ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

С. Картагузов(Саратов)

 

«… предписываю: Сформировать на время военных действий по прилагаемому при сем временному штату Уральскую казачью батарею. … генерал-адьютант Николай»

 

Об участии Уральской казачьей артиллерии в Первой мировой войне.

 

      Жестоко подавив крестьянскую войну под предводительством Е.И. Пугачева, которую активно поддержало Яицкое казачье войско почти в полном составе вступив в ряды бунтовщиков, императрица Екатерина II повелела «...для совершенного забвения сего на Яике последовавшего нещастного происшествия, реку Яик, по которой как оное войско, как и город его название свое доныне имели, по причине той, что оная река проистекает из Уральских гор, переменовать Уралом, а потому и оное войско наименовать Уральским и впредь Яицким не называть, равно и Яицкому городку называться отныне Уральским...»[1].

Кроме этого, «у яицких казаков была отобрана артиллерия»[2]. Восставшие имели «пушек более 100 со всеми снарядами, при которых человек 600 было канониров: русских людей, крестьян, казаков и солдат и несколько человек конфедератов; при них командиры-сотники – яицкие казаки, а над всеми ими Чумаков, яицкий же казак, был полковником»[3]. По словам очевидцев событий, артиллерия повстанцев на протяжении всей войны, как по своему количеству, так и по качеству превосходила артиллерию правительственных войск. Основная заслуга во всех победах Пугачева принадлежала артиллерии, поэтому, вероятно, и была применена такая жесткая мера в отношении владения артиллерией уральскими казаками.

Почти полтора столетия после пугачевского бунта уральцы, непрерывно неся тяжелую «государеву службу» в киргизских степях, участвуя в походах в Италию, Швейцарию, Германию, Польшу и Бессарабию, Грузию и Венгрию, в битвах под Дрезденом, Лейпцигом, Гамбургом, Пфальцбургом, шашкой, винтовкой и пикой покорив Туркестан, не имели своей артиллерии.

На Первую мировую войну 1914–1918 гг. Уральское казачье войско выступило также без своей артиллерии. В штат сформированной Уральской казачьей дивизии (4, 5, 6, 7 Уральские казачьи полки) вошел 7‑й Донской казачий артиллерийский дивизион (командир – полковник В. Греков) в составе 14-ой (командир - войсковой старшина И. Филиппов) и  15-ой (командир – войсковой старшина Н. Кучеров) Донских казачьих батарей[4].

По различным фронтам были разбросаны выставленные войском девять Уральских казачьих полков, две особые конные сотни и Лейб-гвардии его Императорского Величества Уральская казачья сотня.

1-й Уральский казачий полк (1-й УКП) до войны входил в состав 9‑й кавалерийской дивизии Киевского военного округа и дислоцировался в городе Кременец недалеко от Киева, командовал полком полковник Бородин Георгий Кондратьевич[5]. В угрожаемый период полк в составе дивизии был сосредоточен на границе с Австро-Венгрией, а 27 июля 1914 г. (здесь и далее даты приводятся по старому стилю) после последовавшего 25 июля 1914 г. объявления Австро-Венгрией войны России, 1 УКП одним из первых перешел границу у местечка Ново-Алексинец и сразу вступил в бой, захватив местечко Заложне [6].

3 сентября 1914 г. при преследовании отступавшего в беспорядке противника, сбитого с позиций еще 1 сентября, разъездами 1-го УКП высланными вперед, у деревни Липовец было обнаружено четыре брошенных австрийских орудия, которые доставили в полк. При осмотре орудий оказалось, что два вполне исправны и пригодны к стрельбе. По инициативе командира полка, с разрешения командующего 9-го армейского корпуса (9-го АК) генерал-адьютанта Д.Г. Щербачева[7], и после согласования 5 сентября 1914 г. с командующим 3-й армией (З А) генералом от инфантерии Р.Д. Радко-Дмитриевым[8] при 1-м УКП началось формирование двухорудийного конно-артиллерийского взвода при 4-х зарядных ящиках[9].

Командиром взвода стал сотник Акутин Николай Владимирович[10], помощником – хорунжий Донсков Георгий Иванович[11], личный состав набрали, исходя из расчета - по 2 урядника и 9 казаков от каждой из 6 сотен. Упряжных лошадей временно взяли из полкового обоза. За покупкой артиллерийских лошадей в город Уральск был откомандирован урядник Карпов[12].

Для обучения казаков артиллерийскому делу, к взводу был прикомандирован офицер 16-ой конно-артиллерийской батареи поручик Бадиков[13]. Обучение взвода производилось при штабе 9-го АК.

19 сентября генерал Д.Г. Щербачев провел взводу смотр готовности. По заключению генерала, взвод готов к боевым действиям и ему было приказано выступить на соединение со своим полком. 1-й УКП в то время входил в состав русской блокадной армии у крепости Перемышль и дислоцировался в местечке Дубецко. 20 сентября взвод вошел в состав полка.

22 сентября, встав на боевые позиции западнее дер. Радохонце у высоты 306, близ позиций 3-й батареи 31-й артиллерийской бригады, уральская артиллерия получила боевое крещение[14]. В этот же день на совместном с командиром 3-й батареи наблюдательном пункте был легко ранен помощник командира взвода хорунжий Г.И. Донсков.

Обучение казаков проходило в боевых условиях. В своем рапорте начальнику штаба Походного атамана Н.В. Акутин докладывал, что «артиллерийские учебные стрельбы происходили под крепостью Перемышль. Мишенями служили австрийские войска, окопы, батареи, ходы сообщения. Такие стрельбы благодаря своему разнообразию были не только поучительны, но и заинтересовывали казаков»[15]. 24 сентября во взвод в качестве инструктора прикомандировывается уроженец гор. Уральска поручик Н.А. Околович[16] из 31-ой артиллерийской бригады. В составе полка взвод принял участие в 1-й и 2-й блокадах крепости Перемышль.

В первые месяцы войны армия ощутила недостаточное количество артиллерийского парка, хотя в период с 1910 по 1914 г. в российской армии были проведены значительные мероприятия по его пополнению.

Согласно штатам мирного времени армия была полностью обеспечена полевой артиллерией и снарядами. Наличный запас для военного времени предусматривал удовлетворение потребностей новых формирований на случай войны. Данные свидетельствуют о том, что Генеральный штаб планировал вести войну, опираясь только на стратегические запасы артиллерии и боеприпасов, не предвидя возможности затяжной войны. Таковы были расчеты, которые разрушила война.

Чрезвычайная следственная комиссия подчеркивала, что главным виновником в этих просчетах явилось Главное управление Генерального штаба (ГУ ГШ). В дополнительном акте комиссии указывалось: «Ограничив, таким образом, общий объем артиллерийских заказов, даваемых орудийным заводам, Главное управление Генерального штаба лишило последней возможности своевременно и надлежащим образом оборудоваться для удовлетворения нужд армии в полевой артиллерии на случай европейской войны» [17]. Потребность войск превышала расчетные данные в 12–15 раз. Именно эта ситуация сыграла роль в дальнейшем развитии и количественном увеличении артиллерии уральцев.

6 декабря 1914 г. командир 1-го УКП получил телеграмму следующего содержания: «... 30 ноября последовало повеление Верховного Главнокомандующего сформировать Уральскую казачью четырех орудийную батарею в составе 4 офицеров, 142 строевых, 30 нестроевых нижних чинов, 123 строевых казачьих, 96 артиллерийских, 9 обозных лошадей № 2220 подписал Гаврилов. Об изложенном сообщаю, предписываю существующую батарею отправить для обмена пушек тотчас по получении известия о прибытии орудий русского образца. Поздравляю станичников с батареей, желаю ей всякого успеха и воинской доблести. Генерал-лейтенант Князь Бегильдеев[18]»[19].

