ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

С. Калентьев

 Как умирал поселок Круглый?  

О поселке Круглом я слышал с самого раннего детства, потому что Петр Андрианович Куприн - наш сосед и близ­кий товарищ моего отца - был его уроженцем. Но в под­робности жизни и истории Круглого я как-то не вдавался. Да и рассказать что-либо о нем было практически некому.

Жереховы, Куприны, Сахарновы, Осиповы... Предки всех этих ныне круглоозерновских семей были некогда коренными жителями поселка Круглый. Но большинство из них покинули те места более 50 лет назад. Семья того же П.А. Куприна уехала из Круглого еще перед коллективизацией, когда Петру не было и 10 лет. Из ныне живущих в Круглоозерном бывших жителей Круглого позже всех покинул те места (в 1952 году) Александр Иванович Жерехов. Чуть раньше (в 1949-м) из поселка уехал Сергей Сипаторович Сахарнов. На момент отъезда обоим было по 12 лет. Правда, детская память - самая крепкая память, хранящая порой мельчайшие подробности быта или каких-либо событий. Забегая вперед скажу, что именно детские воспоминания С.С. Сахарнова и А.И. Жерехова помогли ответить на многие вопросы, возникшие у меня в июле этого года после поездки в бывший поселок Круглый. Тем более, что оба долгие годы посещали места, где прошло их детство.

Итак, в первых числах июля этого года уральский краевед Владимир Владимирович Кутищев пригласил меня посетить места, где некогда располагался поселок Круглый. Может быть, многим это покажется странным, но нами двигал чисто краеведческий интерес. Хотелось своими глазами посмотреть на старинный, совершенно заброшенный поселок, который находился в другой климатической зоне, ибо Круглый - по нашим подсчетам - находился на 244 километре трассы Уральск-Атырау, т.е. как раз посередине между этими двумя городами. А эта местность уже относится к полупустынной зоне, что, конечно же, сказывается на всем укладе жизни населения здешних поселков.

Не буду описывать наш путь по трассе Уральск-Атырау - это не относится к нашей теме. Скажу лишь, что проехав поселок Чапаев - вроде бы незаметно на первый взгляд, но все-таки чувствуются изменения в окружающей природе. Тянувшиеся вдоль шоссе лесополосы становятся все реже, иногда совершенно исчезая, хотя кое-где по линии этих полос копошатся и что-то делают люди. Мы предположили: местные лесхозы делают какие-то посадки. С левой стороны пойменные места стали какого-то бледно-зеленого цвета, да и леса эти, как нам показалось, стали намного мельче и реже.

Свернув с трассы в том месте, где, по нашим расчетам, должен был находиться Круглый, мы довольно-таки долго блуждали по степи, не находя никаких признаков былой жизни. Исколесив степь вдоль и поперек и уже отчаявшись найти остатки Круглого, мы подъехали к поселку Котельному, который в степи виден издалека по остаткам сожженной в 1991 году церкви. Чтобы компенсировать впустую потраченный день, решили заехать в Котельный и сфотографировать остатки этой церкви. Кто и когда будет еще ее фотографировать? Может быть, уже никто и никогда...

Описание самого Котельного и руин церкви, все еще сохранивших былую красоту - это тема отдельного разговора. Здесь, у церкви мы и повстречали двух женщин, в ходе разговора указавших нам дорогу в Круглый (язык не поворачивается назвать поселок бывшим, но и назвать это место поселком невозможно).

 

Уральская область, поселок Кругловский

Подъезжая к Круглому я лично испытывал некоторое волнение - все-таки не каждый день бываешь в таких местах. Но когда дорога привела нас прямо на бывшую улицу бывшего поселка, стало как-то жутковато.

