно без храма. Начальство призадумалось и нашло неожиданный выход. По договорённости наказного атамана с Оренбургским губернатором была разобрана деревянная единоверческая церковь Знамения в Оренбурге и перевезена в Соболевскую. Постройкой храма занимался лично наказной атаман генерал Шипов. Ко времени приезда наследника постройка была завершена.

     Прямоугольный в плане храм имел 20 метров длины и 10 ширины. Высота от земли до карниза составляла шесть метров. С востока к основному объему примыкала пятигранная пристройка - алтарь. Четырёхскатную кровлю центральной части венчала башенка, несущая купол с крестом. Колокольня была двухъярусной. Квадратный первый ярус был встроен в основное здание. Над ним возвышался верхний ярус - звонница. Она была восьмиугольной и имела четыре арочных пролета для колоколов. Колокольня заканчивалась мощным карнизом и высокой шатровой крышей с крестом. Стены храма снаружи были обшиты тёсом, покрашены белой масляной краской. Архитектурные детали выделялись синей краской. Храм имел три входа с крыльцами. Северным и южным пользовались в летнее время. Зимой, для экономии тепла, действовал только западный вход.

     Храм освящался в честь Знамения Пресвятой Богородицы. Закрыт он был в 1929 году якобы по решению самих верующих. Первоначально здание оборудовали под клуб, а в 1933 году помещение передали под зернохранилище Тёпловскому «Заготзерно». Бесхозяйственное отношение привело бывший храм к полной ветхости. Акт осмотра технического состояния здания (склад № 6), со­ставленный в 1952 году, констатирует: «Стены деформировались от ссыпки хлеба. Обшивка пришла в негодность. Кровля проржавела (не крашена 35 лет) и требует полной замены».

     В 1952 году Тёпловский райисполком добился, чтобы облисполком разрешил разборку здания. Из полученного при этом лесоматериала предполагалось построить клуб.

     Все эти подробности рассказал бывший сотрудник Оренбургского краеведческого музея Иван Кузьмич Кильдяшев, житель Оренбурга. Нужно добавить, что в 1913 году настоятелем Знаменно-Богородицкой церкви состоял священник Николай Павлович Корчагин, а псаломщиком служил Леонид Поликарпович Лебедев.

     В самом конце XIX века на территории нынешнего нашего района открылись еще две церкви: Пророко-Ильинская (в поселке Грязном) и Николаевская (в поселке Царево-Никольском). В первой службы вел Сергей Подъячев (диакон Ксенофонт Щелоков) - 1908 год, во второй, соответственно, Акиндин Карташов и Фёдор Вавилин (1908-1910 годы).

     Последней церковью, построенной до 1917 года, стала церковь в поселке Мансурове. Главным попечителем её стал богатый казак Абоимов, с 1911 года свои средства вносили и казаки соседних поселков и хуторов. Сведений об этом храме практически нет, и мы не знаем даже её настоятеля и точную дату освящения.

     Еще об одном событии религиозной жизни нельзя не упомянуть. С 1871 го­да в наши края приносилась знаменитейшая икона Табынской Божией Матери, считавшаяся покровительницей Оренбурга. Крестный ход проходил по нескольким губерниям и имел протяженность до 4000 верст. Великий крестный ход в иные годы проходил и по нашим поселкам. Вот, например, маршрут следования Святой Гостьи в 1908 году. С 7 сентября по 22 октября она пребывала в Оренбурге. После шествия по станицам и поселкам 1 декабря принесена в Уральск, где оставалась до 26 декабря. С 21 по 27 декабря Крестный ход прошел через поселки нашего нынешнего района Тёллый-Красный-Каменный-Таловский-Озерный-Соболев-Назаровский.

     Влияние православия на уклад жизни в дореволюционное время было весьма значительным. Ни одно серьезное дело не обходилось без благословения батюшки. Время не пощадило церковных реликвий, из шести церквей до наших дней сохранилась лишь одна - каменный храм Вознесения Господня в селе Красном. Еще недавно можно было увидеть одну из икон, когда-то украшавших эту церковь. Её по обычаю тех лет преподнесла команда казаков под началом подъесаула Сидоровнина и урядника Бокаушина, уходящая в 1915 году на германскую войну. У одного из жителей Озерного на почетном месте висит икона небесного покровителя русского воинства Георгия Победоносца. На ней надпись: «Икона в память русско-японской войны. Ангелы лиц Озерного поселка, участвующих в войне». 

 

Годы богоборчества.

