ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

С. Калентьев

 И носило меня...

   Федот Иванович Фофонов родился в марте 1896 года в семье круглоозерновских старообрядцев. Потому грамоте обучался не в церковно-приходской школе, а у «мастериц». С материнским молоком впитал все лучшие

Уральский казак Фофонов Федот Ивановичю

Фофонов Ф.И. в селе Павловка Полтавской области во время Великой Отечественной войны.

качества уральских старообрядцев: трудолюбие, навыки и мастерство в хозяйственных делах, аккуратность, честность. Все то, что так пригодилось ему в дальнейшей жизни. Как и большинство старообрядцев, рано обзавелся семьей.

      В декабре 1916 года казак Фофонов был призван на действительную службу. На германский фронт попасть не успел: в 1917 году произошла Февральская революция, которую он, как и большинство населения тогдашней России, принял с восторгом.

      Гражданскую Федот в отличие от большинства уральцев встретил в рядах Красной Армии. В первых же боях под Шиповом среди наступающих красноармейцев свистунцы узнали своего земляка Федота Фофонова и пригрозили ему расправой. Опасаясь за свою семью, устремился Федот на территорию, занятую белыми, намереваясь вывезти оттуда своих родственников. Здесь он и был арестован казаками, которые, вместо расправы, мобилизовали его в отдельную Уральскую армию. С этой армией и отступал Федот до самого Гурьева, где в январе 1920 года все уцелевшие боеспособные казаки, попавшие в руки красных, вновь были мобилизованы уже в Красную армию и отправлены на белопольский фронт.

      На польском фронте Ф.И. Фофонов воевал в составе 1-й Конной армии Буденного. Вместе с  ним   служил  еще один свистунский казак-Д. Мизинов. В Гурьеве Мизинову удалось скрыть свое офицерское звание. Не выдали его и казаки. Поэтому и остался в живых офицер Мизинов и был  отправлен на польский фронт.

     После заключения перемирия с Польшей 1-я Конная армия была переброшена на врангелевский фронт. Здесь в одном из боев подразделение, в котором служили свистунцы, было разбито, и оба они попали в плен. Их поставили перед выбором: или отправиться в лагерь для военнопленных, или идти служить в армию Врангеля. И они выбрали второе.

     Осенью 1920 года с остатками армии Врангеля оба казака попадают на греческий остров Лемнос. Сравнительно недавно нам стали доступны мемуары людей, которые побывали с остатками русской армии на этом острове...

      Условия жизни здесь были ужасающими. Русские эмигранты на этом каменистом и безводном, без всякой растительности острове остались практически без помощи и средств. Личные драгоценные вещи - обручальные кольца, ладанки, крестики - меняли на продовольствие. Причем за золотые карманные часы торговцы-турки давали буханку хлеба. Но у большинства эмигрантов не было вообще никаких драгоценностей и они жестоко голодали. Французское правительство, взявшее на себя обязательства по обеспечению эвакуированной армии Врангеля, не могло обеспечить элементарного снабжения беженцев самым необходимым. На острове начались эпидемии, от которых за семь месяцев погибло несколько тысяч людей.

     Русское командование делало все возможное для обеспечения этих людей. Были проданы все суда, на которых в свое время эвакуировались войска Врангеля. Наконец, беженцам предоставили возможность выбора: вернуться в Советскую Россию, выехать в Бразилию или Болгарию. В Россию решили вернуться единицы, несколько сотен уехали работать на бразильских плантациях, а около 6 тысяч донских и кубанских казаков, среди которых были Мизинов и Фофонов, выехали в Болгарию.

      Уральцы работали здесь в хозяйствах зажиточных крестьян. Казаков с детства приучали к тяжелому крестьянскому труду, но условия работы в Болгарии даже по русским меркам  были столь невыносимыми,

Уральский казак Мизинов Д.

Казак Круглоозерновской станицы Д.Мизинов. 9 марта 1925 года. Франция.

 что земляки вскоре перебрались во Францию, где устроились рабочими на завод.

     Трудолюбивые, сметливые казаки пользовались авторитетом у начальства и неплохо зарабатывали. Восстановилась и связь с родиной. Правда, вести не радовали. У Федота Ивановича умерла жена, дочь росла сиротой.