Вообще-то очертания улиц и домов видны еще отчетливо (сразу попрошу извинения у читателей, но в дальнейшем при описании следов этого населенного пункта я буду употреблять привычное для себя слово «мар», означающее курган, а в данном случае - остатки развалившегося дома). По этим марам еще можно определить, где находились жилые помещения, а где - хозяйственные постройки. В некоторых местах попадаются оплывшие ямы, говорящие о том, что здесь некогда стояли, скорее всего, погребные чуланы. На поверхности практически каждого мара попадаются кирпичи, указывающие на месторасположение печей. Но ни одного клейменого кирпича мы так и не обнаружили. На марах же находится масса всевозможной ке­рамики. Кое-где попадаются так называемые кокурки - глиняные грузы для рыболовецких сетей. В саманных стенах отчетливо видны талы, которые укладывались в залив между саманными рядами для связки и укрепления строений. На некоторых марах достаточно много талов, что говорит о том, что этот кустарник употреблялся для сооружения крыш и потолков.

Я попытался было сосчитать количество подворий, но вскоре, не дойдя и до середины первой же улицы, сбился со счета и бросил это за­нятие. А ведь в Круглом было четыре улицы и визуально можно определить, что в поселке было не меене200 дворов. Ведь еще в 1862 году здесь проживало 680 человек. Даже с учетом тогдашних немаленьких семей число подворий было не менее 80-ти. К слову, как позже пояснил С.С. Сахарнов, на улице, где я попытался сосчитать количество дворов, уже накануне Великой Отечественной войны не было абсолютно ни одного жителя.

На второй улице поселка, расположенной ближе к Уралу, к нам подошел человек, назвавшийся чабаном. Разговорились. Чабанская точка была создана здесь еще в 1985 году, и с тех пор (вот уже более 20 лет) этот человек живет со своей семьей среди руин. Сейчас уже выросли и разъехались дети, но каждое лето они приезжают со своими семьями на эту точку, чтобы помочь своим родителям с заготовкой кормов. Чабан и члены его семьи иногда находят на развалинах мелкие предметы: пули, гильзы, монеты, в основном советского периода. Между прочим, на одном из маров в конце этой улицы лежит нижняя часть мусульманского надгробия с арабской вязью. Откуда, когда и при каких обстоятельствах оно здесь появилось - неизвестно.

Некоторые мары жилых домов, особенно в северной части поселка, поражают своими размерами и вы­сотой. А остатки хозяйственных построек простираются не менее как на 50 метров в длину. Все говорит о том, что эти подворья принадлежали людям отнюдь не бедным.

Дома в поселке располагались довольно близко друг от друга и, по-видимому, многие из них ставились лишь из расчета, чтобы в ворота мог пройти груженый воз. Все дома - а тем более хозяйственные постройки - были исключительно саманными. Лишь в одном месте нам попалась груда битого кирпича, указывающая на то, что здесь некогда стояло кирпичное здание. А.И. Жерехов и С.С. Сахарнов позже пояснили, что до революции тут стояли двухэтажные лавочки или нечто подобное фактории, принадлежавшей известному уральскому купцу Кареву. Приказчиком в этой лавочке-фактории служил некий Карпов, родной брат которого занимал такую же должность и от того купца в соседнем Антоновом. По словам А.И. Жерехова, один из братьев Карповых сумел довольно удачно жениться. Взяв за невестой приданое, едва уместившееся на 40 подводах. До революции из этой лавочки наиболее нуждающимся жителям поселка по праздникам бесплатно выдавались мануфактура и продовольствие. После революции на первом этаже здания размещался магазин, а на втором - начальная школа.

Ныне покойный П.А. Куприн в свое время рассказывал мне о том, что в Круглом имелась деревянная церковь. Но семья Куприных уехала из поселка еще в конце 20-х годов, и о судьбе церкви Петр Андрианович ничего не знал, а может быть и не вдавался в эти подробности. Он вроде бы слышал от кого-то из своих земляков о том, что церковь, якобы, сгорела от удара молнии.

В.В. Кутищев обнаружил данные о том, что Никольская церковь в поселке Круглом была освящена в 1887 году. Но по документам она значилась каменной.

Обходя поселок, мы попытались по каким-либо признакам определить месторасположение церкви. Тщетно. На наш вопрос чабан махнул рукой куда-то по направлению развалин поселка.