     После установления Советской власти церковь все более теряла былое влияние, хотя число верующих в трудные годы гражданской войны и голода не уменьшилось. Советы открыто называли себя безбожной властью и уже в пер­вые годы своего существования позволяли себе ничем неприкрытое глумление над христианскими святынями. Осенью 1918 года в Соболевской станице шли тяжелые бои, поселок несколько раз переходил из рук в руки. Только благодаря «военной хитрости» красноармейцы с большими потерями удержали насе­ленный пункт. Они устроили наблюдательный пункт и пулеметное гнездо на церковной колокольне, по которой казаки, естественно, не решились открыть артиллерийский огонь.

     В 1920-х годах отношение к религии становилось все более нетерпимым, а с началом коллективизации церкви практически не осталось места в новой жизни. Как на дрожжах возникали ячейки Союза воинствующих безбожников, активную антирелигиозную пропаганду вели политотделы созданных совхозов, комсомольцы, женщины-делегатки. Богоборчество приняло почти истерический характер и всеобщие масштабы, ликвидация храмов стала государственной политикой.

     В это время священнослужители наравне с другими «эксплуататорами» оказались фактически вне закона, были лишены избирательных прав. 5 января 1928 года сельизбирком поселка Грязного, например, рассматривал список лишенцев. Постановили: на основании статьи 14 Инструкции по выборам в сельсовет считать лишенными избирательных прав, среди других десяти граждан, Василия Касивцева как священнослужителя, и его жену Екатерину Касивцеву как материально зависевшую от мужа. В этом же поселке церковного старосту Якова Атаманенко занесли в список на выселение.

     Вскоре в сельских советах по команде прошли сходы и собрания граждан с безобидной, вроде бы, повесткой дня «О сборе цветных металлов». Смысл это­го мероприятия становится ясным, если познакомиться, например, с постановлением такого собрания в Пономаревском сельсовете: «Изъять колокола на территории сельсовета, оставив церковь при одном колоколе». Вскоре, впрочем, утих и благовест. В начале 1930-х годов колокольный звон был вовсе запрещен, а затем началась «пятилетка безбожия».

     Зимой 1929 года в бывшем Тёпловском районе закрылась первая церковь -Никольская в поселке Революционном (бывшем Царь-Никольском). Священник этой церкви, будучи главой многодетного семейства, материально жил очень тяжело и сразу после закрытия храма уехал в Уральск. Далеко не сразу нашлись смельчаки-активисты, согласившиеся посягнуть на святыни - снять купол, кресты и иконы. В церковном здании открыли нардом (народный дом, так тогда называли клубы). Сцену устроили на месте алтаря, а оставшиеся иконы сложили в подпол.

     Целая драма разыгралась вокруг закрытия Знаменно-Богородицкой церкви в Соболеве. Местный батюшка был весьма уважаем в народе, до 1927 года он поддерживал ровные деловые отношения и с властями. Но час, как говорится пробил. Предварительные пропаганда и агитация не дали нужных результатов - люди не хотели лишаться веры. В Соболеве часто наезжали активисты из района, лекторы, всяческого рода агитаторы. Но соболевцы стояли на своем. Тогда по моде тех лет решили организовать публичный диспут между священником Василием Саблиным и невесть откуда привезенным активистом Союза воинствующих безбожников Антоном Кулагиным, имевшим переписку с глав­ным безбожником СССР Емельяном Ярославским. Диспут этот длился два дня, клуб был заполнен партийцами из соседних коммун, МТС, совхозов. Понятно, что церковь, в конце концов, закрыли, приспособив её сначала под зернохранилище, затем под клуб, потом вновь под зерносклад.

     Весной 1930 года прекратились службы и в самом видном храме Вознесения в селе Красном. Народная молва гласит, что последним крестили здесь Петра Адаксина. Местный батюшка (отец Клавдий) отличался законопослушанием, старался ладить с властями, но это храм не спасло.

     Жительница п. Первомайского А.П.Литвишкина рассказывала показательный случай. В 1930 году она училась в первом классе Красновской школы. Религиозные традиции тогда оставались еще сильны, и перед Рождеством учитель (Д.И.Шахов) строго-настрого предупредил, чтобы завтра все пришли на занятие. Но праздник есть праздник. Утром в классе за партами сидели лишь четыре ученика из 25-ти, среди них и сын священника.

     Закрылась церковь по решению делегатского схода села Красного и окрестных поселков. Вели этот сход партийцы из соседнего зерносовхоза «Уральский», а предложил прекратить церковные службы председатель ячейки Союза безбожников того же совхоза «Уральский» некто Панов.

