ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

В.Кутищев(Уральск)

К 25-летию возрождения Уральской епархии.

Уральская епархия. Предыстория.

 31 января 2016 года будет отмечаться двадцатипятилетний юбилей возрожденной Уральской епархии. Накануне замечательного события попытаемся вспомнить и представить краткую историю укоренению православия на уральских землях.

Земли Яицкого, а в последствии Уральского казачьего войска, послужившие основой для создания в 1868 году Уральской области состояли первоначально в церковном подчинении Казанской епархии.

Хотя процесс укоренения казачьего населения на берегах реки Яик(Урал) завершился уже в XVI столетии, больших поселений было мало, равно, как и православных храмов.

Досоветский исследователь истории уральского(яицкого) казачества Ахилл Бонифатиевич Карпов в своем труде «Уральцы» указывает, что время построения первой церкви в Яицком городке можно отнести к 1614 – 1620 г.г. т.е. ко времени возвращения казаков из московского похода. Он полагал, что этой церковью была Михайло-Архангельская, ставшая со временем собором.

Чуть позже в городке была построена церковь во имя Алексия митрополита московского, а еще позднее - две церкви – во имя апостолов Петра и Павла и Преображения Господня.

Скученность построек городка приводила к неоднократным обширным пожарам. После них городок обустраивался заново, восстанавливались и освящались церкви.

Казанская кафедра, находясь весьма далеко от Яицкого городка, старалась не упускать из виду церковную жизнь казаков. Это касалось не только благословения на устройство, обновление и освящение храмов, но и служения здесь самих священников.

Известно, что первые священнослужители в этих местах избирались самими казаками и войско обеспечивало их содержание. Однако, в 1688 году Яицкое войско получило грамоту от Казанского Митрополита Адриана с требованием немедленной выдачи ему священников Петра и Андриана, как им не утвержденных. Не оставляли вниманием казаков и последующие казанские архиереи, считая войско зараженным расколом.

В XVIII веке особо пристальное внимание на яицких казаков обращал Казанский архиепископ Лука (Конашевич). Следил за подновлением и постройкой храмов, боролся с казачьей традицией избирать священнослужителей для своих церквей, пытался ограничить самостоятельность и автономность местного протопопа. С мыслью ознакомиться с положением дел в войске он даже посетил Яицкий городок в июле 1746 года. Своенравность казаков была не по душе Владыке, ведь еще сравнительно недавно казаки решением своего Круга и атамана казнили неугодного священника, утопив его, или, как написано в документах тех лет, «приговорили посадить в воду».

Кратковременно, с 1791 по 1795 г.г. Уральское казачье войско, переименованное из Яицкого по указу Екатерины II, со своими церквями было причислено в духовном отношении к Астраханской епархии.

В 1795 году было вновь возвращено под управление Казанского епископа, а в 1817 году перешло под управление вновь созданной в 1799 году Оренбургской епархии.

На момент причисления к этой епархии на территории Уральского казачьего войска было всего 6 церквей: три в Уральске, по одной в Сакмарском и Илекском городках и одна церковь в Калмыковой крепости. Зато здесь же, в изобилии находились старообрядческие молитвенные дома, скиты, среди которых были знаменитые Сергиевский, Уральский и Бударинский, а в самом Уральске находился оплот старой веры – Успенская часовня.

В 1868 году, путем присоединения к казачьим землям огромного пространства зауральной территории, была образована Уральская область. В делах духовных вновь созданная область также подчинялась Оренбургской епархии.

Усилиями Священного Синода, Оренбургской духовной консистории, Уральской администрации, духовенства и мирян строились новые храмы, открывались школы грамоты и церковно-приходские школы. К началу ХХ века только на казачьих землях стояло уже около 70 храмов, 53 из них были построены во второй половине XIX века.

С начала ХХ века началось активное церковное строительство в зауральной части Уральской области. Оно еще более активизировалось с притоком православного населения, вызванного государственными реформами под руководством Столыпина П.А. В связи с недостатком у переселенцев молитвенных домов и церквей, на первых порах на их территории служили причты походных церквей.

Особое внимание епархиального руководства было обращено на устройство церковных школ. Церковь, наряду с воспитанием народной нравственности и поднятием духовности, несла в народ грамотность.

Растущее христианское население области, интенсивное церковное строительство заставляли задуматься о более тесном контакте с епископской кафедрой или перенесении ее на уральскую землю.

