ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

Письмо Михаила Олеговича Толстова Настоятелю церкви Св. Николая в Брисбене (Австралия) Отцу Гавриилу Макарову, по поводу приглашения на церемонию 21 июня 2009 г. по поводу получения    копий Уральских казачьих знамён.                     

Перевод делал А.Насыров-Толстов, правил А.Курлапов.

                                                       17. 06. 2009 г.

                                             Дорогой Отец Гавриил!

            Благодарю Вас за любезное приглашение на церемонию в воскресенье, 21 июня 2009 г.    по поводу получения копий Уральских казачьих знамён, экспатриированных из церкви Св. Николая в Оренбург и в Москву.

            Это очень деликатный вопрос, заключающий в себе множество сложных моментов:

            Некоторые из потомков Уральских казаков в Австралии выразили мнение, что оригиналы знамён должны оставаться здесь.

            Хотя лично я не обладаю знаниями в области Русских дел, достаточными для вынесения каких-либо суждений о степени безопасности ситуации в Казахстане, я могу засвидетельствовать, что в течении двух десятилетий казаки там стремились вернуть свою историческую собственность в церковь Св. Михаила в г. Уральске, и я разделяю их мнение.

              То, что одно из знамён временно доверено Оренбургу, имеет хоть какое-то основание, поскольку там живёт некоторое количество Уральских казаков.

               То, что знамя лучшей сохранности отправлено в Москву, - непонятно. Как говорят казаки: «Живи, казак, пока Москва не знает; Москва узнает – плохо будет!».

              Недавно присланное приглашение явилось следствием присутствия Сергея Толстова (Сергея Владимировича Толстова, младшего сына Атамана В.С. Толстова) на церемонии репатриации  подлинных знамён. Пост-фактум Сергей (который недавно умер) выразил сожаление по поводу своего участия, и тогда же сказал, что решение о репатриации знамён было преподнесено церковью как свершившийся факт.

            Откровенно говоря, церковь проигнорировала мнение Уральских казаков, как и мнения других казачьих групп.

            Уральские казаки во время революции практически на 100% были белыми, тогда как другие, более русифицированные казачьи войска – такие, как Донские казаки, расколоты 50 на 50. Уральские казаки по большей части были старообрядцами.

            Я отвечу на ваше приглашение в общем контексте:

             Церковь проигнорировала договорённости по условиям хранения знамён, о которых говорится в известном письме (имеется в виду письмо Ефима Кораблёва от 11. 07. 1939 г. Примечание публикаторов) Уральских казаков 1939 г. Уральскому Атаману Толстову (письмо прилагается сейчас, и ранее предоставлялось), эти договорённости не передают церкви право собственности или право распоряжения знамёнами, а право изъятия остаётся за уральскими казаками здесь, в Австралии.

              Церковь не предъявила здешним Уральским казакам каких-либо

исторических документов, эквивалентных письму 1939 г. и дававших право на распоряжение (знамёнами), либо другого обоснования, оправдывающего незаконное присвоение (знамён).

               Не были проведены предварительные консультации с местными вкладчиками знамён – остатками Уральской казачьей белой Армии; и ни с кем из собственников - Уральских казаков в Казахстане; вместо этого вопрос о знамёнах  был передан местной церковной комиссии и не имеющему представления об этом Совету при Отце Протопопове.

                Уральские казаки в Уральске испытывают чувства, что Сергей Толстов предал Уральское казачество, участвуя, как псевдо-представитель, в церемонии репатриации оригиналов знамён в Россию..

                 Очевидно, нет никаких гарантий и никакого плана установления окончательного времени возвращения Уральской казачьей собственности. 

                  Я не чувствую даже минимального понимания церковью позиции Уральских казаков и согласие на её возвращение. Приведу такую притчу:

                   В одной стране некое этническое объединение поместило на хранение

несколько портретов, связанных с его историей, в банковском хранилище. Без предварительных консультаций банк принимает решение отдать эти портреты дальним родственникам из других земель, или другим посторонним. Вслед за тем, банк изготовляет подделки, копии портретов, помещает их обратно в хранилище, после чего предлагает представителям этнического объединения «отметить» это событие.

                   Учитывая перечисленные факторы, я не уверен, что моё присутствие в качестве  представителя было бы приятно Уральским казакам, привёзшим знамёна в Австралию, или сегодняшним членам казачьих обществ в Казахстане. К сожалению, я вынужден отвергнуть Ваше любезное приглашение, которое, я уверен, было отправлено с наилучшими намерениями; я искренне благодарен Вам за Ваши добрые помыслы.

                   Относясь с уважением к материалам, переданным Вам недавно Павлычевым через побывавших в России, я мог бы организовать его размещение в доме, стоящем слева от церкви (с передней стороны) или же на Ваше усмотрение, как вы решите.

 

            С уважением Майк Толстов.

 

---вернуться к оглавлению---