     Культовые ценности передали по акту, иконы, книги еще несколько месяцев оставались в здании, многие были уничтожены, фрески обезображены. Нардом села Тёплого (райцентр) получил в качестве реквизита ризу священника, она сохранилась до наших дней. Колокола сняли и отправили на переплавку, но не все. Самый малый передали в ШКМ (Школу крестьянской молодёжи), и он долгие годы созывал школьников на уроки. В документах остался и такой факт: один из колоколов Красновской церкви передали в апреле 1930 года в колхоз «8-е марта»      (п. Каменный) «для использования на весенних работах». Что это значит, трудно сообразить. Скорее всего, этот колокол на полевом стане собирал колхозников на обед. Еще через год в местный сельсовет под грифом «Секретно» пришёл запрос о деятельности религиозных групп и количестве закрытых церквей. Председатель сельсовета т. Пиунов на это отвечал: в пяти населенных пунктах 99 верующих. В графе о наличии церквей, молитвенных домов, священнослужителей проставлены прочерки. О судьбе бывшего Вознесенского храма сказано кратко - оборудован под зернохранилище. Помещение после передано было райконторе «Заготзерно», потом в нем на долгие годы разместилась мельница Сорочинского мельуправления.

     В районном архиве удалось обнаружить и один из документов, касающихся судьбы Ильинской церкви, расположенной в поселке Грязном. Это «Протокол объединенного собрания бедняков, батраков, комсомольцев и рабочих совхоза треста «Скотовод» от 11 июня 1930 года». В поселке тогда образовался совхоз, получивший вскоре название «Ленинский». Один из пунктов «Протокола...» выглядит так:

     Слушали: Об открытии дома культуры в церкви. Информация т. Селихова.

     Постановили: Открыть дом культуры в церкви. Для производства ремонта и налаживания работы избрать комиссию из пяти человек, которым поручить в двухдневный срок изыскать средства для ремонта в клубе и открыть клуб. Продемонстрировать картину (нужно понимать кинофильм?), представить развлечение для рабочих совхоза.

     Вот так, одна за другой, и все «по желанию трудящихся», чуть больше чем за год закрылись все православные церкви Тёпловского района.

     С 1943 года, после известной встречи Сталина с иерархами Русской Православной Церкви верующие, можно сказать, вышли из подполья. Вновь стали создаваться православные приходы, открывались церкви. В то время встал во­прос и об открытии престола в Соболеве. Почти всю войну здесь действовал молитвенный дом, людей туда приходило много. Приводило их, чаще, горе: похоронки шли беспрерывной чередой, но иногда и радость, и естественное беспокойство за судьбу близких и родных. Храм в селе, однако, так и не открыли - не смогли найти священнослужителя. Власть не мешала верующим, но и не помогала.

     В середине 1950-х годов для верующих опять начались крутые времена. Н.С.Хрущёв во всеуслышание заявил, что в 1980 году он покажет «последнего попа». На местах изо всех сил стремились помочь вождю в его затее. Для учителей, культработников, не говоря уже о партийцах и сельсоветчиках, религиозность считалась настоящим преступлением. За крестины, венчание в церкви можно было лишиться работы, «вылететь» из партии или комсомола. Таких примеров достаточно и в нашем районе, но суть не в конкретных фамилиях, а в общей тенденции. Так было. Для руководящих работников икона даже в семье родителей и близких родственников могла стать предметом серьезного разбирательства.

     Простые люди - не власть, гораздо терпимее относились к верующим, хотя некоторые не понимали их и все объясняли «пережитками прошлого». Хотя и в это глухое время находились в наших селах и поселках истинные молитвенники. В поселке Фурманове долго жила Дарья Егоровна Беляева. Она многие десятилетия пребывала в монашестве, в молодости совершила паломничество в Иерусалим, прожила на белом свете более ста лет. В годы богоборчества вынесла из церкви и сохранила огромную по размерам икону, которую потомки Дарьи Егоровны изредка показывали своим гостям. Внимание всех привлекала надпись в нижней части изображения: «Благословение святой горы Афонской келий Святого Иоанна Златоустаго старца монаха Кирилла 1898 г.».

