ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

В.Кутищев(Уральск)

Памяти священника Митрофана. 

2 октября 1938 года был расстрелян последний настоятель Крестовоздвиженской церкви в городе Уральске протоиерей Митрофан Александрович Левшин.

Сама церковь была закрыта властями в его отсутствие 7 июня 1936 года, когда о.Митрофан еще не вернулся из ссылки.

Будущий мученик родился 21 ноября 1887 года на хуторе Нижнем Гнилом Трехостровянской станицы Войска Донского в семье казака.

Осиротел в раннем возрасте. Образование получил в Порецкой учительской семинарии Симбирской губернии. Во время учебы состоял в социал-демократическом кружке студентов. Увлекался нелегальной литературой марксистского направления.

По окончании семинарии учителем не работал, в силу своей религиозности начал служить в церкви. В 1915 году был рукоположен во священника.

Наряду со служением в церкви, вел общественно-политическую работу, читал лекции, занимался культпросветом. Служил в молитвенном доме поселка Александровский Уральской области.

С приходом советской власти помогал работникам ЗАГСа, помогал властям во время уборочных работ, в хлебных разверстках и т.п. В этот период получил неофициальное звание – «поп-коммунист».

В 1921 году переехал в Уральск и стал служить священником в Крестовоздвиженской церкви. 13 июня 1922 года в газете «Красный Урал», выходящей в Уральской губернии, было напечатано обращение представителей уральского духовенства. По мнению подписантов обращения, священнослужителям необходим созыв церковного собора, который бы окончательно объяснил, как вести себя церкви в условиях новой власти. Большинство подписантов этого обращения впоследствии были репрессированы. Это – Емелин Г.Ф., Голунов М.Ф., Полотебнов М.Г., Белугин Г.Е., Нагнибеда И.М., Пискулин И.Н., Голованичев С.В., Килигин П.И. 

Крестовоздвиженская церковь в Уральске.
Крестовоздвиженская церковь. Уральск.

В 1924 году о.Митрофан находился в составе делегации священнослужителей, посетивших Патриарха Тихона и Синод. На 1924 год был уже лишен избирательных прав, как священнослужитель. В этот период он уже был настоятелем Крестовоздвиженской церкви, протоиереем.

10 сентября 1929 года был арестован Уральским окружным отделом ОГПУ. Ему предъявили обвинение в том, что он являясь протоиереем и настоятелем, возглавил группу церковников, проводя систематическую антисоветскую агитацию. Виновным себя в предъявленных обвинениях батюшка не признал.

3 февраля 1930 года постановлением Особого совещания при Коллегии ОГПУ осужден по ст. 58-10 УК РСФСР на трехлетнее заключение в концлагерь. Этапирован в ПП ОГПУ Севкрая город Архангельск. По итогам этого дела в газете «Красный Урал» в январе 1930 года была помещена статья «Прислужники князя Кирилла». В ней говорилось – « Вокруг Крестовоздвиженской церкви с 1926 г. группируются кадеты, торговцы, кулаки, члены Михайло-Архангельского братства и т.п. контрреволюционных организаций. Церковники замаскировано в проповедях и через кликуш – восстанавливали народ против политики хлебозаготовок, против отбора храма Христа (Христа Спасителя в г.Уральске – авт.), использовали в антисоветских интересах конфликт с китайской военщиной и т.д.». По этому делу также проходили священники Нагнибеда И.М., Гилунов М.Ф., диакон Морозов В.И., миряне – Антипанов А.К., Олсуфьева Т.В., Орлова А.Д., Садиков А.П., Елагин А.Н.

Священник Левшин Митрофан Александрович. Уральск.
Левшин Митрофан Александрович. Фото из следственного дела УНКВД 1929 года.

После отбытия заключения в концлагере, постановлением Особого совещания ОГПУ от 2 июля 1932 года о.Митрофан был сослан в Северный край на три года.

24 июня 1938 года, не успев обжиться в Уральске по приезду из ссылки, батюшка был вновь арестован УНКВД по Западно-Казахстанской области по обвинению в принадлежности к антисоветской, шпионской, террористической, церковно-монархической, повстанческой организации, якобы существовавшей на территории Западно-Казахстанской области.

29 сентября 1938 года решением Тройки при НКВД по Западно-Казахстанской области на основании ст.ст. 58-1а, 58-2, 58-8 и 58-11 УК РСФСР он был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу.

Прошло два десятилетия. 20 апреля 1959 года определением Военного трибунала Туркестанского военного округа постановление тройки УНКВД по Западно-Казахстанской области от 29 сентября 1938 года о расстреле священника было отменено, а следственное дело прекращено за отсутствием состава преступления.

За несколько лет до реабилитации о.Митрофана, в Уральске, в Михайло-Архангельском соборе служил вторым священником Владимир Ильич Рожков.

О.Владимир не был уральцем, но детские годы провел здесь, поскольку его отец служил священником в Предтеченской церкви.

«Я был там еще ребенком, в глубине моих воспоминаний сохранились картины ухода казачьих полков на русско-японскую войну, пасхальной иллюминации при храме Воскресения Христова, купанье и рыбалки на р[еке] Чагане, поездок на Бухарскую сторону, сильнейших гроз и ливней» - такие воспоминания сохранились у священника о детских годах в Уральске.