Сухо и одновременно лаконично звучал и столь долгожданный для всего Уральского казачьего войска приказ. Приказ, который большой кровью уральцев, пролитой за полтора столетия, вернул доверие «государевой власти» в отношении владения артиллерией.

«Секретно. Приказом Верховного Главнокомандующего от 30 11 1914 го­да № 196 предписываю: Сформировать на время военных действий по прилагаемому при сем временному штату Уральскую казачью батарею. Начальным днем сформирования Уральской казачьей батареи считать 1 октября с. г.

Подписал генерал-адьютант Николай»[20].

К приказу был приложен штат казачьей батареи.

Уральский артиллерийский казачий взвод продолжал воевать, повышая свое боевое мастерство, и одновременно переформировывался в батарею. Во время отражения второй вылазки гарнизона крепости Перемышль на Санок, 2 декабря 1914 г., взвод получил задачу обеспечить огнем левый фланг батальона Клязьминского полка 81 пехотной дивизии, обстреливая овраг у дер. Кроречково, так как дорога в этот овраг была в руках противника. С наступлением рассвета уральцы открыли огонь по цепям пехоты противника, направляющимся к дер. Ольшаны. Огнем артиллеристов боевые порядки австрийцев были расстроены, противник укрылся в лесу. Был открыт ответный артиллерийский огонь из трех батарей. Один из вражеских снарядов угодил в орудие казаков, пробив защитный щит, вывел из строя подъемный механизм. При этом были ранены наводчик младший урядник Антон Турчин, замковый казак Сафрон Салмин и правильный Георгий Шамин. Второе орудие продолжало вести огонь по оврагу, не давая возможности противнику окопаться. Около трех часов дня австрийцы стали скапливаться у фольварка южнее дер. Мильков. Казаки, вручную выкатив уцелевшее орудие на гребень, открыли огонь прямой наводкой по скоплению пехоты, вынудив ее отступить. С рассветом 3 сентября орудие заняло позицию на левом фланге 17-й конно-артиллерийской батареи с задачей уничтожения противника на участке дороги ведущей от крепости Перемышль к населенным пунктам Бирча и Дисова. После выполнения этой задачи уральцам было приказано скрытно занять старую позицию. Вновь, перекатив вручную орудие на фланг окапывающегося противника, уральцы почти в упор открыли огонь, принудив отступить с занятых позиций одну роту с двумя пулеметами[21]. Полковник Г.К. Бородин в своем рапорте отмечал, что «особенно настойчивые и отличающиеся упорством вылазки (противника) были в первых числах декабря 1914 года и начале января 1915 года, которые отбивались, общему успеху отражения значительно содействовал артиллерийский взвод, сформированный при полку»[22].

Взамен подбитого орудия из Львова, где были расположены фронтовые артиллерийские склады, было прислано новое, но по-прежнему австрийское, а получение русских командование посчитало «преждевременным». Их просто не было...

В январе 1915 г. определился штат батареи. Высочайшими приказами от  1 января 1915 г. сотник Н.В. Акутин был произведен в подъесаулы, а 25 января - назначен командиром батареи. 20 января 1915 г. поручик 31 артиллерийской бригады Н.А. Околович был произведен в сотники и переведен на службу в батарею. Тем же приказом хорунжии 1-го УКП Г.И. Донсков и В.Д. Баннов[23] также были переведены в батарею и «зачислены по артиллерии».

С разрешения начальника южного отдела обложения генерала Чистякова 26 января 1915 г. 1‑й УКП приступил к развертыванию взвода в батарею. К этому времени из гор. Львова поступили 2 орудия, 4 зарядных ящика, 29 упряжных лошадей, инструментальная повозка, телефонная двуколка, имущество и артиллерийский обоз. Недостающий личный состав был командирован из 1‑го УКП. На развертывание было отведено восемь суток и уже 3 февраля 1915 г. батарея была поднята по тревоге в дер. Лещина и выведена на боевые позиции[24]. На основании телеграммы начальника штаба Главнокомандующего Юго-Западного фронта (ЮЗФ) № 2192 батарея вошла в состав 9-го конно-артиллерийского дивизиона 9-ой кавалерийской дивизии.

Командир 9-ой дивизии 27 декабря 1915 г. по ходатайству полковника Г.К. Бородина обратился к командованию ЮЗФ: «...при первом Уральском казачьем полку сформирована казачья 4-х орудийная батарея из отбитых уральцами орудий. Ввиду того, что батарея сформирована исключительно средствами полка, при чем на сформирование были назначены офицеры, казаки и лошади только Уральского полка, ходатайствую об оставлении этой батареи в составе полка для совместной с ним работы как уже состоящей при нем в отдельном обложении не включая в состав 9-го конно-артиллерийского дивизиона»[25]. Но последовавший незамедлительно ответ гласил: «Главком ЮЗФ повелел 1 Уральскую казачью батарею непременно включить в состав 9-го конно-артиллерийского дивизиона»[26].

С 29 октября 1914 г. вплоть до падения 9 марта 1915 г. крепости Перемышль, уральцы находились в составе 9-го кавалерийской дивизии, входившей в 11-ю армию ЮЗФ и занимали западный блокадный участок.

После падения Перемышля батарея вместе с 1-м УКП была выведена из состава 9 кавалерийской дивизии и вошла в состав гарнизона крепости. Комендантом города был назначен командир 1-го УКП полковник Г.К. Бородин В этот же день из Уральского казачьего войска в батарею прибыло первое пополнение – 53 казака и 3 лошади[27].

26 марта 1915 г. уральцы вышли из состава гарнизона крепости Перемышль и выступили на соединение с 9-ой кавалерийской дивизией, которая к тому времени вошла в состав 3-го кавалерийского корпуса под командованием генерала Ф.А. Келлера[28]. Корпус дислоцировался в гор. Хотин, куда Уральская казачья батарея прибыла 9 апреля 1915 г.

30 апреля 1915 г. батарея совместно с дивизионом приняла участие во взятии местечка Снятин и затем до 3 мая 1915 г. в составе 3‑й бригады 9 КД способствовала его удержанию до подхода пехоты. При этом батарея участвовала в уличных боях, а затем прикрывала переправу наших войск через р. Прут, ведя огонь с северной окраины Снятина.

Немаловажное значение для успеха боя сыграли подвиги рядовых казаков. В боях под Снятиным телефонист-бомбардир Авдей Землянушинов под огнем противника провел телефонную линию в передовую цепь для корректировки огня батареи и все время исправлял выходившую из строя связь. В этом же бою старший урядник - разведчик Сергей Донсков вызвался «охотником» (добровольцем) в передовую цепь с телефоном. Обнаружив вражеские пулеметы противника, сообщил их точное месторасположение, что способствовало быстрому их уничтожению.

Закрепившись на рубеже р. Прут, артиллеристы до 25 мая 1915 г. охраняли этот участок. 27 мая батарея вступила в арьергардный бой у местечка Городенко, а 28 мая артиллеристы обеспечивали переправу дивизии через реку Днестр у дер. Устечко при отступлении наших войск. Взвод хорунжего В.Д. Банного вел огонь по дальним позициям, а сотника Н.А. Околовича - по ближним и переправе. Огнем взвода В.Д. Банного были отброшены разъезды противника, что обеспечило беспрепятственную переправу через мост. Затем батарея прикрывала уничтожение моста нашими саперами. Однако, когда подошли австрийские войска, сгорела только береговая часть моста. Присутствовавший до последнего момента на переправе командир 2-го конного корпуса генерал Г.О. Раух[29], лично отдал приказ сотнику Н.А. Околовичу огнем артиллерии уничтожить мост. Удерживая напор австрийцев, казаки успели оторвать плавучую часть моста и уничтожить ее, чем сорвали преследование отступавших русских частей.

