ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

Курноскин С. (Cанкт-Петербург)

                                                                   Будара.       

Будара или бударка; под этим названием на протяжении столетий известен целый ряд судов, нередко очень разных по конструкции, размеру, назначению, мореходным и другим качествам.

Будары и бударки (второй вариант названия являлся уменьшительным от первого и использовался для более мелких судов данного типа) были распространены на водоёмах огромной территории от Балтики до Аральского моря.

О происхождении термина «будара» единого мнения нет. Одни производят его от славянского «буда» - плетёнка, другие от «будовать», т.е. строить. Если принять во внимание первый вариант, то можно предположить, что изначально это были лодки, сплетённые из ивовых прутьев. Затем имя перенеслось на более совершенную лодку – долблёнку, видимо, за схожесть размеров и назначения, а начальный лодочный тип постепенно канул в Лету. Ели же принять вариант второй, то покажется вероятным, что бударки деревянными были всегда.

Плавная будара. Конец XIX в.

 

Первое известно упоминание таких будар, являющихся по сути дальнейшим развитием долбленого челнока1, содержится в Ипатьевской летописи под 1175 годом. Поначалу эти лодки использовались для рыбной ловли и разъездов на реках. Постепенно с увеличением перевозок по внутренним водным путям произошло разделение будар по их назначению на транспортные и промысловые (они же разъездные), выразившееся в увеличении габаритов и грузоподъёмности у первых и сохранении прежних размерений у вторых.

Откуда появились бударки на Урале? Именно бударки, т.к. больших, неповоротливых, размером со струг, грузовых будар, применявшихся на других реках, напр., на Дону, у нас никогда не было. Предания, хранимые старыми казаками от дедов и прадедов сообщают, что предки их жили на Русском Севере, вплоть до берегов Белого моря. Однако Север не был их родиной. Поначалу они, обитатели степей, служили ордынским ханам, но в XIV веке, после принятия Золотой Ордой ислама, после мамаева разорение, нашествия Тамерлана и целого рада других бедствий, тогдашние казаки разделились Православные большей частью ушли на Русь, в Польшу и Литву, а обмусульманившиеся – в Турцию, Крым или остались в Великой Степи.

В XV веке началось возвращение казачьего населения, уже сильно изменившегося, русифицированного на Днепр, Волгу, Дон, Яик и Терек, к старым, сохранившимся в небольшом числе коренным казачьим общинам. Традиция уральцев хранит рассказы о том, как после утраты Великим Новгородом своей независимости, не желал жить под властью царских воевод, старые казаки ушли на родину своих предков в Дикое Поле – сначала на Волгу, а уже оттуда на закольный Яик, где жизнь тогда была смертельно опасной, но зато воля полной и ничем неограниченной.

Возможно, тип лодки – бударки был привнесён предками казаков со своей временной северной родины, сначала на Волгу, а оттуда – на Яик. А может, они, уходят на Север, уже имели опыт строительства долбленых челноков, подобных каюкам из карагача, которые ещё в XIХ - ХХ в.в. применялись киргиз – карсаками и туркменами.

Как бы там ни было, бударка яикских казаков благодаря долголетнему совершенствованию развитию стала сильно отличаться от волжской, образовав свой лодочный тип. 

Будара. Уральск, 60-70 г.г., XX в.

В XVIII веке об этих бударках писал П.С. Паллас: в XIX-м веке великий собиратель слов В.И. Даль (в молодости – морской офицер), который будучи в Уральске, не мог не обратить внимание на столь необычные лодки: «Уральская казачья бударка отличается лёгкостью, тонкостью и чистотою отделки».

 

Плавная будара на повозке - «тагарке». Вверху: бударное весло

 

Имелись следующие разновидности будар; морская, войсковая, неводная, плавная, подбегная, рыбница.

Далее речь пойдёт в основном о самых лёгких, красивых и ходких бударках, - тех что использовались на плавнях; войсковых рыбных ловах, производившихся в определенное время по реке Уралу с участием иной раз более 7000 будар.