Уже служа в Старом соборе, о.Владимира поразил один случай, который он отразил в своих воспоминаниях.

«В Уральске со мной произошло то, что дает мне полное право утверждать, что Господь Бог сподобил меня собственными глазами видеть бесспорное чудо. В начале сентября 1954 года ко мне зашла Ольга Александровна с просьбой пойти с ней и причастить знакомую ей женщину, мы пошли.

Худощавая женщина не производила впечатления ни больной, ни старой, было непонятно, почему она сама не пришла в храм, а вызвала священника на дом. «Давно Вы не исповедовались, не причащались Св[ятых] Таин?» — спросил я ее на исповеди. «Очень давно — с 1937 года»,— ответила она. «Какие еще грехи отягощают вашу совесть?» — задал я, полагая, последний вопрос. «Батюшка, на мне лежит тяжелый грех».— «Какой же? Скажите, я слушаю».— «Я зарыла Св[ятые] Дары в землю».

 Святые Дары – хлеб и вино, ритуально приготовленные священником на литургии. В православии Святые Дары приготовляются священником на проскомидии (первой части литургии). Хлеб для Святых Даров, называемый просфорой, выпекают из квасного (дрожжевого) теста — из пшеничной муки, замешанной на воде с солью. Запасные Святые Дары служат для причащения больных на дому. Далее речь будет идти именно о них – В.К.

«Я приготовился выслушать любое признание о грехопадениях человека, но никогда не мог предположить, что услышу о таком грехе и тем более из уст женщины. Я был ошеломлен признанием. «Как же это могло случиться? Как Св[ятые] Дары могли попасть к вам?» — «Мой муж был священником, у него хранились запасные Дары дома,

ведь вызывали приобщить в любое время. Это был 1937 год, раз ночью приехали, забрали моего мужа и увезли, с тех пор я его не видела и не слышала о нем. Я испугалась, что придут с обыском, разбросают Св[ятые] Дары, осквернят святыню. Взяла все, как у него было свернуто, и зарыла в землю».

 «О Господи, как же мне быть?» — подумал я. «Известие учительное» наставляет, что малейшее небрежение к крупице Честного Тела и малейшей капле Честной Крови Христа — смертный грех... Упадет капля Св[ятой] Крови на пол, и то полагается соскоблить пол в этом месте, сжечь стружки и пепел пустить в текущую реку, а здесь лежат Св[ятые] Дары! Надо их взять... Но, может быть, лучше не открывать? Что могло сохраниться в земле за столь большой срок?.. Но ведь это Святые Тело и Кровь Христа, разве они могут подвергнуться уничтожению?.. Не пытаясь их взять, разве я не проявлю маловерие?..

Град этих и близких им вопросов пронесся в моем сознании. Нет, я должен отогнать от себя маловерие и взять Св[ятые] Дары из земли... «Вы узнаете место, где зарыли Св[ятые] Дары, можете мне показать?» — спросил я. «Да, я хорошо его знаю»,— ответила она.

Священник Владимир Ильич Рожков. Уральск.
Священник Владимир Ильич Рожков

Она указала мне место. Я извлек из земли узелок, завернутый в женский платок, и унес его к себе на квартиру, положил на стол, стал осторожно его развертывать, затаив дыхание от мысли: что же я увижу в свертке. Прежде всего развернул епитрахиль из коричневого шелка, здесь же лежали поручи из того же материала, материал сопрел и от прикосновения распадался, отделка же из позументов сохранилась, но потемнела.

Затем я развернул пакетом сложенный покровец из зеленого бархата, бархат также попортился и легко рвался. В средине покровца лежала медная позеленевшая дароносица большого размера, я открыл ее. Она была наполнена частицами Св[ятых] Даров, они настолько сохранились, что можно было подумать, их положили только вчера: ни малейшей плесени, ни запаха, твердо сохранившие свою форму. Пересчитал, оказалось

75 частиц. Как же мне поступить дальше, снова задумался я. Что значит это событие? Может быть, при очередном богослужении лично потребить найденные Дары?.. Нет, эти Дары были предназначены для верующих, священник не по своей воле не смог дослужить, его уже нет в живых, я должен закончить его дело — этими Св[ятыми] Дарами буду причащать прихожан собора. Таким решением завершились мои размышления.

Я еще раз тщательно перебрал частицы Св[ятых] Даров. Отпорол от епитрахили, поручей и покровца позументы и кресты, истлевший материал сжег и пепел пустил в Урал. В свое поминание записал имя покойного, на свой черный бархатный мешочек для нагрудного ношения дароносицы нашил 2 отпоротых позументных креста, чтобы они напоминали мне о случившемся, побуждали молиться о неизвестном мне о[тце] Митрофане, дела которого Господь Бог поручил мне закончить».

О.Владимир, давший обещание себе и памяти о.Митрофана Левшина, успел причастить до перевода в Оренбургскую епархию 49 уральцев. На новом месте службы, продожил дело о.Митрофана. Все оставшиеся Святые Дары были употреблены для причащения новой паствы.

Вот так, частицы Святых Даров, приготовленные добрыми, чистыми руками и молитвой отца Митрофана Александровича Левшина, вновь послужили людям.

Царствие Небесное мученику Митрофану и протоиерею Владимиру, послужившим делу спасения душ человеческих!

"Благовест". Уральск.№6,2015

---вернуться к оглавлению---