С 29 мая 1915 г. батарея участвовала в тяжелых боях под Лежавой. Здесь 30 мая вахмистр батареи Андрей Выравщиков, находясь в передовой цепи в качестве наблюдателя точным целеуказанием способствовал отражению атаки противника при этом получил два тяжелых пулевых ранения. 5 июня батарея вновь обеспечивала переправу наших войск через р. Днестр.

С трофейными орудиями воевать было тяжело, так как сказывался дефицит боеприпасов и запасных частей. Командир 9‑го конно-артиллерийского дивизиона подполковник Саблин, ссылаясь на приказ командира 2‑го кавалерийского корпуса от 10 июня 1915 г., обратился к Начальнику артиллерийского снабжения ЮЗФ с просьбой «об отпуске Уральской казачьей батарее 4‑х русских орудий конных с передками, 8-ми зарядных ящиков образца 1902 года».[30] Однако, «Главнокомандующий отклонил ходатайство о перевооружении батареи орудиями образца 1902 года»[31]. Это же подтвердил генерал Голицын сообщив, что «на скорый отпуск материальной части образца 1902 года рассчитывать нельзя»[32].

До конца июня батарея в составе дивизии удерживала участок фронта вдоль Днестра, а с 30 июня по 5 июля 1915 г. сдерживала натиск австрийцев, пытавшихся переправиться через реку близ дер. Шупарка. Здесь отличился бомбардир-разведчик Фома Локтев, давая точные сведения о движении противника и, корректируя огонь, он способствовал успеху боя. В бою был ранен старший офицер на батарее подъесаул Г.И. Донсков, но от эвакуации отказался и остался в строю.

Наглядный пример смекалки проявили уральцы при уничтожении 11 июля 1915 г. вражеских батарей в районе Усте-Бискуло - Кологрудка. Батарея получила задачу подавить огонь тяжелого орудия у дер. Мишткеу, что было успешно выполнено, но во время ведения огня батарею непрерывно обстреливала австрийская артиллерия со скрытой позиции. Казаки никак не могли определить до нее дальность, чтобы открыть ответный огонь. При очередном обстреле один из австрийских снарядов упал на позицию батареи и не разорвался. При осмотре снаряда оказалось, что противник ведет огонь из таких же орудий, какие находились на вооружении уральцев. На той же установке «трубки» найденного снаряда (установка соответствовала дальности стрельбы) был открыт ответный огонь, заставивший австрийцев замолчать.

В июле-августе 1915 г. 1-я Уральская казачья батарея принимала участие в удержании района Усте-Бискуле - Шупарка. Во время боев 30 июля 1915 г. был ранен командир батареи есаул Н.В. Акутин

В середине сентября батарея вместе с 3-й бригадой 9-й КД пришла на соединение с дивизией в местечко Чертков, а 24 сентября заняла позицию у дер. Джурин с задачей поддержать наступление левого фланга 1-й Заамурской пехотной дивизии. Несколько раз противник отбрасывался огнем артиллерии, но рассредоточился и занял ближайшую высоту (386), а наша пехота в свою очередь была сбита с занятой ранее высоты (370) огнем тяжелой австрийской артиллерии. После этого пехота противника предприняла контратаку с целью занять обстрелянную высоту, но своевременный перенос туда огня уральцев сорвал их планы. На следующий день казаки поддержали огнем конную атаку 9 Драгунского Казанского полка, не давая подойти резервам врага пока драгуны, спешившись, удерживали до подхода нашей пехоты занятые окопы. 29 сентября 1915 г. батарея поддержала атаку 9-го Уланского Бугского полка на противника, пытавшегося зайти во фланг 4-му Заамурскому пехотному полку, а также наступление 1-й бригады своей дивизии[33].

До середины декабря 1915 г. батарея поддерживала активную оборону спешенных частей 9-й КД на участке от фольварка Плаща до фольварка Котлубленко напротив дер. Базар (Бугач). В ночь с 15 на 16 декабря 1-й УКП, при котором находились артиллеристы, был сменен на позиции 13-м и 16-м стрелковыми Финляндскими полками и отведен в дер. Джурин, откуда выступил в походном порядке и отошел за р. Сереть, войдя в корпус генерала от кавалерии А.М. Драгомирова[34] и став на отдых в дер. Пробужно до конца февраля 1916 г. Батарея разместилась в дер. Скоморошце.

19 декабря 1915 г. заведующий сбором исторических документов Уральской казачьей батареи сотник В.Д. Баннов записал в журнале военных действий батареи: «Расположились по квартирам широко, лошади все под навесами. Водопой близко. В прикрытие батареи назначена 2-я сотня. Батарея занимает 44 двора».

Этот журнал донес до нас не только описание боевых действий, но и моменты повседневной жизни казаков, о чем свидетельствуют краткие записи: «...взводные учения, занятия с номерами» (1,2,3 января 1916 г.), «...взвод хорунжего Банного ходил на парад в Швайковцы к Киевскому гусарскому полку. Парад принимал командир корпуса генерал Драгомиров» (6 января), «...занятия по порче вражеского орудия» (21 января), «...по случаю праздника нижние чины были отпущены в церковь» (6 марта), «…вечером богослужение и исповедь господ офицеров и нижних чинов» (11 марта), «...причастие чинов батареи, занятия не проводились» (12 марта), «...произведена браковка лошадей» (17 марта), «старший урядник Илецкой станицы поставки 1912 года Трофим Евстафьевич Вавилин поступил в Оренбургское военное училище» (23 марта)[35].

Шла война, а жизнь продолжалась своим чередом. В приказе по батарее № 102 от 11 апреля 1916 г. объявлялся приказ по 9-му конно-артиллерийс­кому дивизиону от 8 апреля 1916 г. № 61: «Сотнику Уральской казачьей батареи Виктору Баннову разрешаю вступить в первый законный брак с дочерью коллежского советника девицей Любовью Сергеевной Покидовой»[36]. Казаки женились, ездили в отпуска, получали награды и очередные воинские звания, поступали в военные училища. Но главной работой была война и ее они выполняли честно и добросовестно, не жалея сил, здоровья и жизни, потому что по-другому было нельзя, потому что по-другому они этого делать не умели.

1 марта 1916 г. батарея передислоцировалась в село Кочубинчики и находилась там до 28 марта 1916 г. оттуда перешла в село Скипче, а 14 апреля - в село Левада. 23 марта приказом по 7-й Армии № 324 был утвержден «...годовой праздник Уральской казачьей батареи 1 октября – день празднования Покрова Пресвятой Богородицы»[37].

Все это время уральцы и командование настаивали на перевооружении батареи. Командир батареи есаул Н.В. Акутин в рапорте к Августейшему Походному атаману сообщал и просил: «в виду того, что питание австрийскими снарядами во время боя затруднительно для батареи, то часть батареи в нужные моменты боя должна была за неимением снарядов прекращать огонь и отходить в тыл. Не найдете ли возможным ходатайствовать о замене австрийских пушек русскими, образца 1902 года»[38]. 31 марта 1916 г. командир 9-го конно-артиллерийского дивизиона, в составе которого находилась батарея, полковник Саблин обратился с рапортом к командиру 9-й кавалерийской дивизии о «перевооружении Уральской казачьей батареи русскими конно-горными орудиями образца 1909 года (Шнейдер-Данглис). Необходимость перевооружения вызывается затруднениями в получении боевого комплекта к ныне состоящим на вооружении батареи австрийским 8-ми сантиметровым пушкам»[39].