Еще в 1901 году наказной атаман Уральского казачьего войска генерал-лейтенант Ставровский К.Н. во Всеподданейшем отчете высказал пожелание о необходимости создания в Уральской области епископской кафедры – викарианства. В апреле 1905 года

он обратился в военное министерство и к Преосвященному Иоакиму епископу Оренбургскому и Уральскому с пожеланием открыть в Уральске кафедру викарного епископа, сообщив при этом, что уральцы имеют возможность за свой счет его содержать.

В ответе на последовавший из Военного министерства и Синода запрос епископ Иоаким высказался положительно о создания в Уральске викарианства.

Однако, жизнь распорядилась иначе.

7 ноября 1908 года духовенство и храмы Уральской области была выделены из состава Оренбургской епархии и причислены к Николаевскому викарианству Самарской епархии. Правящим архиереем стал епископ Тихон (Оболенский Иван Иванович).

5 октября 1916 года на основе Николаевского викарианства была создана Уральская и Николаевская епархия под руководством все того же епископа Тихона.

Епископ Тихон родился в 1856 году. Учился в Тамбовской духовной семинарии, из пятого класса которой поступил на медицинский факультет Казанского университета. Более восьми лет работал уездным

Епископ Тихон (Оболенский)

 врачем. В 1890 году поступил вольнослушателем в Санкт-Петербургскую духовную академию, где в том же году был подстрижен в монашество, а затем рукоположен в иеромонаха. 20 декабря 1891 года о.Тихон был назначен настоятелем Спасо-Преображенского единоверческого монастыря в Самарской губернии и возведен в сан архимандрита. 14 января 1901 года был хиротонисан во епископа Николаевского, викария Самарской епархии. В 1917-18 годах был членом Поместного Собора от духовенства Уральской области. В 1918 году возведен в сан архиепископа. В 1923 году вошел в состав Священного Синода при Патриархе Тихоне. В 1924 году возведен в сан митрополита. Скончался 8 мая 1926 года в Москве.

С 1918 по 1920 г.г. по территории епархии прокатилась кровавая Гражданская война. Опустошенная войной и эпидемиями Уральская губерния уже не могла обеспечить производство необходимого продовольствия. Начался голод. Масштабы его были огромны. Население дошло до нечеловеческого состояния, поедались кошки, собаки, воровались и поедались трупы людей, развилось людоедство. В 1921 году, к начавшемуся еще в 1918 году тифу, прибавилась холера. Болезни косили, не разбираясь ни в чинах, ни в вероисповеданиях. В Покровском женском монастыре только за март и первую половину апреля 1920 года умерли шесть послушниц и монахинь. Обескровленная за годы войны медицина, отсутствие персонала и лекарств делали свое дело, смертность превысила все мыслимые пределы. Советская власть оказалась бессильной против эпидемий.

С началом боевых действий гражданской войны Уральский клир понес первые жертвы. 21 апреля 1918 года от рук красноармейцев погиб священник Пророко-Ильинской церкви Зеленовского поселка Каменской станицы о. Григорий Щеткин. Отец Григорий был убит на пороге храма, оберегая укрывавшихся там прихожан – женщин, детей и немощных стариков.

В 1919 году были убиты священники Балалаев Н.В., Дынников Г.Ф., Изумрудов А.П., Макаров А.Н. и Флоров Н.С.

Вплоть до 1922 года, хотя формально правящим епископом оставался Тихон, основная забота по управлению духовными делами в епархии легла на благочинного Уральских церквей протоиерея Иоанно-Предтеченской церкви города Уральска Голунова Михаила Фокиевича.

Именно ему вменили власти сопротивление изъятиям церковного имущества и осудили на содержание в тюрьме со строгой изоляцией.

В 1923 году к управлению епархией был поставлен епископ Вольский Петр (Соколов Павел Иоаннович). Архиерей с первых дней своего недолгого правления требовал публичного покаяния от уклонившихся в обновленчество священников и диаконов. Уже в июне все саратовские священники (за очень малым исключением) вновь обрели тихоновскую ориентацию в православии. Владыке подтвердили

Епископ Петр (Соколов)

свою верность духовенство и миряне Уральской, Пензенской, Самарской и Астраханской епархий. Победа архиерея над обновленческим расколом была столь успешна и очевидна, что в том же году он был арестован Саратовским ОГПУ и осужден 7 декабря к трем годам заключения в Соловецких лагерях по обвинению в возбуждении верующих против советской власти. С 1930 года – епископ, а с 1933 – архиепископ Сталинградский. В 1935 году в течение полугода содержался в тюрьме по обвинению в антисоветской деятельности. По освобождению из тюрьмы, в конце года назначен на Воронежскую кафедру, а в октябре 1936 – на Петровскую и вскоре арестован. 12 февраля 1937 года закрытым заседанием специальной коллегии областного суда приговорен к пяти годам лагерей и трем годам поражения в правах. Умер 16 мая 1937 года, находясь в заключении.

