ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

А.Курлапов

                                                     Уральские знамена в Австралии.

 

Яицкое (с 1775 г - Уральское) казачество является "природным", а уральские казаки справедливо на­зывают себя "кровными" казаками. Из 11 казачеств императорской России только три казачества были природными, потомственными, поскольку зароди­лись и издавна жили на своей земле. В Российской армии эти казачества имели статус "Старых войск"; именно по их образцу в 19 веке Россия создавала свои новые казачьи войска.

Старшинство Уральского казачьего войска официально установлено с 9 июля 1591 г., со времени участия 500 яицких казаков в походе русского отряда против Шамхала Тарковского (см. Постановление Во­енного ведомства № 138 от 30 апреля 1884 г.), хотя имеются документы о более раннем участии яицких казаков в походах российской армии, а записанное на Яике в 1744 г. П. Рычковым предание о бабушке Гугнихе относит начальные этапы казачьей истории к 14 веку, "в самыя де те времена, когда Темир-Аксак, а по Европейскому Тамерлан, со многими татарски­ми войсками" разгромил за два похода Золотую Орду.

Яицкое - уральское казачество дольше других от­стаивало свои древние права и вольности. Восстания и войны против засилья чиновни­чьей России сотрясали Яик с конца 17-го и до начала 19 века. Достаточно вспомнить восстание яицких казаков 1772г., и Пугачевщину, которая была его продол­жением, переросшего на территории са­мой России в крестьянскую войну.

Только после реформы 1874 г. уральские служащие казаки стали носить форму, дома предпочитая ей свою национальную одежду. Почти все казаки являлись старообрядца­ми, а Яик до середины 19 в. оставался оплотом ста­рообрядчества, и негласно продолжал оставаться та­ковым до начала 20 века.

В Гражданской войне это было единственное ка­зачество, где не произошел раскол на "красных" и "белых"; единственное казачество, которое не было разгромлено красными войсками, а почти целиком погибло при отступлении от холода, голода и эпи­демий. Как символ непобедимости, унося с собой в Австралию три казачьих знамени, в том числе и Войсковое.

 В конце октября текущего года на информационном портале Центрального казачьего войска появилось неожи­данное для уральцев сообщение, что 10 октября члены правления ЦКВ в Москве встречали Товарища (заместителя) Войскового атамана В.И. Анненко, который выполнил "почетную и историческую миссию по возвращению в Россию Войсковых Знамён Уральского казачь­его войска", получив эти знамёна 7 октября в г. Брисбен (Австралия). Для прояснения этой, прямо скажем, непростой ситуации, приведём историческую справку. Во-первых, о каких знамёнах идёт речь.

В Австралийском городе Брисбен, при Свято-Николаевской православной церкви, хранились два полковых Георгиевских знамени УКВ (2-го и 7-го полов), которые в ноябре 1923 г. привезла в Австралию горстка уральских казаков со своим Атаманом. Уходя за территорию Войска и России, унес с собой Атаман B.C. Толстое и главную святыню Уральских казаков, Войсковое Георгиевское знамя, врученное в 1884 г. (позднее Войсковое знамя было им передано на хранение в один из храмов на территории Сербии, и дальнейшие следы его теряются).

В Австралию были привезены два полковых Георгиевских знамени из девяти, врученных Уральскому казачьему войску Наследником (с1893 г император Николай II), 30 июля 1891 г., в дни празднования в г. Уральске 300- летия служения Уральского казачьего войска в Российской армии (остальные семь знамён находятся в Уральске, в запасниках Западно-Казахстанского Областного историко-краеведческого музея). Торжественная церемония прибивки знамён происходила в Доме Наказного Атамана УКВ, в присутствии генералов и офицеров Войска. По два первых гвоздя в древки знамён были забиты  Наследником: первые от имени императора Александра III, и вторые от себя. Следующие гвозди вбивали Атаман УКВ, начальники отделов, и далее офицеры по порядку старшинства. Освящение знамён проходило на следующий день, на площади перед Войсковым Михайло-Архангельским Собором (заметим, что только шесть знамён из девяти было привезено в 1891 г. на праздник в г. Уральск: знамёна 1-го, 2-го и 3-го Уральских казачьих полков были доставлены по месту дислокации - 1-го полка в г. Киеве, 2-го полка в г. Самарканде и 3-го полка в Царстве Польском, где в один день и в один час, 30 июля, в половине седьмого часа пополудни, проводилась церемония прибивки знамён к древкам).

Навершия на полковых Георгиевских знаменах, выполненные в виде восьмиконечных крестов, а также знамённые скобы, являются неотъемлемой частью знамён. Только крайние обстоятельства военной жизни вынудили уральцев срезать одно из двух "Австралийских" знамён с древка (скорее всего, срезанное полотнище знаменосец хранил у себя на груди). Но в Австралии древко и навершие этого знамен и были сделаны заново, а отрезанную часть знамени (так называемый "знаменный запас") заменили малиновым бархатом. И эти говорящие о многом детали явля­ются для нас примером уважения казаков к святыне.