Трудности были связаны не только с вооружением, но и комплектованием, так как батарея, входя организационно в состав 9-й КД, находилась на временном штате и состояла при 1-м УКП. Соответственно пополнение людьми и конскими запасами производились Уральским казачьим войском в расчете на полк, а батарею питали по остаточному принципу. Об этом свидетельствует телеграмма датированная 12 июня 1916 г. в штаб Походного атамана: «Из войска отправлено в батарею шестого сего мая три конных, восемь пеших казаков, более не было»[40].

Поэтому 12 мая 1916 г. Августейший Походный атаман, обращаясь в письме к Начальнику управления Августейшего полевого генерал-инспектора артиллерии при Верховном Главнокомандующем отмечал, что «так как каждая убыль полка связана с пополнением ее из войска, было бы большой справедливостью считать Уральскую батарею не при 1-м полку, а Войсковою артиллерийскою единицею»[41]. И лишь в августе 1916 года Августейший Походный атаман вновь возвращается к вопросу о перевооружении батареи и выделении ее из состава 9-й КД с включением в состав 2-й Туркестанской казачьей дивизии (куда входил и 2-й УКП). В то время в штате 2-й Туркестанской казачьей дивизии находилась только одна батарея, а в 9-й КД Уральская батарея была третьей. Этим и объяснялось предложение Походного атамана, который старался равномерно распределить артиллерию между частями. В августе 1916 г. в результате тяжелых боев во время «Августовской операции Юго-Западного фронта» у уральцев вышло из строя два орудия, о чем 24 августа 1916 г. прошел доклад командира батареи в штаб Походного атамана.

Результатом почти двухгодичных ходатайств стал приказ Начальника штаба Верховного Главнокомандующего от 29 августа 1916 г. «о перевооружении Уральской батареи пушками образца 1902 года с присвоением ей штата по приказу Начальника штаба Верховного Главнокомандующего № 915»[42].

25 октября 1916 г. есаул Н.В. Акутин доложил о том, что «вверенная мне батарея перевооружилась русскими пушками образца 1902 года и перешла на штат, объявленный в приказе Наштаверха № 915 после перевооружения, 13-го числа сего месяца батарея вновь стала на позицию»[43]. Поступившая на вооружение уральцев 76-мм полевая пушка, была разработана на Путиловском заводе и в период войны признана универсальным средством для решения боевых задач, являлось одним из лучших в мире по всем показателям орудием[44].

Потребность в артиллерии все возрастала. С огромным напряжением работали Путиловский, Обуховский, Пермский и Петроградский орудийные заводы. В течение 1914–1917 гг. было изготовлено около 10 тыс. полевых орудий[45]. Полевую артиллерию также изготавливали на царицинской группе заводов (Сормовский, Коломенский, Лесснеровский и Петроградский металлический), которая выдала к концу 1917 г. 2033 полевых орудия[46].

В начале 1916 г. руководство армией приступило к формированию новых артиллерийских частей и подразделений, в том числе и казачьих. Не обошли и уральцев. 28 апреля 1916 г. Наказной атаман Уральского казачьего войска получает подписанную Свиты Его Величества генерал-майором А.П. Богаевским[47], исполнявшим обязанности начальника штаба Походного Атамана, телеграмму №  2037: «В заботах о расширении боевой мощи казаков Августейший Походный Атаман возбудил ходатайство о сформировании новых казачьих артиллерийских частей. Его Императорское Высочество Походный Атаман, зная огромное напряжение, которое вверенное Вам войско проявило в настоящую войну, приказал запросить: не признаете ли возможным на указанных условиях выразить согласие сформировать еще одну Уральскую 4-х орудийную батарею, дабы из двух батарей составить дивизион и придать его в целях однородно массы Уральской казачьей дивизии»[48].

Батарею планировалось сформировать в гор. Брянске с расходами за счет военного фонда. Исполняющий в то время обязанности Наказного атамана Уральского казачьего войска полковник В.П. Мартынов[49] дал согласие на предложение Походного Атамана. Вскоре был подготовлен проект приказа начальника штаба Верховного Главнокомандующего (сохранился в РГВИА), но подписан он не был. В августе 1916 г. генерал А.П. Богаевский телеграфировал в Войско, что «вопрос о сформировании 2-й батареи временно задержан»[50].

И только 26 ноября 1916 г. состоялся приказ, предписывавший сформировать 2-ю Уральскую батарею и управление Уральского казачьего артиллерийского дивизиона. Одновременно с приказом поступила просьба из штаба Походного Атамана к Наказному атаману Уральского казачьего войска о формировании новой артиллерийской части в городе Уральске, так как Брянск переполнен войсками и, соответственно, все казармы и конюшни заняты. 24 декабря Наказной атаман генерал Н. Распопов сначала ответил, что «формирование батареи в Уральске за неимением соответствующих мастерских, полным отсутствием казарм и конюшен считаю крайне затруднительным»[51], но уже через три дня, вероятно взвесив все трудности с которыми столкнется войско при формировании батареи и управления дивизиона в отрыве от войсковой территории, дал положительный ответ.

На все мероприятия по смете необходимо было 46 тыс. рублей, которые военное ведомство обещало выплатить кроме приобретения амуниции и обозов. Эти расходы взяло на себя Войско, заказав артиллерийскую и обозную амуницию в военной казачьей мастерской Северо-Западного фронта в Орловской губернии в местечке Бежица на сумму 6399 рублей 20 копеек[52]. Еще невозможно было тогда предположить, что в связи с грядущими переменами в жизни России, и остальные расходы лягут на Войско тяжелым бременем. Сроки были поставлены жесткие: 10 марта 1917 г. 2-я батарея должна была войти в состав действующей армии.

 К моменту подписания приказа Уральское войсковое начальство провело работу по подбору офицеров для будущей части. Рассматривались кандидатуры уральских казаков, проходивших службу в артиллерийских частях армии, а также в составе Уральского казачьего войска. На должность командира батареи предлагались: есаул 3-го УКП В.Г. Любавин, капитан 47-ой артиллерийской бригады Н.К. Щелоков, на должность командира дивизиона – командир 1-й батареи 9-й артиллерийской бригады капитан Б.И. Хорошхин, командир 3-й батареи 56-го артиллерийского полка Кавказской армии подполковник Н. Осипов, командир 7-й Оренбургской казачьей батареи войсковой старшина П.А. Щепихин, войсковой старшина Филиппов.

На назначенного 23 декабря 1916 г. командиром 2-й Уральской казачьей батареи капитана Н.К. Щелокова[53] (он стал есаулом) легли все обязанности по развертыванию части. 3 января 1917 г. в батарею прибыл выпускник Константиновского артиллерийского училища прапорщик А. Мизинов, 13 января из 1-й Уральской казачьей батареи во 2-ю были откомандированы для оказания помощи 6 урядников и 6 бомбардиров, а 14 января Высочайшим приказом во 2-ю батарею переведены подъесаул Д.В. Хохлачев из 1-й батареи и подъесаул Молотов из 2-го Уральского казачьего полка. Личный состав набирался из запасного полка, дислоцировавшегося в гор. Уральске. В конце января в Уральск были высланы орудия, а 26 февраля генерал-майор В.П. Мартынов, временно исполнявший обязанности Наказного атамана Уральского казачьего войска доложил в штаб Походного Атамана, что «четыре орудия, восемь зарядных ящиков и запасные части второй Уральской батареей получены. Передки для орудий не получены»[54]. Командиром Уральского казачьего дивизиона 1 марта 1917 г. Высочайшим приказом был назначен войсковой старшина П.А. Щепихин[55]. Из-за отсутствия средств отправка на фронт задерживалась. Несколько раз обращался генерал В.П. Мартынов с просьбами о срочном перечислении денег на закупки военного имущества для дивизиона, но ни ответа, ни денег получено не было.