Как и бударка волжская2, уральская представляла собой разновидность долбленого челнока.

Автору неизвестны все детали судостроения уральских казаков, поэтому здесь приводится описание изготовления поморской лодки – осиновки, каким оно было издревле и вплоть до начала XX века. (Вполне возможно, что осиновка и бударка происходят от общего предка): «Строили такие лодки из соснового, елового, а также осинового леса. В давние времена поморы делали осиновки первобытным способом. Весной выбирали толстое дерево и в ствол (не срубая его) забивали деревянные клинья вбивали все глубже и глубже, а потом, по мере необходимости, заменяли новыми, более толстыми. Через пять лет дерево принимало нужную форму. Тогда дерево срубали и, увеличивая размеры щели в стволе, долбили корыто. Лишнюю древесину вырубали топорами или выжигали. После долбления бревно называлось «трубой», оно являлось как бы полуфабрикатом; в «трубу»наливали на несколько дней воду, - чтобы древесина намокла. Затем, для придания дереву гибкости его распаривали, разжигая в мокром стволе огонь. Окончательную форму лодки (точнее её днищевой части) хорошо пропаренная труба принимала после обработки толстыми деревянными распорками. К бортам осинового днища пришивали вицей3 несколько сосновых досок в дюйм толщиной. Обводы лодки делали одинаково острыми и у носа и у кормы».

Уральские казаки поначалу изготавливали будары из имевшегося в их распоряжении леса, но впоследствии ввиду недостатка его на войсковой земле большую часть лодок стали строить из привозного – с реки Белой. 

Казаки с неводом на песке против Красного яра у г. Уральска. Рядом - досщатая будара.

Уральские казаки поначалу изготавливали будары из имевшегося в их распоряжении леса, но впоследствии, ввиду недостатка его на войсковой земле, большую часть лодок стали строить из привозного – с р. Белой и из Казанской губернии, сплавляемого от Оренбурга по вешней воде в Уральск. Это были верба либо осокорь в виде «трубы», грубо выдолбленной лодочной основы. «Разводка», т.е. окончательное изготовление и отделка будар, производилась исключительно самими казаками, которые в этом деле были изрядными мастерами.

«Хотя большая часть истых рыболовов обязательно самалично учавствует в окончательной отделке своей будары, но и по этой части есть своего рода специалисты, которые берутся «разводить» будары по заказу. За такую разводку хорошие мастера берут от 7 до 10 р. и до 15 р.».

Готовая будара своим видом производила неизгладимое впечатление: Очень длинная, узкая, стремительных обводов, с обоюдоострыми оконечностями, высоко приподнятыми наподобие венецианской гондолы или пироги американских индейцев. 

Готовая будара своим видом производила неизгладимое впечатление: Очень длинная, узкая, стремительных обводов, с обоюдоострыми оконечностями, высоко приподнятыми наподобие венецианской гондолы или пироги американских индейцев: штевни совершенно другой, нежели у волжских будар формы, гораздо более красивые и очень острые – толщиною всего в дюйм (2,54 см.), обтянутые полосовым железом.

Окрашивались будары в самые различные цвета – по желанию хозяина. В. Правдухин («Яик уходит в море») сообщает, что были синие, голубые, зелёные; даже полосатые; а лодки плавленных депутатов и атаманская – белые. Таких лодок нигде в России больше не было! (Илл.1,2) Вот основные характеристики плавных будар первых лет ХХ века, взятые из работы казака-уральца И.Хорошхина:

Длина: 7,1 – 9,25 м.

Ширина: 70-80 см.

Высота борта: 44-53 см.

Вес: 82-164 кг.

Осадка порожнем: 4,4 – 13,2 см.

Грузоподъемность: 410 – 655 кг.

Подобно волжским бударкам (Илл.3), изготавливавшимся из тех же «труб», уральские были также узки и малоустойчивы. Главных причин этому было две: во – первых, шире не сделать, не позволят габариты исходного материала – древесного ствола; во – вторых (и может, это главная причина) – для такого лова, на такой реке, как Яик – Урал, и для такого человеческого сообщества, каким являлось Уральское казачье войско - нужна была именно такая лодка.