Уже вернувшись в Круглоозерное, я обратился с этим вопросом к С.С. Сахарнову и А.И. Жерехову. И неожиданно для себя получил вполне исчерпывающий ответ. Церковь стояла на месте... чабанской зимовки. До революции здесь находилась поселковая площадь, окруженная домами наиболее зажиточных казаков. Один из этих домов принадлежал Харитону Сахарнову - деду Сергея Сипаторовича. Церковь была действительно деревянной, но имела каменный фундамент, высотой до полутора метров. После революции она была, естественно, закрыта и ее здание использовалось под различные склады. Но, в отличие от множества других церквей нашей обла­сти, иконостас в кругловской церкви остался нетронутым. Эта церковь была разобрана в 1949 году и при ее разборке использовался труд находившихся здесь в ссылке крымских татар. Церковный лес был отвезен в Калмыков для строительства школы, которая уже через пару лет сгорела. Видимо, не пошел на пользу колмыковской школе этот стройматериал. Большинство церковных икон кругловские пацаны, по-видимому, наученные взрослыми, стаскали к бабушке Анюте Голохвастовой, которая после закрытия церкви выполняла в поселке роль молельщицы. Уже в годы правления Хрущева прошел слух: по поселкам ездят люди, которые в лучшем случае выкупают, а то и крадут у людей иконы. И бабушка Голохвастова - от греха подальше - закопала церковные иконы на сельском кладбище.

При разборке церкви рабочие наткнулись на плиту, под которой оказался склеп, в котором были обнаружены останки человека в облачении священника. А.И. Жерехов (тогда ему было 9 лет) вспоминает: руки священника не поддались тлену. При вскрытии склепа останки священника были нарушены, но по приказу майора Ивана Хрулева, руководившего работами, останки были приведены в прежний вид и, по-видимому, перезахоронены.

И немного о хозяйственной деятельности. Человек, даже вдруг оказавшись в Круглом, взглянув на местный пейзаж и растительность в окрестностях поселка, сразу опре­делит, что он находится в полупустынной зоне. В пойме Урала здесь еще растут деревья. Они хоть и не маленькие, по сравнению с теми же лесами, окружающими, например, Уральск, кажутся какими-то чахлыми. В степи же, как говорится, «глазу зацепиться не за что», разве что за остатки высаженных здесь когда-то лесополос. Среди степного травостоя преобладает полынь, высота редко превышает и 10 сантиметров. По словам местного чабана, в этом году здесь еще бывали так называемые грозовые дожди, но от них было больше грома и молний, чем влаги. Земля по своему составу для земледелия тоже малопривлекательна. Судя по останкам хозяйственных построек, на каждом подворье имелось немалое количество домашнего скота. Но, несмотря на обилие органических удобрений, земля, даже в местах предполагаемых скотских помещений - сплошная красная глина. Старые люди обычно характеризуют такую землю словами «Добавь соломы - и мажь». Невооруженным глазом видно: земледелие здесь невозможно. По словам С.С. Сахарнова, в 50-е годы какой-то приезжий агроном (тогда в Круглом существовал колхоз им. Ворошилова) пытался создать здесь плантацию, но в конце-концов от этой затеи пришлось отказаться. Единственные культуры, которые здесь еще более-менее давали урожаи - да и то по так называемым лощинам - были бахчевые и просо. До революции казаки Круглого даже и не пытались заниматься земледелием. Единственными источниками их существования 'были рыболовство и животноводство. Некоторые (как, например, уже упоминавшийся Харитон Сахарное) дополнительно занимались извозом, отвозя в Уральск рыбу и возвращаясь обратно с мукой, строительным лесом и прочим товаром.