Тем временем общая ситуация в России ухудшалась с каждым днем. Истощенные затянувшейся войною тылы начали испытывать острую нужду в продовольствии, отголосками Февральской революции стали созданные в Войске и воинских частях комитеты. В Петрограде во время уличных беспорядков был убит находящийся там в командировке Наказной атаман Уральского казачьего войска генерал Н. Распопов.

Газета «Уральские ведомости» писала 27 апреля 1917 г.: «...Наши армии ведут борьбу с беспощадным врагом, а в Петрограде снова манифестации, приостановка работ, распри, смута, кровавые несогласия. Точно злой дух руководит судьбой Родины. Как будто мы русские, не можем обсуждать и решать своих дел иначе, как с употреблением крайних средств, насилия, кровопролития...»[56].

В этой же газете опубликован любопытный документ в полной мере характеризующий ту обстановку социальной напряженности общества, в которой проходило формирование дивизиона: «Мы нижеподписавшиеся делегаты народа, собравшегося в количестве 1000 человек, батарейный комитет 2-й Уральской казачьей батареи, помощник Начальника Уральской городской милиции и Товарищ председателя Исполнительного комитета Мраморнов Н.Я. составили сей акт в нижеследующем: сего 25 апреля вследствие заявления некоторых граждан из собравшегося народа, что в подвалах дома Русско-Торгового промышленного банка на Предтеченской площади скрыты запасы сахара, мы делегаты народа в присутствии Помощника начальника милиции и Товарища председателя Исполнительного комитета Мраморного Н.Я. произвели осмотр этих подвалов, но сахара не оказалось. Случайно в подвальном помещении есаула Щелокова Н.К. было обнаружено 6 ящиков с револьверами. Делегатами было высказано сомнение, почему револьверы хранятся в квартире, а не где-нибудь в казенном помещении. Тогда находящимся здесь же командиром 2 Уральской казачьей батареи есаулом Щелоковым Н.К. был вызван из батареи батарейный комитет в полном составе и делопроизводителем со всеми документами относительно револьверов. Комитет объяснил, что револьверы для батареи, выступающей на днях на фронт, и хранятся на квартире есаула Щелокова Н.К. потому, что больше хранить негде, и что отправлены они в квартиру командира батареи по просьбе всех чинов батареи. Делопроизводителем были предъявлены документы, по которым револьверы были получены и сколько их. Делегатами количество револьверов в присутствии остальных было проверено и оказалось, что число сходится с ведомостями. Во избежании каких-либо нареканий на известного всем и уважаемого командира 2 Уральской казачьей батареи есаула Щелокова Н.К. постановили: настоящее записать в сем акте и напечатать во всех местных газетах. Кроме того, делегатами было принесено извинение есаулу Щелокову Н.К. и батарейному комитету за причиненное беспокойство. Подлинный за надлежащим подписали. Верно. Помощник начальника Уральской городской милиции сотник Митрясов»[57].

30 апреля 1917 г. был расформирован штаб Походного Атамана на который была возложена организация формирования казачьей артиллерии и через который шло финансирование этих мероприятий. Многое из запланированного не было доведено до конца. Не суждено было появиться на свет и Сводной казачьей запасной батарее, штат которой был утвержден 26 февраля 1917 г. и предусматривал «переменный состав по расчету 30 нижних чинов на каждую действующую батарею Сибирского, Уральского, Астраханского и Амурского войска»[58]. Батарея должна была состоять из 3-х взводов, где вторым по штату был Уральский (офицеров –1, нижних чинов – 48).

С большим трудом в гор. Уральске на войсковые средства было завершено формирование 2-ой батареи и управления дивизиона и 8 июля 1917 г. они выступили в действующую армию. А ранее, 23 июня 1917 г., 1-я Уральская казачья батарея вошла в состав Уральской казачьей дивизии и передислоцировалась в район гор. Слуцк. 30 июня батарея вместе с 5-м УКП выдвинулась в три перехода в район Снов – Ескевичи – Малево – Своятичи и расквартировалась в дер. Сацкая Липка.

Царивший в это время в армии хаос вынудил руководство использовать самые дисциплинированные части для наведения порядка. Казачьи части не только закрывали возникающие на фронтах бреши, но и охраняли телеграфные линии, железнодорожные станции, поддерживали связь, выявляли и сопровождали дезертиров, усмиряли беспорядки в частях. Так, 20 июля 1917 г. артиллерийская батарея вместе с 4-м и 5-м уральскими казачьими полками была вызвана на усмирение взбунтовавшегося 18 пехотного Вологодского полка. Как писала газета «Уральские ведомости», «для понуждения полка выдать зачинщиков, Уральской казачьей артиллерии пришлось действовать активно и выпустить несколько шрапнелей по деревне, где укрылись главари гибельного в армии беспорядка»[59].

22 июля 1917 г. 2-я Уральская казачья батарея и управление Уральского казачьего артиллерийского дивизиона «благополучно дошли до дивизии»[60]. Свою боевую деятельность артиллерийский дивизион начал к сожалению с оказания содействия в наведении порядка в армии. Приказ № 1 по Уральскому казачьему артиллерийскому дивизиону от 1.08.1917 г. гласил: «Для выполнения особой задачи командующий армии приказал назначить для содействия комиссару, сводный отряд под начальством начальника Уральской казачьей дивизии в составе: 1-й гренадерский Екатеринославский пехотный полк со взводом легкой артиллерии и Уральскую казачью дивизию в полном составе с артиллерией»[61]. 4 августа 1917 г. дивизион в составе дивизии прибыл на железнодорожную станцию Ловча и выступил в район дер. Богдановка. Задачей отряда было выявление зачинщиков убийства командира 299 Дублинского полка генерал-майора Пургасова. Только к исходу следующего дня после применения жестких мер таких как разоружение полка и арест одного из командиров рот и батальона, было выдано 52 зачинщика беспорядков. После этого дивизион вернулся на прежнее место дислокации в район Слуцка.

Казаки все чаще и решительнее выступали на своих съездах и конференциях против использования казачьих частей для наведения порядка в тылу и разоружения солдатских частей на фронте. 7 ноября 1917 г. Общефронтовой казачий съезд принял резолюцию о реорганизации казачьих частей и соединений в которой говорилось, что «съезд, рассматривая постановления войсковых кругов и рад казачьих частей и Совета Союза казачьих войск о нежелеательности несения военно-полицейской службы и употребления казаков для подавления народных волнений, постановил: - немедленно отозвать все казачьи части, находящиеся на такой службе в казачьи области или же на фронт и свести все казачьи части в более крупные соединения»[62]. А уже 16 ноября 1917 г. в Ставке Верховного Главнокомандующего состоялось совещание по вопросу демобилизации фронтовых частей и соединений, где было принято решение после обращения Начальника Полевого штаба казачьих войск генерала Д.Д. Смагина к начальнику бюро по демобилизации генералу М.С. Кедрову о том, что «казачьи войска, как имеющие в своих областях постоянные пункты как формирования, так и роспуска, демобилизацию проводят в своих областях, куда они отправляются для этой цели по окончании военных действий»[63].

Так закончился славный боевой путь уральской казачьей артиллерии в годы Первой мировой войны. 48 Георгиевских крестов, 50 Георгиевских медалей «За храбрость» были получены уральцами-артиллеристами за их ратный труд, каждый офицер имел по 3–4 боевых ордена. Потери дивизиона благодаря умелому руководству офицеров и сноровки казаков были минимальны: 2 казака убито, ранено – 2 офицера и 9 казаков[64]. Вернувшись домой героями, отстояв Отечество от внешнего врага, большая часть офицеров и казаков, не изменив своим принципам, в дальнейшем сложила головы на родной уральской земле в годы Гражданской войны, сражаясь против Красной Армии в рядах Уральской Отдельной армии, стала жертвами мести новой власти «реакционному казачеству».