Невозможно сегодня представить, сквозь какие горести и лишения пронесены были уральцами эти знамёна!

Гражданская война на земле Уральских казаков началась в марте 1918 г. Все казаки, с 15 до 55-летнего возраста были призваны в ряды Уральской Отдельной армии. Руками детей, женщин и стариков проводились все тыловые работы. В критический момент, потеряв Уральск (в январе 1919 г.), отступая перед превосходящими силами красных, в марте 1919 г. казаки выбрали Войсковым Атаманом УКВ генерала B.C. Толстова (с апреля он становится и командующим Уральской Отдельной армии). После этого в короткий срок земли Уральских казаков были почти полностью очищены от большевиков.

Но силы были слишком неравными. К июлю 1919 г. в рядах Уральской Отдельной армии, державшей фронты протяженностью 700 километров, насчитывалось около 16 тысяч человек. На 10 августа 1919 г. их было 10200 человек. С приходом осени начались повальные болезни. Когда Уральская армия стала отходить "на низ", в сторону Гурьева, вместе с войсками уходило мирное население. Несмотря на недостаток вооружения и боеприпасов, которое приходилось доставать в боях у красных, несмотря на эпидемии испанки, брюшного, сыпного и возвратного тифа, уральские казаки до последней возможности обороняли родные станицы, держали фронт, являясь соединительным звеном между Сибирью и Вооруженными Силами Юга России.

Беспримерным по смелости и искусству исполнения останется в истории знаменитый Лбищенский рейд, когда 1100 казаков 5 сентября 1919 г. уничтожили глубоко в красном тылу штаб 25-й дивизии вместе с комдивом Чапаевым, причем силы противника вдвое по численности превосходили казачьи.

Но 18 декабря ослабленная эпидемией тифа, Уральская Отдельная армия оставляет Калмыков. 1 января 1920 г. в поселке Сарайчик Атаман УКВ B.C. Толстов собирает военный совет, на котором решено было уходить в единственном свободном направлении, вдоль восточного побережья Каспия на юг, в Персию, а потом к союзникам-англичанам, в Месопотамию (территория современного Ирака).

Первый этап беспримерного Ледового похода в 1.100 верст, до Форта Александровского (район современного Мангистау), был пройден уральцами в среднем за 57 дней. При пронизывающем ветре, после слякоти и сырости ударили сильнейшие морозы. Не было не только пищи и топлива; в песчаной безлюдной пустыне не было даже снега для питья! Все лошади и верблюды пали;  большинство людей были больны тифом, и двигались в горячечном полубреду.

По разным оценкам, в Ледовый поход вышло от 12 до 16 тысяч человек, в большинстве казаки непобеждённой Уральской Отдельной армии. До Форта чудом добралось две с половиной - три тысячи человек, три четверти из которых были сильно обморожены и больны.

Во второй переход, до Персидской границы, с Атаманом Толстовым вышло 214 казаков. Бросив всё, даже Войсковую казну (около трёх тонн серебра), личное имущество, Атаман уносил с собой главную святыню - знамёна. 2 июня 1920 г. уральцы, в постоянных стычках с туркменами, вышли к Персидскому городу Рамиан. Далее пешком, через Шахруд - в Тегеран. Затем через Хамадан вышли к Турецкой границе, откуда по железной дороге, через Багдад, по берегу Тигра, до Кут-эль-Амара.

Приблизительно 11 ноября 1920 г. уральцы прибыли в Басру, где в английском лагере провели в нищете и голоде 9 месяцев. Летом 1921 г., по приказу Черчиля, все население лагеря погрузили на пароход и отправили во Владивосток! Здесь уральцы проживали на острове Русский. После окончания сопротивления белых на Дальнем Востоке, уральцы ушли в Китай, где прожили некоторое время. И вот наконец, в ноябре 1923 г., в Квисленде на Австралийский берег высаживается с Атаманом, генерал-лейтенантом B.C. Толстовым около 50 уральцев.

Долгое время два полковых Георгиевских знамени хранились у Атамана. Но летом 1939 г. B.C. Толстов пригласил к себе домой казаков, чтобы решить, где в дальнейшем хранить знамёна. Подробности нам известны из ответного письма Ефима Яковлевича Кораблёва B.C. Толстову, датированного 11 июля 1939 г.

«Собрались у Атамана три брата Карамышевых - Федор, Иван и Василий, Павел Землянушнов, Андрей Копылов, Вячеслав Карташев, Федул Махначев, Александр Болдырев, Яков Бобров с сыном Орестом, и двое сыновей Атамана, - старший Олег, и родившийся в 1920 г. в Басре Сергей.

Казаки решили, что атаман попросит отца Валентина поместить ураль­ские знамёна в Свято-Николаевской церкви города Брисбена, чтобы они были на виду для Уральцов и всех кто приходют молиться. Это временное хранение можит быть на много, много лет, но если дай Бог, если Уральское Войско опять воскреснит, то будим иметь право их взять из Церкви и отослать их в ту церков из каторый они были взяты; если той Церкви не осталось, то пошлем в ту церковь в каторую ходють члены Войско молится.

