ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

В. Кутищев

Скорбная традиция

     Не могу не повторить отрывок из книги А.И. Деникина «Путь русского офицера»:  «Наши казаки, в особенности уральцы, считали бесчестием попасть в японский плен и предпочитали рисковать жизнью, чтобы избавить от него себя и товарищей. Мало того, я помню случай, когда в одном бою уральцев сменили на позиции забайкальцы, и 8 уральских казаков, никем не побуждаемые, остались до ночи в цепи, подвергавшейся сильнейшему обстрелу, желая вынести тело убитого своего урядника, лежавшего в 100 шагах от японской позиции, чтобы не остался он «без честного погребения». И вынесли.»

   События, о которых хочу рассказать, произошли через девять лет, в августе 1914 года.

   Восточно-прусская операция русской армии, как первое сражение мировой войны на русском фронте, задумывалась, чтобы “поддержать французов ввиду готовящегося против них главного удара немцев”. Войскам ставилась задача нанести поражение противнику и овладеть Восточной Пруссией с целью создания выгодного положения для развития дальнейших операций по вторжению в пределы Германии.

   Операция началась 4 августа 1914 года (все даты указаны по старому стилю).

   В наступающей русской армии находился третий уральский казачий полк, входивший в 15 кавалерийскую дивизию. Эта дивизия прикрывала левый фланг второй русской армии.

   Находясь на передовых позициях и ежедневно сталкиваясь с противником, уральцы добывали разведывательные данные для командования. Однако, в результате недальновидности и халатности командования русской армии ( все команды войскам передавались в незашифрованном виде), наши войска не смогли воспользоваться успехом начала операции.

    13 августа немцы ответили контрударом. Обе воюющие стороны несли значительные потери. На фоне отступления воинских частей русской армии, левый ее фланг, с находящимися там уральцами, героически отбиваясь, стоял на месте.

   Положение русских усугубилось 14 августа, когда немцам удалось передать от имени командира 1 русского корпуса приказ об отступлении. Только благодаря стойкости русских солдат и казаков на левом фланге немецкий маневр по окружению был сорван.

   Но в целом победоносно начавшаяся операция русского командования не увенчалась успехом. Более того, общее отступление русских продолжалось.

   О сложной обстановке того времени можно судить по докладам командира третьего казачьего полка о потерях полка в Уральск.

8 августа – 2 ранено, 2 пропали без вести;

9 августа – 1 убит, 1 ранен;

11 августа – 1 убит;

12 августа – 3 ранено;

13 августа – 1 ранен;

14 августа – 1 убит, 3 ранено;

15 августа – 1 убит;

17 августа – 2 ранено;

26 августа – 4 ранено, 1- скончался от ран.

   Всего же с начала боевых действий по конец августа 1914 г. полк потерял убитыми – 14, ранеными – 32, пропавшими без вести – 2 казаков. В том числе было убито два офицера и один ранен.

   Вернусь к описанию скорбной казачьей традиции.

   29 июля шестая сотня третьего уральского казачьего полка под командованием подъесаула Павла Георгиевича Черторогова находилась в сторожевом охранении. На ночь казаки разместились в деревне, выставив заставы боевого охранения. Около пяти часов утра 30 июля застава под командою хорунжего Иванова К.В. заметила немецкие колонны с орудиями и пулеметами. По команде хорунжего казаки залегли на высотах, выбрав удобные позиции для стрельбы.

   Первые залпы вызвали у немцев замешательство. Появились раненые и убитые, забегали санитары. Однако, оправившись от неожиданности, немцы перестроились из колонн в разомкнутый строй и перебежками начали наступать на казачью засаду. Казаки перешли от залпового огня к беглому, но немецкая цепь, не обращая внимания на свои потери, все ближе и ближе приближалась к казакам.

   Желая как можно дольше задержать продвижение немцев, сотенный командир Черторогов П.Г. выслал вперед взвод под командой хорунжего Скворкина Владимир Васильевича. Этот взвод занял небольшое строение на пути немецких солдат и оттуда вел успешный, уничтожающий огонь.

   К этому времени немцы изготовили орудия и подтянули поближе пулеметы. Огонь немцев был настолько сильным, что взводу ничего не оставалось, как начать отступление.

   Во время отступления хорунжий Скворкин В.В. был ранен в ногу. Подбежавшие к раненному казаки хотели понести взводного на руках, но тот сказал: - Я дойду сам!-

Но самостоятельно двигаться он уже не мог. Казаки донесли его на руках до лошади и, усадив на нее, тронулись отступать.

   В это время немецкая пехота почти уже окружила храбрецов. Пулеметный и ружейный огонь еще более усилился. Не успели проскакать и ста шагов, как под Скворкиным была ранена лошадь. Казаки быстро пересадили его на другую, но в этот момент хорунжий опять упал. Взводный был мертв. Очередная пуля оборвала жизнь уральца.

   Тело хорунжего вновь водрузили на лошадиный круп и один казак сел рядом верхом, чтобы придерживать в пути бездыханного Скворкина. Проскакав шагов пятьдесят, лошадь сбросила на землю живого и мертвого казаков и ускакала прочь. Казак взвалил, было тело взводного себе на спину, но вскоре был вынужден отказаться от этого ввиду того, что германцы были уже совсем близко.

   В течение четырех суток мысль о том, что хорунжий остался на вражеской территории и не погребен, не давала покоя уральцам. Наконец, нашлись четыре охотника, во главе с вахмистром сотни подхорунжим Климовым И.И.  Задача осложнялась тем, что место, где находилось тело хорунжего, до сих пор занимали германцы.

   Дождавшись темноты, уральцы ползком двинулись между часовых и патрулей противника. Удача сопутствовала казакам и, вскоре, они обнаружили кучу земли, напоминающую свежую могилу. Быстро раскопав могилу, они обнаружили в ней два трупа. В темноте было очень трудно определить, чей из них «свой». На ощупь, по одежде уральцы нашли своего взводного командира и уложив его тело на простынь двинулись обратно. Благополучно миновав немецкие посты, они доползли до своих лошадей. Только здесь и вздохнули свободно. Погрузив тело в фурманку, они благополучно вернулись в полк.

   Уже утром, стараниями подхорунжего Климова И.И., тело взводного было помещено в гроб.  В 11 часов дня священник, стоящего рядом гусарского полка, отец Яскевич отслужил по покойному литию и панихиду.

   Тело хорунжего Скворкина В.В. похоронили на высоком кургане. В скорбных проводах павшего воина принял участие командир дивизии, все офицеры уральского и гусарского полков, нижние чины.

   Однополчанин покойного, подхорунжий Семен Свечников так описал это скорбное действо:

  -Так пришлось нам нежданно и негаданно хоронить молодого стрелка и с церковным пением и ладаном, и всем, чем бывает могила крепка.  Почивай же, герой, с миром и любовью!-

 Библиография.

Деникин А. И. Путь русского офицера. — М.: Современник, 1991

Группа авторов. История первой мировой войны 1914-1918 гг. — М.: Наука, 1975.

Уральские войсковые ведомости, 1914г.

Адрес-календарь Уральской области на 1915 год. Уральск, Уральская областная типография,1915г.

    Казачьи ведомости. Уральск.№3,2006

---вернуться к оглавлению---