 


[1] Карпов А. Б. Памятник казачьей старины. Уральск, 1992. С.51.

[2] Новый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб., 1915. Т. 20. С.356.

[3] Муратов Х. И. Крестьянская война 1773-1775 гг. в России. М., 1954. С.67.

[4] См.: Российский государственный военно-исторический архив (Далее – РГВИА). Ф.2007. Оп.1. Д.79. Л.54.

[5] БОРОДИН Георгий Кондратьевич, р. 14.01.1860 г. Из потомственных дворян УКВ. Получил домашнее образование. В 1878 г. окончил Оренбургское казачье юнкерское училище с производством в хорунжии и назначении в Уральскую учебную сотню. 13.12.1879 г. произведен в сотники. 21.06.1880 г. назначен во 2 УКП. 15.12.1884 г. произведен в подъесаулы. 9.02.1896 г. назначен в 3 УКП. 1 июля 1896 г. произведен в есаулы. Участник русско-японской войны. 20.04.1904 г. переведен в 4 УКП на должность штаб-офицера полка. 31.03.1905 г. «за отличия в делах против японцев» произведен в войсковые старшины. Награжден орденами Св.Станислава 2 ст. с мечами, Св.Анны 4 ст. с надписью «За храбрость», Золотым оружием «За храбрость». С 10.01.1907 г. - в 1 УКП. В январе 1907 г. был временно прикомандирован к 8 УКП. За отличие по службе 2.09.1908 г. был произведен в полковники и назначен командиром 1 УКП. 19.04.1910 г. награжден орденом Св.Анны 2 ст. с мечами. На фронт Первой мировой войны выступил во главе своего полка. В феврале-марте 1915 г. - комендант г. Перемышля. «За отличия в делах против неприятеля» 5.04.1915 г. награжден орденом Св.Владимира 3 ст. с мечами. 3.08.1915 г. назначен командиром 30 Донского казачьего полка. С 30.09.1915 г. - командир 2 бригады 1 Оренбургской льготной казачьей дивизии. Генерал‑майор с 28.05.1917 г. Приказом по Военному ведомству от 3.06.1917 г. уволен со службы «по домашним обстоятельствам» с мундиром и пенсией. Участник Гражданской войны. Офицер Уральской Отдельной армии. Попал в плен в апреле 1920 г. в Форте Александровском. Расстрелян в 1920 г. в Москве (в 1921 г. на Северной Двине).

[6] См.: РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.65. Л.21.

[7] ЩЕРБАЧЕВ Дмитрий Григорьевич, р. 6.02.1857 г. Образование получил в Орловской Бахина военной гимназии и Михайловском артиллерийском училище. В офицеры произведен в 1876 г. в 3-ю конно-арт. батарею. В 1884 г. окончил Николаевскую академию Ген. Штаба по 1-му разряду. Служил на различных должностях в Петербургском ВО. С 24.01.1907 г. – начальник Имп. Николаевской Воен. Академии. 29.11.1908 г. произведен в генерал-лейтенанты. С 14.12.1912 г. ком. 9-го АК, с которым вступил в Мировую войну. За бои под Львовом и Равой-Русской награжден орденом Св.Георгия 4 ст. 5.12.1914 г. произведен в генералы от инфантерии. С 5.04.1915 г. – ком. 11 Армией. За успешные сражения в районе р. Стрыпа в августе 1915 г. награжден орденом Св.Георгия 3 ст. С 19.10.1915 г. – ком. 7 Армией, генерал-адъютант. Принял активное участие в Луцком прорыве. После февральской революции принял пост пом. Августейшего Главноком. Армиями Румынского фронта. В феврале 1918 г. заключил перемирие с германским командованием и добился сохранения румынской армии. С января 1919 г. возглавлял в Париже представительство по снабжению белых армий. С 1920 г. из-за разногласий с ген. П.Н. Врангелем покинул пост. Умер 18.01.1932 г. в Ницце (Франция).

[8] РАДКО-ДМИТРИЕВ Радко Дмитриевич, р. 24.09.1859 г. в селе Гадец (Болгария). В 1876 г. участвовал в нац.-освободительном движении. Во время рус.-тур. войны 1877-78 гг. зачислен в состав л.-гв. Уланского полка рус. армии. Окончил военное училище в Софии, в 1884 г. – Академию Ген. Штаба в Петербурге. С. 1887 г. – на русской службе. В 1898 г. вернулся на службу в Болгарию. Отличился в 1-й и 2-й Балканских войнах. 26.07.1914 г. принят на русскую службу в чине ген.-лейтенанта и назначением ком. 8 АК 8-й Армии. С 3.09.1914 г. – ком. 3-й Армией, генерал от инфантерии. В ходе Горлицкой операции потерял ок. 152 тыс. пленными и 28 тыс. убитыми и ранеными. С 3.06.1915 г. – ком. 2-го Сиб. АК, позднее 7-го Сиб. АК. С 20.03.1916 г. – ком. 12 Армией. 20.07.1917 г. снят с командования армией. Уехал на Юг России для лечения. В сентябре 1918 г. расстрелян мятежниками в Пятигорске.

[9] См.: РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.65. Л.12.

[10] АКУТИН Николай Владимирович, р. 27.11.1887 г. в станице Бородинской УКВ в семье казачьего офицера, сын есаула. В августе 1908 г. окончил Оренбургский Неплюевский кадетский корпус и направлен в казачью сотню Николаевского кавалерийского училища. С 21.09.1908 г. - юнкер, а с 5.09.1909 г. - урядник. Училище окончил в 1910 г. по 1-му разряду. Высочайшим приказом от 6.08.1910 г. произведен в хорунжии (ст. 6.08.1909 г.) и направлен в 1 УКП. С 17.01.1913 г., после льготы, на должности младшего офицера 3 УКП. 5.10.1913 г. произведен в сотники и командирован с 10.10 на обучение в С.-Петербургскую главную гимнастическо-фехтовальную школу. В 1914 г. - младший офицер 1 УКП. С 1.01.1915 г. - командир 1 Уральской казачьей батареи. 30.07.1915 г. ранен в бою у дер. Шупарка (Галиция). В есаулы произведен 16.01.1916 г.  Награжден с начала войны орденами Св.Анны 4 ст. с надписью «За храбрость», Св.Владимира 4 ст. с мечами и бантом, Св.Станислава 2 ст. с мечами (17.05.1915 г.), Св.Анны 2 ст. с мечами, мечами и бантом к ордену Св.Станислава 3 ст. (26.05.1916 г.), орденом Св.Анны 3 ст. с мечами и бантом (17.05.1915 г.). Участник Гражданской войны. В апреле 1919 г. командир 2 конно‑артиллерийского дивизиона Уральской Отдельной армии, войсковой старшина. 15.06.1919 г. назначен инспектором артиллерии Илецкого конного казачьего корпуса Уральской Отдельной армии.