Вы пишити что это Вы сделали. Отец Валентин выслушил нашу просьбу, и сказал, что он передаст это Церков­ному Собору. Через несколько дней он Вам сообщил что, они очень рады это сделать, и даже не каково платежа не будут требовать за это. Они слышали с каким трудом знамёна были спасены от красных, и с каким трудом, их визли из Форт Александра вовремя похода в Персию, а потом суда" (из письма Е.Я. Кораблёва Атаману Толстову).

Е.Я. Кораблёв показывал письмо Атамана всем казакам, кто был рядом с ним, и все согласились с этим решением.

 

После смерти Атамана B.C. Толстова в 1956 г., долгое время хранителем Святыни уральских казаков при церкви в Брисбене был его старший сын, Олег Владимирович Толстое. К сожалению, он умер в прошлом году.

После того, как младший сын Атамана, Сергей Владимирович, в девяностых годах дважды приезжал с женой, Викторией Тимофеевной, в Уральск, многие уральцы стали поддерживать связь с ними. Во время пребывания в Уральске, чета Толстовых останавливалась у П.К. Кирсанова; А.П. Ялфимов, А.Г. Трегубое, братья Севрюгины и А.В. Соболев из Круглоозерного сопровождали гостей в путешествиях по родной земле. Собственно говоря, это от Сергея Владимировича мы и узнали о знамёнах в Австралии, о посмертной воле Атамана когда-нибудь передать их на Родину.

    Все эти годы мы знали, что где-то далеко, подобно былинному острову Камынину, реально существует в Австралии святой уголок, где хранятся знамёна "Старого войска казаков", как сим­вол непобеждённого Уральского казачества. Мы гордились, что знамёна эти никогда не бывали в руках неприятеля..

После многочисленных попыток выяснить что-либо о судьбе наших знамён, мы узнали, что передача двух полковых Георгиевских знамён Уральского казачьего войска произошла в Свято-Николаевской церкви г. Брисбена 23 сентября 2007 г. Судя по сообщению Информационного портала Центрального казачьего войска, передача состоялась "согласно договора с казачеством и прихожанами Свято-Николаевского Соборного прихода в Брисбене, Австралия". Получил их "товарищ Атамана ЦКВ казачий полковник Анненко Валерий Иванович" Договор подписывали два священника, и полковник В.И. Анненко. Судя по фотографиям, знамёна были расчленены, отделены от древков. Неизвестна судьба наверший, знамённых скоб, гвоздиков, которыми знамённые полотнища были прибиты к древкам!

Помещаем фотографию, сделанную при передаче знамён; слева направо: полковник В.И. Анненко, Великая Княгиня Мария Владимировна (Романова), сын Атамана Толстова, Сергей Владимирович и его супруга Виктория Тимофеевна. По некоторым сведениям, после доставки в Россию, знамёна помещены в Казначейство РФ. Но вот информация от Центрального казачьего войска (атаман Налимов Валерий Иванович).

 

Передача знамен Уральского казачьего войска.

Передача Знамен в Австралии. На фотографии слева направо: товарищ атамана ЦКВ Анненко В.И., Велиая княгиня Мария Владимровна (Романова), сын Атамана Толстова Сергей Владимирович, его супруга Виктория Тимофеевна.

 

"13 октября с.г. в музее Славы на Поклонной Горе во время присяги кадетов 7-го казачьего кадетского корпуса им. М.А. Шолохова (это кадетский корпус ЦКВ) состоялась церемония передачи Знамен Уральского Казачьего Войска в музей 7-го казачьего кадетского корпуса на хранение до периода возрождения Уральского Казачьего Войска в России, согласно договора с казачеством и прихожанами Свято-Николаевского Соборного прихода в Брисбене, Австралия".

 

Вот так, знамёнам нашим почет и уважение от московских казаков. Вроде бы, чего плохого? Плохо то, что никто в Уральске не был поставлен об этой передаче в известность. Никого из потомков уральских казаков не спросили, можно ли нарушить хранилище Святынь? Уральцы узнали о судьбе знамён своих дедов из интернета. Все происходило в какой-то тайне. Вообще-то, история эта вызывает странное чувство: как будто с Того Света следят за этими новостями отстранённые от хода событий уральцы. Живы мы ещё, или нет?

Ну, а что дальше? - спросит чита­тель. Что следует сделать, или не делать в этой ситуации? Возможно ли, когда-нибудь вообще, выполнение условий передачи знамён, или хотя бы согласование общей позиции уральских казаков по вопросу судьбы знамён? В состоянии ли казаки сейчас хотя бы обозначить свою позицию в этом вопросе? (Речи нет о том, что кто-то собирается кому-то их возвращать).

Много вопросов поставило перед нами это событие. В состоянии ли мы сегодня ответить хотя бы на часть из них?

 Казачьи ведомости. Уральск. №12,2007
 

---вернуться к оглавлению---