     В это трудно поверить, но даже в 1970-х годах в наших селах и поселках оставались истинно верующие люди, которые, несмотря ни на что старались сохранить веру в Бога, наставить людей на путь истинный , видя в этом свое предназначение. В поселке Мансурове до сих пор помнят Ефима Левина. Неистовый ревнитель веры, он в самые трудные годы безбожия ходил по окрестным поселкам, собирал людей, пытался обратить их в лоно церкви. С его именем связаны и крестные ходы по подобию дореволюционных, но, конечно, менее людные, к одному из источников, открывшемуся в конце 1960-х годов в окрестностях села Советского. Источник этот «ожил» в канун дня Табынской иконы Божией Матери, и в народе его называли не иначе, как «Святой родник». По православным праздникам сюда стекались паломники из окрестных сел, шли с иконами, крестами, песнопениями. Так продолжалось более десяти лет. Эти богослужения стали поистине головной болью районных руководителей, и они решили засыпать источник. За рычаги бульдозера сел секретарь парторганизации местного колхоза, ибо другого смельчака не нашлось.

     Несмотря на неистовую антирелигиозную пропаганду, христианские обычаи и символы, впрочем, никогда не исчезали из деревенского быта. Благовещение, Сретение, Троица, Покров - эти праздники во все времена не забывались народом, как и обряды, связанные с Пасхой, Рождеством, Крещением. Знания и обычаи передавались из поколения в поколение, хотя изначальный христианский смысл их для многих оставался непонятен. В великие праздники дети бегали по соседям и родственникам, скороговоркой повторяя на пороге «Христос воскрес!» или «Рождество Твоё, Христе Боже наш», а часто все ограничивалось самым доступным - «открывайте сундучки, доставайте пятачки». «Славить» на Рождество и Пасху считалось в селах непременным делом. И суть, конечно, не в сладостях и мелких монетках, которыми одаривали детей. Сама атмосфера праздника, непривычная торжественность взрослых в этот день, их всепрощение будили в детских душах неповторимое чувство, смысл которого открывался только с возрастом.

 Церкви и православные приходы сегодня.

      В годы перестройки многое хорошее закончилось, но многое и началось. Активизировались общественные процессы, в том числе и религиозные. Отпала нужда скрывать свои верования, люди заново обретали православные догматы и традиции. Как-то вдруг возник интерес к Красновской церкви Вознесения. Многие приезжали сюда, осматривали сохранившуюся роспись, слушали рассказы стариков. Родилась даже идея реставрировать храм.

     Для совершения церковных треб из Бузулука в райцентр стали приезжать священнослужители, в поселке Володарском образовалась православная община, старостой которой избрали С.П.Шинтяпина, открылся молитвенный дом. Все шло к необходимости строительства храма, и скоро идея нашла свое практическое воплощение. Впервые за 84 года в районе начали возводить церковь, престол во имя преподобного Сергия Радонежского. Выстроена она была в короткий срок, и вот краткая хроника тех событий.

     Весна 1995 года. Бузулукский архитектор Геннадий Петрович Чесноков безвозмездно изготовил проект будущего храма.

     26 апреля 1995 года. Освящение места постройки. Настоятель Бузулукской Всехсвятской церкви отец Борис провел трехчасовой молебен. Освящен камень, уложенный на месте алтаря.

     16 мая 1995 года. Начались земляные работы по устройству фундамента.

     Лето 1995 года. Возведение стен, постройка дома для священника, заказаны колокола.

     7 июня 1996 года. Поднятие и освящение колоколов. Отлиты они в городе Каменск-Уральске общим числом девять, весом от 8 до 600 килограммов. Установкой и настройкой колоколов руководил опытный звонарь В.М.Покровский, прибывший для этого случая из Архангельска. Он же дал концерт колокольной музыки.

     Октябрь-декабрь 1996 года. Завершение строительных работ. Внутренняя отделка, роспись иконостаса. Воздвижение крестов и куполов.

     24 декабря 1996 года. Малое освящение храма Благочинным отцом Евгением в сослужении духовенства Оренбургской епархии.

     14 июля 1998 года. Большое освящение храма митрополитом Оренбургским и Бузулукским Леонтием в сослужении духовенства Оренбургской епархии.

     За большие заслуги в деле устроения и благоустройства храма Владыка Леонтий наградил памятными знаками «Первостроителю храма Сергия Радонежского» Александра Семёновича Дурманова, главу администрации Володарско­го сельского Совета; Александра Альфредовича Бжезовского, главу администрации Первомайского района; Сергея Петровича Шинтяпина, председателя приходского совета церкви Сергия Радонежского; Сергея Романовича Шамахмудова, президента АО «Оренбургалко»; Александра Ивановича Даниленко, инженера АОЗТ «Урал»; Альберта Ивановича Кайля, директора АОЗТ «Урал»; Бориса Валерьевича Калайчиева, генерального директора ЧМПП «Бока»; Виктора Александровича Калайчиева, председателя ТОО «Луч»; Шакро Александровича Калайчиева, генерального директора ЗАО «Восход»; Владимира Викторовича Качурина, генерального директора ЗАО «Конон»; Александра Зотовича Тимофеева, начальника ЗАО «Спецстроймонтаж». Наперсным крестом пожалован настоятель храма отец Валерий Чурносов.