[11] ДОНСКОВ Георгий Иванович, р. 22.11.1892 г. Сын полковника УКВ, потомственный дворянин. 1.09.1911 г. окончил Неплюевский кадетский корпус по 1‑му разряду, постановлен в казаки и зачислен в казачью сотню Николаевского кавалерийского училища. 1.09.1912 г. произведен в унтер‑офицеры. 6.08.1913 г. окончил училище, был произведен в хорунжии и направлен в 1 УКП на должность младшего офицера. С 1.05. по 1.08.1914 г. находился в командировке в гор. Киеве на специальных инженерных курсах «для обучения инженерному делу». Участник Первой мировой войны. Младший офицер 1 УКП. Ранен 20.10.1914 г. в бою у дер. Мизинец (Галиция) и 1.07.1915 г. у дер. Шупарка (Галиция), остался в строю. ВП от 20.01.1915 г. переведен на должность заведующего хозяйством 1 Уральской казачьей батареи с зачислением по артиллерии. ВП от 7.04.1916 г. произведен в сотники, 19.07.1916 г. – в подъесаулы. Награжден с начала войны орденами Св.Анны 4 ст. с надписью «За храбрость», Св.Станислава 3 ст. с мечами и бантом, Св.Анны 3 ст. с мечами и бантом, Св.Станислава 2 ст. с мечами, Св.Владимира 4 ст. с мечами и бантом (5.08.1915 г.). Участник Гражданской войны. С 1.09.1918 г. – старший офицер 1-й батареи Уральского мортирного дивизиона Уральского казачьего войска, есаул. 1.11.1918 г. утвержден в должности командира 2-й батареи Уральского мортирного дивизиона. В апреле 1919 г. - помощник командира артиллерийского дивизиона Уральской Отдельной армии.

[12] См.: РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.65. Л.12.

[13] См.: РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.65. Л.256.

[14] См.: РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.65. Л.256.

[15] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.65. Л.256.

[16] ОКОЛОВИЧ Николай Алексеевич, р. 9.11.1888 г. Из дворян Могилевской губернии, сын чиновника. Уроженец гор. Уральска. Православный. Окончил Уральское Войсковое реальное училище. На военную службу поступил 28.08.1907 г. в Константиновское артиллерийское училище юнкером рядового звания на правах вольноопределяющегося 1‑го разряда. 6.08.1910 г. успешно окончил училище и ВП был произведен в подпоручики с назначением в 31-ю артиллерийскую бригаду. Участник Первой мировой войны. Старший офицер 1‑й батареи 31-й артиллерийской бригады, поручик. ВП от 20.01.1915 г. назначен старшим офицером 1 Уральской казачьей батареи с производством в сотники. ВП от 26.01.1916 г. произведен в подъесаулы. 13.02.1917 г. переведен в 31-ю артиллерийскую бригаду, капитан. Награжден с начала войны орденами Св.Анны 4 ст. с надписью «За храбрость», Св.Станислава 3 ст. с мечами и бантом, Св.Анны 3 ст. с мечами и бантом, Св.Станислава 2 ст. с мечами (17.05.1915 г.), Св.Анны 2 ст. с мечами (17.05.1915 г.), Св.Владимира 4 ст. с мечами и бантом. Участник Гражданской войны. Переведен из 48 гаубичной батареи в Уральский мортирный артиллерийский дивизион с назначением 10.07.1918 г. командиром 1-й батареи дивизиона Уральской армии. С 1.01.1919 г. в резерве Армии. 1.05.1919 г. назначен командиром отдельного гаубичного взвода Уральской Отдельной армии. Участник похода в Форт Александровский.

[17] Бескровный Л.Г. Армия и флот России в начале ХХ века. М., 1986. С.86.

[18] Князь БЕГИЛЬДЕЕВ Константин Сергеевич, р. 25.12.1858 г. Из дворян Тамбовской губ. Окончил Александровское военное училище в 1877 г., академию Генерального штаба. Служил в 9-м гусарском полку. В году Первой мировой войны начальник 9 кавалерийской дивизии, командир 7 Кавказского АК, генерал-лейтенант. Участник Гражданской войны. В Добровольческой армии и ВСЮР, в резерве чинов при штабе Главнокомандующего ВСЮР. Судьба после 1920 г. не известна.

[19] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.4.

[20] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.1.

[21] См.: РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.65. Л.260.

[22] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.65. Л.13.

[23] БАННОВ Виктор Дмитриевич, родился в семье чиновника УКВ. Окончил Александровский кадетский корпус (С.‑Петербург), Николаевское кавалерийское училище. Участник Первой мировой войны. Младший офицер 1 Уральского казачьего полка, хорунжий. В начале войны был прикомандирован к 1 запасной сотне. ВП от 20.01.1915 г. назначен на должность младшего офицера 1 Уральской казачьей батареи и зачислен по артиллерии. ВП от 26.01.1916 г. произведен в сотники, подъесаул - с 16.08.1916 г. Награжден с начала войны орденами Св.Анны 4 ст. с надписью «За храбрость» (16.04.1916 г.), Св.Станислава 3 ст. с мечами и бантом, Св.Анны 3 ст. с мечами и бантом (15.09.1915 г.), Св.Станислава 2 ст. с мечами. Участник Гражданской войны. С сентября 1918 г. - в составе Уральского мортирного артиллерийского дивизиона на должности заведующего хозяйством 1-й батареи Уральской армии, есаул. В апреле 1919 г. - помощник командира 2 конно‑артиллерийского дивизиона Уральской Отдельной армии. В августе 1919 г. - командир 5 конной батареи. 17.08.1919 г. по состоянию здоровья переведен на нестроевую службу и назначен вторым помощником заведующего артиллерийской частью штаба Уральской Отдельной армии.

[24] См.: РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.65. Л.256.

[25] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.9.

[26] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.9.

[27] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.261.

[28] КЕЛЛЕР Федор Артурович (граф), р. 12.10.1857 г. Окончил приготовительный пансион Николаевского кав. училища. Выдержал офицерский экзамен при Тверском кав. юнкерском училище. Офицерская кав. школа. Добровольцем из училища ушел на рус.-тур. войну. В 1878 г. произведен в офицеры. Служил в гвардейских частях. С 6.11.1906 г. – командир л.-гв. Драгунского полка. 31.05.1907 г. произведен в ген.-майоры с зачислением в свиту Его Имп. Величества. 31.05.1913 г. произведен в ген.-лейтенанты. В Первую мировую войну вступил командиром 10-й кав. дивизии Награжден орденами Св.Георгия 3 и 4 ст. С 3.04.1915 г. – ком. 3-го конного корпуса. 15.01.1917 г. произведен в генералы от кавалерии. За отказ присягать Временному правительству уволен из армии. С 5.11.1918 г. – Главноком. Гетманскими войсками на территории Украины.  21.12.1918 г. расстрелян в Киеве петлюровцами.

[29] РАУХ Георгий Оттонович, р. 19.08.1860 г. Из дворян Херсонской губ. В 1881 г. окончил Пажеский корпус, в 1887 г. – академию Генштаба. Служил в Кавалергардском полку. Генерал от кавалерии. Начальник 2-й гв. кавал. дивизии. Командир 1 и 2-го кавал. корпусов. Георгиевский кавалер. В 1918 г. – член антисоветской организации в Петрограде. Служил в гетманской армии в Одессе, затем во ВСЮР. Эвакуирован в 1920 г. из Одессы. В эмиграции. Умер 30.11.1936 г. в Константинополе.

[30] РГВИА Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.6.

[31] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.7.

[32] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.8.

[33] См.: РГВИА Ф.2007. Оп.1. Д.65. Л.260.