После недолгого правления епископа Петра почти два года уральцы были без законного архиерея. В отсутствии духовного ориентира обновленчество начало выпестовывать своих последователей в среде Уральского клира и прихожан. Одним из проводников православного раскола стал некогда очень уважаемый миссионер и настоятель храма Христа Спасителя в г. Уральске Георгий Львович Крашенинников. О. Георгий уклонился в обновленчество, став благочинным г. Уральска после ареста о. Михаила Голунова, в конце 1922 года.

Возглавив руководство церковной жизнью после о. Михаила, он повел себя неожиданно. Поставив перед собой целью обратить уральские приходы в обновленческие, довольно быстро потерял авторитет среди верующих. Дальнейшие его действия, в частности, проведение 24 января 1924 года собрания по случаю кончины Ленина и решение провести кружечный сбор в его память, привели к тому, что верующие на собрании 25 августа решили изгнать его. Собравшиеся предлагали организовать прошение, чтобы вернуть осужденного Голунова, «...ибо Голунова, сам Тихон признал достойным сана священника».  Немаловажную роль в отрешении о. Георгия сыграли критические выступления священников Белугина Г.Е. и Левшина М.А., незадолго до собрания побывавших в обновленческом Синоде, а также посетивших Патриарха Тихона. Они однозначно стояли на позициях «тихоновщины», так называла последователей Патриарха Тихона советская пропаганда.

Необходимость в срочном назначении правящего епископа подтверждал своим письмом от 20 октября 1925 года в адрес Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Крутицкого Петра благочинный г. Уральска протоиерей Геннадий Белугин. О. Геннадий, ходатайствуя о назначении епископа на Уральскую кафедру, писал: «Верующим хочется поскорее видеть своего епископа на месте, так как обновленческий еп. Михаил Постников разбивает умы наших верующих, что «никакой епископ не приедет», «я есть законный епископ для Уральской епархии».

С 1926 года епархия стала именоваться Уральской и Покровской.

Править епархией был поставлен епископ Павел (Павловский Петр Андреевич). Владыка родился в 1865 году в семье псаломщика. В 1885 году по окончании Архангельской духовной семинарии был рукоположен во священника. В 1915 году пострижен в монашество, в том же году возведен в сан архимандрита. В 1917 году хиротонисан во епископа Пинежского, викария Архангельской епархии. В 1920

Епископ Павел (Павловский)

 году арестован за «контрреволюционную деятельность». 30 января 1921 года Московским ревтрибуналом приговорен к расстрелу, но в связи с амнистией ВЦИК (от 2 ноября 1920 г.) наказание было заменено пятью годами тюрьмы. В 1926 году в течение месяца управлял Тверской епархией, а с мая того же года – епископ Уральский и Покровский. В 1929 -1931 г.г. управлял Челябинской, а потом Красноярской епархиями. С 1933 года – архиепископ Красноярский, затем Иркутский. 16 сентября 1937 года арестован, а 24 ноября был расстрелян.

В период нахождения епископа Павла на Уральской кафедре власти повели мощное наступление на Церковь путем пестования обновленчества среди Уральского православия, очернения служащего духовенства, проведения массовой предварительной агитации, направленной на закрытие и разрушение храмов. Начался тайный сбор материалов для громких судебных процессов против духовенства и прихожан. Только чудо спасло Владыку Павла от расправы.

С конца февраля 1929 года епархией стал править епископ Иоанн (Братолюбов Сергей Васильевич). Он родился в 1882 году. Окончил Казанское духовное училище, семинарию а в 1906 году Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия. В 1907 году подстрижен в монахи, в том же году рукоположен сначала в иеродиакона, а затем в иеромонаха. В 1923 году хиротонисан в епископа Березовского, викария Тобольской епархии. Активный борец с обновленчеством. С 1924 по начало 1929 года управлял Тобольской, а затем Иркутской епархиями, был епископом Воткинским,  Суздальским, а затем Шацким. С 27 февраля 1929 года епископ Уральский и Покровский. С августа 1930 года епископ Курганский,

Епископ Иоанн Братолюбов)