     Когда представилась возможность, друзья не выдержали и в посольстве России написали заявление с просьбой о возвращении. Заводское начальство отговаривало русских рабочих от безрассудного, с их точки зрения, поступка и даже обещало льготы. Да и среди русской эмиграции отношение к «возвращенцам» было далеко не однозначным. Но казаки свой выбор сделали.

     Долго пришлось им ждать ответа. Иногда казалось, что прошение где-то затерялось или про него забыли. Или этим молчанием Советская власть давала понять: возврата нет.

     Только в конце 1926 года пришел долгожданный ответ из посольства. Ф.Фофонову разрешалось вернуться. Д.Мизинов получил отказ. Официальная причина: до революции был зажиточным казаком, эксплуатировал в хозяйстве чужой труд, в гражданскую - белый офицер.

     Тяжело было расставаться друзьям. Они не только родились и выросли в одном поселке. Они вместе воевали. Их сроднила многолетняя и многострадальная жизнь русской эмиграции. Но выбор был небольшой, и глубокой осенью 1926 года Федот Иванович Фофонов прибыл из далекой Франции в родной Круглоозерновский поселок. О Мизинове Федот больше ничего не слышал, хотя частенько вспоминал о нем, гадая, как сложилась дальнейшая судьба друга.

    

Уральские казаки. Франция, 1925 г.

Бойцы белой гвардии уральцы Калашников, Сармин, Дуров, четвертый неизвестен. 9 марта 1925 года. Франция.

На родине хорошо помнили степенного хозяина. Вскоре Ф.И. Фофонов избирается депутатом сельсовета. Большевики не препятствовали этому, как же, ведь у нас демократия. Даже бывшие белогвардейцы и эмигранты могут    представлять интересы народа. Но ни участия в белом движении, ни эмигрантства новая власть не думала прощать.

     При Советской власти репрессии никогда не прекращались, принимая различные формы. Но с началом коллективизации эти репрессии начали набирать обороты, достигнув своего апогея во второй половине 30-х годов.

     Круглоозерновцы старшего поколения до сих пор помнят имена доносчиков, которые в те времена и не скрывали своей причастности к арестам людей. Иные из них именовали себя «помощниками Сталина». Часто они «стряпали» свои доносы во время попоек, тогда и происходила «утечка информации». Такая утечка произошла и в ту ночь, когда стуком в окно Федота вызвали во двор и предупредили о предстоящем аресте.

     Той же ночью казак раздобыл лошадь, усадил в сани семью и исчез из поселка.

     Несколько лет он скрывался у своего двоюродного брата на хуторе Зайкин, отошедшем после революции к Оренбургской области. Но с годами семьи у него и у брата росли, и решил Федот Иванович вернуться в Уральск. Здесь и застала его Великая Отечественная война.

     В 1942 году Ф.И. Фофонов был призван в трудовую армию. На голодных пайках, часто признанные по состоянию здоровья непригодными к службе в строевых частях, трудармейцы стояли сразу за передовой или в ближайшем тылу, строили линии укреплений, восстанавливали заводы и города после их освобождения. И здесь Федот Иванович выполнял свои обязанности добросовестно, постепенно выдвинувшись в комсостав. И снова рядом с ним оказались круглоозерновские казаки. На этот раз Семен Гребнев и Анфим Федотчев. Земляки хоть и числились в трудовой армии, но не меньше солдат на передовой повидали бомбежек и пережили жестокие артобстрелы при строительстве мостов и наведении переправ для наступающих советских частей. Во время одного из авианалетов погиб Анфим Федотчев.

     Закончилась война, и демобилизованный Ф.И. Фофонов, забрав семью из Уральска, вернулся в родной поселок.

     До своего ухода на пенсию в 1956 году Федот Иванович работал начальником шорной мастерской, затем бригадиром животноводческой бригады.

     Умер Федот Иванович Фофонов в 1961 году и похоронен в своем Круглоозерновском, в который он вернулся из прекрасной, но все-таки чужой Франции.

Уральцы во Франции.

Уральские эмигранты во Франции. В центре в шляпе сидит Ф.И. Фофонов.

     Одна из дочерей Федота Ивановича Александра Федотовна и внук Виктор и сейчас живут в селе Круглоозерное.

 

 

"Информбиржа news", Уральск, № 15, 2007


 

---вернуться к оглавлению---