[34] ДРАГОМИРОВ Абрам Михайлович, р. 21.09.1868 г. Сын видного военного теоретика генерал М.И. Драгомирова. Окончил Пажеский Его Величества корпус. В офицеры произведен в л.-гв. Семеновский полк. В 1893 г. окончил Николаевскую академию Генерального штаба. Служил при штабе Кавказского ВО на должностях командира роты, батальона, старшего адъютанта штаба 2-й Кавказской казачьей дивизии (с 1893 г.), обер-офицера для особых поручений при командующем войсками Кавказского ВО (с 1895 г.). С 1898 г. – при штабе 21 АК. С 1902 г. – начальник штаба 7-й, а с 1903 г. – 10-й кавалерийской дивизии. С 1910 г. командир 9 гусарского Киевского полка. С 1912 г. – начальник штаба Ковенской крепости. В мае 1912 г. произведен в генерал-майоры. В Первую мировую войну вступил в должности командира 2-й отдельной кавалерийской бригады. В декабре 1914 г. бригада развернута в дивизию. С апреля 1915 г. – командир 9 АК, генерал-лейтенант. Командир конного корпуса 7-й Армии. С августа 1916 г. – командующий 5-й Армией Северного фронта. С апреля 1917 г. – Главнокомандующий армиями Северного фронта. 1.06.1917 г. уволен в отставку. Участник Гражданской войны. Формировал добровольческую армию. Председатель Особого совещания при Главнокомандующем ВСЮР. В эмиграции в Сербии, во Франции. Активный участник РОВС. Поддержал движение генерал А.А.Власова. В начале 1945 г. в резерве чинов РОА. Умер во Франции 9.12.1955 г.

[35] РГВИА Ф.5262. Оп.1. Д.7. Л.5-17.

[36] РГВИА Ф.5262. Оп.1. Д.49. Л.11.

[37] РГВИА Ф.5262. Оп.1. Д.48. Л.37.

[38] РГВИА Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.14.

[39] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.10.

[40] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.36.

[41] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.14.

[42] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.24.

[43] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.49.

[44] См.: Яковлев Н. Н. 1 августа 1914. М., 1974. С. 33.

[45] См.: РГВИА. Ф.504. Оп.2. Д.472. Л.3.

[46] См.: Барсуков Е. З. Артиллерия русской армии (1906-1917 гг.). М., 1948. Т. 2. С. 165.

[47] БОГАЕВСКИЙ Африкан Петрович, р. 27.12.1872 г. Из дворян ВВД. В 1890 г. окончил Донской кад. корпус, в 1892 г. – Николаевское кав. училище, в 1900 г. – академию Генштаба. Офицер л.-гв. Атаманского полка. Во время Первой мировой войны на должностях нач. штаба 2-й гв. кав. дивизии, командира л.-гв. Сводно-Казачьего полка, ген.-майор (март 1915 г.). С октября 1915 г. по апрель 1917 г. – нач. штаба Походного атамана всех Казачьих войск. В 1917 г. - начальник 1-й гв. кавал. дивизии. Первопоходник, командир Партизанского полка и 2-й бригады, в Донской армии, ген.-лейтенант. С 6.02.1919 г. – Донской войсковой атаман. В эмиграции, умер в Париже 21.10.1934 г.

[48] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.12.

[49] МАРТЫНОВ Василий Патрикеевич, р. 10.08.1863 г. Из дворян УКВ. В 1880 г. окончил 2‑ю С.‑Птб. военную гимназию, в 1882 г. - Павловское военное училище. Офицер л.‑гв. Уральского эскадрона. Окончил казачий отдел Офицерской стрелковой школы. Проходил службу во 2 УКП на должности командира 1‑й сотни. В Войске на должностях чиновника для особых поручений Наказного Атамана УКВ, председатель комиссии по исполнению требований Оренбургской контрольной палаты, члена распорядительного комитета по войсковому собранию и председателя комитета по заведованию войсковой конюшней. С мая 1900 г. по июль 1903 г. - во 2 УКП. С 1904 г. – в 3 УКП. 26.02.1905 г. произведен в войсковые старшины и назначен помощником командира полка по хозяйственной части. 13.01.1906 г. ВП назначается командиром 6 УКП. 1.07.1908 г. уволен в запас в чине полковника. В разные сроки временно исполнял должность Наказного Атамана УКВ. С января по июль 1916 г. приказом Верховного начальника санитарной и эвакуационной части был на должности инспектора лечебных заведений г. Уральска. 24.08.1916 г. ВП назначен атаманом 1‑го военного отдела УКВ, 6.12.1916 г. "за отличия по службе" произведен в ген.‑майоры. С 29.01 по 2.11.1917 г. временно исполнял должность Наказного Атамана УКВ. 3.11.1917 г. избран на должность Войскового Атамана Войска. В 1919 г. - помощник войскового атамана по гражданской части, управляющий канцелярией войскового атамана. Взят в плен и расстрелян в Прорве в декабре 1919 г.

[50] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.45.

[51] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.55.

[52] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.12. Л.150.

[53] ЩЕЛОКОВ Николай Кононович, р. 4.06.1887 г. в Оренбургской губернии. Сын офицера УКВ. Окончил Оренбургский Неплюевский кадетский корпус (1904 г.), Михайловское артиллерийское училище (1907 г.) Проходил службу в 36‑й, 47-й артиллерийских бригадах, капитан. ВП от 23.12.1916 г. назначен командиром 2‑й Уральской казачьей батареи Уральского казачьего дивизиона с переименованием в есаулы. В мае 1917 г. - делегат Учредительного съезда Яицкого казачьего войска. В июне 1917 г. - делегат Всероссийского Учредительного общеказачьего съезда. В январе 1918 г. отказался от предложения Уральского войскового правительства возглавить Уральскую казачью армию. В июле 1918 г. добровольно вступил в Красную Армию. Формировал кавалерийские части, занимал должности командира полка, начальника штаба Первой конной армии, Второй конной армии (с 28.07. по 10.10.1920 г.). Награжден орденом Боевого Красного Знамени. После войны – помощник и заместитель инспектора кавалерии РККА, начальник кафедры Военной Академии им. М.В. Фрунзе. Генерал‑лейтенант (1940 г.). Умер в 1941 г.

[54] РГВИА. Ф.2007. Оп.1. Д.19. Л.231.

[55] ЩЕПИХИН Петр Арефьевич, р. 4.10.1879 г. Из обер-офицерских детей УКВ. В 1896 г. по окончании Оренбургского Неплюевского кадетского корпуса был направлен на учебу в Константиновское артиллерийское училище. После выпуска из училища 8.08.1898 г. был произведен в хорунжии и продолжил службу в 1-й батарее отдельной Оренбургской казачьей конно-артиллерийской бригады. 1.07.1902 г. произведен в сотники, 1.07.1907 г. – в подъесаулы. Участник Первой мировой войны. В действующей армии с июля 1914 г. в составе 4-й Оренбургской казачьей батареи. В июле 1916 г. командир 7 Оренбургской казачьей батареи, войсковой старшина. ВП от 1.03.1917 г. назначен на должность командира Уральского казачьего дивизиона (артиллерийского). Участник Гражданской войны. С 1918 г. в Южной Армии. В апреле 1919 г. прибыл из штаба Южной Армии и 3 апреля назначен помощником заведующего артиллерийской частью штаба Уральской Отдельной армии с зачислением по Армии.

[56] Уральские ведомости (Уральск). 1917. №  47.

[57] Уральские ведомости (Уральск). 1917. .№  48.

[58] РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 14. Л. 186.

[59] Уральские ведомости (Уральск). 1917. .№  155.

[60] РГВИА Ф.2007. Оп. 1. Д.12. Л. 96.

[61] РГВИА Ф.2007. Оп. 1. Д. 66. Л. 3.

[62] РГВИА Ф.2007. Оп.1. Д.62. Л.135.

[63] РГВИА. Ф.2017. Оп.1. Д.32. Л.32.

[64] См.: РГВИА. Ф.2017. Оп.1. Д.30. Л.43.

 

"Военно-историческом журнал" № 11, 2008 .

---вернуться к оглавлению---