викарий Тобольской епархии. В 1931 году арестован якобы за членство в «к/р церковно-монархической повстанческой организации «Союз Спасения России». В 1932 году осужден к пяти годам заключения в концлагере. По отбытии наказания был вновь арестован 16 октября 1937 года. 29 ноября осужден к десяти годам лишения свободы «за контрреволюционную агитацию». 9 февраля 1943 года был досрочно освобожден в связи Директивой НКВД от 23 октября 1942 года № 467, сложившейся вокруг Церкви в годы Великой Отечественной войны. С июня 1943 года – епископ Сарапульский. С ноября того же года – архиепископ Ижевский и Удмуртский. С 1945 года архиепископ Уфимский и Башкирский. С 1953 года возглавлял Ульяновскую кафедру. В 1959 году уволен на покой. Скончался 27 февраля 1968 года в г. Ульяновске.

Его правление пришлось на самый пик работы следователей ОГПУ по выявлению церковной контрреволюции и арестам священнослужителей. Епископ Иоанн не пострадал, хотя следствие делало все, чтобы уличить архиерея в противозаконных действиях. ОГПУ была необходима знаковая и известная личность в православии, чтобы «сделать» ее идейным лидером антисоветчины и контрреволюции. Таким человеком стал епископ Тутаевский, викарий Ярославской епархии Вениамин (Воскресенский Василий Константинович), находившийся в это время в ссылке в удаленном поселке Уральского округа. Видимо, именно арест епископа Вениамина спас от расправы епископа Иоанна.

Епископ Вениамин, осужденный в Уральске властями к десяти годам лишения свободы и умерший в заключении, Юбилейным Архиерейским собором Русской православной церкви 13-16 августа 2000 года причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских.

Помимо арестов и судов над духовенством и мирянами церкви лишились колоколов, а многие вообще были закрыты.

В течение года после епископа Иоанна с 26 августа 1930 по середину августа 1931 года епархией правил епископ Памфил (Лясковский Петр Александрович).

Он родился в 1883 году в Волынской губернии в семье священника. Окончил духовное училище, Волынскую духовную семинарию и в 1907 году Московскую духовную академию. Кандидат богословия. В

 

 1911 году подстрижен в монашество и рукоположен в иеродиакона, а через несколько дней рукоположен в иеромонаха. В 1912 году возведен в сан архимандрита. Служил ректором Полтавской духовной семинарии. В 1922 году хиротонисан во епископа Стародубского, викария Черниговской епархии. С 1923 по 1926 год был в ссылке в Вятской губернии. С марта 1928 года – епископ Богучарский, викарий Воронежской епархии. После Уральска в течение года был епископом Чебаксарским, а с 20 октября 1932 года – епископ Подольский, затем Курский. С 11 августа 1933 года епископ Краснодарский и Кубанский.

В Краснодаре местными властями, органами НКВД и обновленцами началась травля Владыки. В его окружение внедрялись в изобилии всевозможные соглядатаи и информаторы, в том числе находящиеся в священном сане. Чинились всевозможные бытовые препятствия. Владыку стали переселять из одной квартиры в другую. В конце его поселили в доме одного из священнослужителей, который подозревался в связях с НКВД.

Владыка предчувствовал скорую смерть, говоря, что она будет от удушения.

Его нашли утром 23 января 1936 года  повешенным на дереве в саду дома, где квартировался. По официальной версии он окончил жизнь самоубийством во время острого психического припадка. «Монахиня Варвара публично укоряла диакона, хозяина дома, у которого жил владыка: "Бог с тебя спросит!"; тот возражал: "Я что ли его убил?". А она: "Ты сделал хуже: зная, что его задушили, ты не сказал об этом и тем поддержал поношение епископского сана". Умирая, диакон исповедовался, что не может умереть с таким грехом: он слышал все, что происходило за стеной, но не сказал, т.к. ему пригрозили, что и с ним будет то же самое.

«Церковь отказалась хоронить «самоубийцу». Однако народ не верил официальной версии, шумел, один верующий высказал намерение взять тело владыки в свой дом. Тогда тело епископа Памфила перенесли в Феодоровский придел Георгиевского храма. Духовенство отказалось совершать отпевание, лишь самый младший священник отец Иоанн согласился совершить чин погребения «монаха Памфила». Трудами и чаяниями последователя Владыки, его стали поминать и поминают, как епископа. В 2009 году на пожертвования горожан на его могиле возведена часовня.