Специалист по мелкому деревянному судостроению А. Боярский, в последней четверти XIX века сообщает об уральских бударах следующее: «Для плавания на них нужно иметь большой навык, но смелые казаки выезжают на них для рыбных промыслов, в Каспийское море за четыре и более верст от берега». Лодки эти, хранившиеся в период между плавнями каждым хозяином – казаком в своем дворе под навесом, доставлялись к назначенному для начала плавни дню в определенное место на Урале, близ какого-либо форпоста (посёлка). Здесь на берегу все будары устанавливались перпендикулярно урезу воды в несколько рядов, так тесно, что между ними можно было пройти разве только одному человеку. По пушечному «удару» лодки даже не спускались, а мгновенно сбрасывались в Урал и стремительно неслись к «ятови»4, ибо кто туда успевал первым, тот и был с рыбой; а у промешкавшихся залов был гораздо меньшим.

Огромное количество будар разом, в одном месте реки. Можно себе представить, что тут творилось – человеку неопытному нечего и соваться в этакую кучу - малу; сами казаки иной раз получали серьёзные травмы.

Случалось, лодки сталкивались, переворачивались, но для казаков, прирожденных рыболовов, мастерски управлявшихся со своими судами, и как рыбы, плававших, пусть даже в холодной воде, это было нипочём: будару быстро возвращали на ровный киль, отливали воду ловко так, чтобы она вновь не опрокинулась, забирались внутрь и как ни в чём не бывало продолжали лов.

В плавной бударке обычно было два человека; «весельщик», работавший парой довольно необычных по виду весел – «бабаек», и «кормельщик», рулевой (хозяин лодки и рыболовных снастей), управлявший лодкой с помощью кормового весла, выметывавший и выбиравший плавную сеть. Иногда для более быстрого хода хозяин шёл на дополнительные затраты и нанимал второго гребца, и такие лодки именовались бударами – «двойчатками» в отличие от упоминавшихся ранее будар – «одинцов».

Из всех уральских казачьих будар плавные были самыми красивыми, лёгкими, быстрыми.

Парусного вооружения не имели, хотя возможно оно было на бударах других видов, например на морских (так, достоверно известно, что будары – долблёнки «уходцев»5, применявшиеся в устьях Сыр - Дарьи, оснащались парусом на съёмной мачте).

Как ни были хороши для казаков и любимы ими изящные и ходкие будары – однодеревки, но с первых лет ХХ века они начали переводиться, уступая место лодкам другого типа. Вот что пишет по этому поводу И. Хорошхин: «В настоящее время стали появляться бударки, сделанные из тонких досок; хотя они не имеют такой прочности, устойчивости и лёгкости на ходу, но благодаря дешевизне постепенно начинают входить в употребление между казаками. Стоимость долбленой будары 50-70 руб., а досчатой 10-15 руб.».7

Отметим, что старые казаки не соглашались считать подобные лодки бударами и презрительно называли «дощаниками». Со временем их стали изготавливать из более толстых и широких досок, сами лодки также делались шире и оттого устойчивее, но зато тяжелее и тихоходнее; кроме названия «будара» в них уже не осталось ничего общего с первоначальным типом.

Автор, чьё детство пришлось на 60-70-е годы, помнит такие лодки во множестве на Урале (Илл.6).

Нам, никогда не видевшим будар настоящих, эти плоскодонки с седловатым днищем, развалистыми прямыми (из 2-3х досок внакрой) бортами, узким транцем и наклонным прямым же форштевнем казались очень хороши, и для Урала удобны. Да в общем так оно и было – времена длинных и узких бударок, требовавших высокого мастерства от управлявших ими людей, прошли, и стали нужны лодки более грубые и выносливые.