     И вот уже двенадцать с лишним лет стоит рядом с нашей школой этот единственный в районе освященный храм. Едут сюда верующие из многих сел и поселков, в воскресные дни и по православным праздникам здесь бывает очень многолюдно. При храме работает воскресная школа, где занимаются и ученики нашей Володарской средней школы, некоторые из них к тому же поют в церковном хоре.

     Уже говорилось о том, что на заре перестройки вырос общественный интерес к старейшему и единственному сохранившемуся с царских времен храму Вознесения Господня. После периода любопытствования и религиозной романтики пришло время практических дел.

     В 2003 году из здания храма убрали мельницу. Состояние его было плачевным, но это не остановило верующих. Организовали сбор средств, пожертвований, открыли специальный счет в банке. Предприятия, организации, предприниматели, простые верующие внесли и сейчас вносят свой вклад в дело восстановления старейшей в районе церкви. За это время выполнены десятки метров каменной кладки, три входных крыльца, реставрированы врата и винтовая лестница, установлены оконные и дверные блоки. А самое главное - сделана кровля, установлена главка с крестом, изготовленная в городе Волгодонске. 12 мая 2007 года подняли на звонницу колокола, в том же месяце начались регулярные богослужения. Проводит их настоятель отец Евгений Ермилов. Его дорога к храму началась еще в детстве, но настоящая вера пришла на войне. После службы в морской пехоте отец Евгений воевал в Чечне, чудом остался жив. Под его началом и восстанавливается храм. Работы впереди еще очень много. Но, имея многочисленных помощников и, главное, веру в успех начатого, иерей уверен, что благое божье дело будет завершено.

     Практически одновременно с Вознесенским приходом возродился еще один православный приход - иконы Божией Матери «Знамение» в селе Соболеве. С 2004 года, когда настоятелем здесь стал отец Евгений Антонов, открылся молитвенный дом, а верующие получили в дар престольную икону Божией Матери «Знамение», здесь ведутся богослужения. Местный батюшка окормляет православную паству и во многих соседних селах и поселках, куда он часто выезжает для совершения треб. Возрождающийся приход нуждается в молитвенной поддержке и материальной помощи. Многое уже сделано, и теперь на очереди строительство церкви, которая будет иметь свое историческое назва­ние. Уже закончен её проект, начались работы по планировке территории.

     Еще одно радостное для верующих событие случилось в сентябре 2006 года. Тогда в поселке Фурманове при большом стечении местных жителей и жителей соседних поселков были установлены памятная плита и крест в честь основания храма Святой пророчицы Анны. Строительство его потихоньку подвигается, и это придает надежду, что православие у нас и в будущие дни станет развиваться вширь и вглубь, станет духовной опорой, как было встарь, для большинства россиян.

     ...Молодой звонарь на колокольне старательно выводит мелодию - «Люби Бога, люби брата», приглашая православных на праздничное богослужение. В храме тихо мерцают лампады, мерно горят свечи. Незамысловато поет скромный клиросный хор, в воздухе разлит аромат кадильного ладана. И, как сотни лет назад, на Руси Святой слышится: «паки и паки миром Господу помолим­ся», то есть снова и снова, изо дня в день, из года в год под сводами православных храмов слышен зов Матери Церкви ко всем. К тем, кому небезразлична собственная судьба, к тем, у кого душа еще способна слышать и чувствовать духовный призыв.

     Душа изначально стремится к своему Творцу. Нас порой манит заглянуть в этот загадочный мир веры, в свой родной храм, соприкоснуться с тайной, разрешить волнующие нас вопросы, хочется почувствовать себя православным, почувствовать свои корни, соприкоснуться со святостью своих предков, поставить свечку и самозабвенно помолиться, ощутить радостный покой в сердце.

     Всегда люди разных поколений, национальностей находили свою тропу и шли к своему спасению. Отрадно, что и в нашем Володарском храме прибавляется прихожан. Их уже не смутят ни нападки озлобленного мира на верующих, ни скромность убранства их сельской церкви, ни глупые «басни» сектантов. Они ощутили реальную опору в жизни, они нашли свою веру, как когда-то их деды и прадеды.


[1] Музей «Память» Володарской средней школы Первомайского района Оренбургской области.

 "Казачьи ведомости", Уральск, № 10, 2009 (авторский вариант)

 

---вернуться к оглавлению---