Последним правящим архиереем у уральцев был епископ Модест (Никитин Тихон Николаевич). Родился в 1867 году в семье диакона в городе Воронеже. Там же окончил духовное училище и семинарию. В священнический сан рукоположен был в 1891 году. В 1903 году закончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия. В 1907 году принял монашеский постриг. Через год возведен в сан архимандрита. Являлся настоятелем Московского Знаменского монастыря, благочинным монастырей Московской епархии, наблюдателем церковно-приходских школ. В 1913 году хиротонисан во епископа Верейского, викария Московской епархии. С этого же времени являлся настоятелем Московского Покровского монастыря, председателем Московского миссионерского общества, председателем комитета по обеспечению раненых воинов и заведующим Московскими пастырскими курсами. Последняя должность напрямую связывала Владыку с Уральской областью, поскольку несколько выпускников этих курсов служили здесь священниками. В 1917 года – епископ Усть-Медведицкий и Хоперский. В 1921 году – епископ

Епископ Модест (Никитин)

Аксайский, викарий Донской епархии. В 1922 году уклонился в обновленческий раскол, став обновленческим архиепископом Ростовским-на-Дону. В 1922 – 1928 годах служил на разных кафедрах. С 1928 года – обновленческий митрополит Саратовский, в 1930 – 31 г.г. на кафедрах Псковской и Челябинской.  

Поставлен на Уральскую епархию он был 18 октября 1931 года после того, как 3 июня принес покаяние об участии в обновленческом расколе. Его правление в Уральске закончилось в первых числах января 1933 года.

С августа 1933 года – епископ Вяземский. 17 марта 1936 возведен в сан архиепископа. В ноябре того же года назначен архиепископом Смоленским и Вяземским.

Арестован 3 октября 1937 года. Решением тройки при УНКВД по Смоленской области от 20 ноября 1937 года приговорен по ст.ст. 58–10, 58–11 УК РСФСР к высшей мере наказания – расстрелу  за "создание контрреволюционной организации церковников, проведение антисоветской агитации" Расстрелян 2 декабря 1937 года.

Разрушение храмов, расправы над священнослужителями и активными мирянами, нарастающая активность обновленческого раскола в православии сделали свое дело, с 1933 года епархия перестала существовать.

Поддержанная местными властями и ОГПУ, особо способствовала ее уничтожению Уральская обновленческая епархия. Правда, и она просуществовала не дольше. Власти атеистов в середине 30-х годов уже не нужны были союзники для разгрома православных институтов. Вскоре и сами обновленцы были низвергнуты и подверглись репрессиям.

За годы воинствующего атеизма многие десятки священнослужителей и мирян понесли незаслуженное наказание за Веру. По бывшей Уральской области пронесся смерч разрушений церквей, глумления над иконами. Только в досоветском Уральске и окрестностях было два десятка православных и единоверческих церквей и два монастыря. К началу Великой Отечественной войны, в 1941 году осталась только одна Спасо-Преображенская кладбищенская церковь.

 Тяготы, принесенные войной, заставили власть вновь вспомнить о религии. Для обеспечения молитвенного успокоения городского населения в 1943 году вновь был открыт для верующих Михайло-Архангельский собор в Уральске. Однако, стоило только закончится войне, как вся мощь местной советской пропаганды обрушилась на этот храм. Летом 1961 года он был опять закрыт.

Вновь на долгие двадцать восемь лет кладбищенская Спасо-Преображенская церковь осталась единственным действующим храмом в городе Уральске.

Новые веяния конца 80-х годов ХХ века во внешней и внутренней политике страны вынудили коммунистическое руководство на всех уровнях власти пересмотреть свое отношение к одному из задекларированных пунктов Конституции государства СССР – свободе совести. К тому самому пункту, формально существовавшему на всем протяжении существования советского государства. По всему Советскому Союзу начала ослабевать антирелигиозная пропаганда, здания церквей начали возвращаться верующим.

В начале 1989 года Михайло-Архангельский собор  в Уральске был возвращен Церкви. 23 апреля 1989 года он был вновь освящен Епископом Алма-Атинским и Казахстанским Евсевием (Саввиным).

Такова предыстория воссоздания Уральской епархии.

 

Вчитываясь в скупые строчки биографий, всматриваясь в даты, невольно ощущаешь себя, если не участником, то соглядатаем событий тех лет. В биографиях архиереев, словно в зеркале, видишь все тяготы, лишения и бесчинства возведенных на жизненном пути людей совестливых. Понимаешь, как трудно предать Веру, поменяв ее в угоду, с виду красивой, но на деле бездушной, сказке.

Вечная память пострадавшим за Веру!

 

"Благовест". Уральск. №1, 2016

---вернуться к оглавлению---