Речники наши на каждом пароходе, а позднее – теплоходе, даже если и была штатная спасательная шлюпка, всегда старались иметь ещё и бударку. Тяжёлой, глубоко сидящей, с полными мореходными обводами шлюпке, трудно выгрести против урального течения и поэтому плоскодонная остроносая дощатая будара для разъездов и рыбалки была поистине незаменима.

Некоторые будары делались очень тщательно: Стыки досок конопатились просмоленными прядями пенькового троса, смолились и залащивались6, после чего следовала окраска лодки изнутри и снаружи (часто в зелёный цвет);другие, сработанные грубо, не красили, а только смолили. Бывало за неимением смолы использовали гудрон, который потом при разбухании дерева отваливался целыми шматками; водорез часто обивали жестью, ею же иной раз подшивали днище. Крепежом служили обычные стальные плотницкие гвозди, острия которых, прошедшие насквозь, загибались и забивались в доски обшивки изнутри.

Многие уральцы помнят наверное, как в жаркие летние дни загорелые пристанские мальчишки именно на таких лодках за 10 копеек перевозили отдыхающих через Урал, на пески Бухарской стороны. Такие лодки еще в начале 90-х строились в Чапаевском затоне: не то одни, не то два мастера тогда были живы и способны работать; а теперь уж не осталось из них никого, да и деревянных лодок нигде не видно.

Ну, а что же будары настоящие, долбленки – однодеревки - те что участвовали в уникальном, нигде больше в мире не имевшем места рыболовстве; чьи достоинства и недостатки были обусловлены именно особенностями этого рыболовства чей внешний вид, своеобычный и неповторимый, отличный от будар всех других регионов сохранился неизменным до самого конца: - что стало с ними?

В первые десятилетия ХХ века по указанным выше причинам их строили все меньше: а после гибели Уральского казачьего войска в Гражданской войне и вовсе перестали.

Советская власть отлучила уцелевших казаков от родной реки, запретила ловить рыбу: бударки конфисковывались, а то и просто уничтожались. Впоследствии, когда волна репрессий несколько опала, сохранившиеся лодки ещё какоё-то время использовали – до полного износа: несколько дольше продержались бударки у казаков на Аральском море, но потом исчезли и они.

Так сгинул этот уникальный лодочный тип, подобного которому не было во всей России.

 

            Использованная литература

1.  Морской энциклопедический словарь. В трёх томах т.1. Л. Судостроение, 1991.с.183.

2.  Даль В.И. толковый словарь…т.1-4, м. Русский язык, 1978. т.1.с.135

3.  Малеча Н.М. Словарь говоров уральских (яицких) казаков. В 4-х томах. т.1. Оренбург.2002.с.172.

4.  Уральские войсковые ведомости. №46,1872 г.

5.  Бадигин К.С. По студёным морям. М. Географгиз.1956.с.172.

6.  Бородин Н. Уральское казачье войско. Статистическое описание в двух томах. книга II. Уральск.1891.,с.681.

7.  Боярский А. Очерк практического руководства к постройке гребных судов. СПб.,1886.

8.  Хорошхин И. Краткое описание рыболовства Уральского казачьего войска. СПб.,1902.,с.6-7.

 

1     Челнок, уменьшительное от «челн» - лодка, выдолбленная, или выжженная из цельного ствола дерева.

2     По месту преимущественной постройки часто именуемая астраханской.

3     Вицы – так на Севере называли тонкие прутья из распаленных веток молодого можжевельника, которыми «сшивались» доски судовой обшивки.

4     Ятовь – глубокое место в русле Урала, где залегала рыба, в т.ч. осетровых пород, являвшаяся долгое время главным источником достатка казаков – уральцев.

5     Уходцы – уральские казаки, за несогласие с новым положением о службе сосланные в Туркестан и на Арал; частью через несколько лет вернувшиеся, а частью оставшиеся там навсегда. Первые высланные появились на Аральском море в 1874 году.

6        Ласт – тонкая рейка (штапик), подшиваемая скобками из стальной проволоки вдоль стыков поясьев обшивки, чтобы не выдавливало конопать.

 Казачьи ведомости. Уральск. №8, 2009

---вернуться к оглавлению---