Позже С.С. Сахарнов и А.И. Жерехов рассказывали, как умирал их поселок. Все началось 90 лет назад. Бои гражданской, отступления, голод и эпидемии унесли массу населения поселка Круглый. Но это было только начало. В конце 20-х многие семьи Круглого, предчувствуя беду коллективизации, покинули свои родные места. Но уехать успели не все. По словам А.И. Жерехова, во время коллективизации из Круглого были высланы десятки семей. Невосполнимые потери поселок понес во время Великой Отечественной войны. Обратно вернулось не более 10 человек. На фронте погиб отец А.И. Жерехова. Отец ОС. Сахарнова вернулся с войны инвалидом и через 2 года умер от ран. Мои собеседники родились еще до войны, когда демографическая ситуация была относительно благополучной. По крайней мере, сейчас считается, что тогдашняя рождаемость была довольно высокой. Да, рождаемость была высокой. Где-то, но не в Круглом. Когда так называемые довоенные дети поселка пошли в школу, то в ней насчитывалось всего 4 класса, которые размещались в одной комнате. И уроки вела одна учительница. Одновременно в четырех классах, каждый из которых занимал по одному ряду школьных парт.

После войны миграция из поселка еще более усилилась. Я уже говорил о том, что Круглый находится как раз посередине современной трассы Уральск-Атырау. И миграция из поселка проходила по двум основным направлениям. Кто-то уехал в тогдашний Гурьев, кто-то - в Уральск, часть населения (в основном молодежь) подалась в Россию. Последним из поселка в начале 60-х годов уехал участник Великой Отечественной войны Е. Запрометов. Он долгое время жил абсолютно один в родном, но уже совершенно пустом, оставленном всеми людьми поселке. У него имелся радиоприемник, который и связывал его с внешним миром. И лишь после того, как во время очередной грозы этот радиоприемник вышел из строя, Е. Запрометов уехал к детям в Гурьев.

Люди старшего и среднего поколения помнят, какая  эйфория царила в стране в перестроечное время. Несмотря на все экономические трудности, у людей возникали какие-то планы и проекты, многие из которых были заранее обречены. В 1990 или в 1991 году где-то в Свердловской области сформировалась группа уроженцев поселка Круглый, насчитывавшая - если мне не изменяет память -17 человек. Своей целью они поставили - ни много ни мало - возрождение Круглого. В основном это были люди уже пожилого возраста, которыми руководила больше ностальгия по родным местам (и чисто по-человечески их можно понять), чем какой-то расчет. Естественно, их планам не суждено было сбыться.

Между тем, наша поездка в поселок Круглый подходила к концу. Приближался вечер, а нам нужно было еще засветло преодолеть 250 километров пути. Но дорога из бывшего поселка на трассу шла мимо сельского кладбища, на котором мы не могли не побывать и о котором нельзя не сказать.

 

Уральская область, поселок Кругловский

Кладбище, традиционно окруженное рвом, предохранявшим его от бродившего по степи скота. Территория самого кладбища разделена поперечным рвом. Там в Круглом я подумал, что к первоначальному кладбищенскому участку после его заполнения был прирезан дополнительный. Но впоследствии А.З. Курлапов объяснил: скорее всего, единый участок изначально был разделен этим рвом на два кладбища -православное и старообрядческое. Несколько могил расходятся за северным внешним валом. Судя по всему, здесь производились последние захоронения, когда в Круглом еще теплились остатки жизни. Об этом свидетельствует могильный крест сварной работы. Но на его прорисовавшейся табличке можно разобрать только первые три цифры «189...», обозначающие дату рождения. Здесь же находятся два окованных железом креста. По некоторым признакам можно было определить, что эти кресты с церковных куполов. Как потом пояснил С.С. Сахарное: это действительно кресты с куполов Никольской церкви поселка Круглый. После того, как церковь была разобрана, Сергей Сипаторович (тогда еще 11-летний мальчишка) установил один крест на могиле своего деда Харитона, а второй – на могиле своего брата. Кресты были столь массивными, что мальчишкам прищлось их нести вчетвером. Вообще кладбищенские кресты здесь (а два из них до сих пор стоят) удивляют своей массивностью, а высота их более трех метров. По словам В.В.Кутищева, на кладбище тоже заброшенного поселка Лебедок кресты такого же огромного размера.

Уральская область, поселок Кругловский

На кладбище у нас возник ряд вопросов. Во-первых, даже в северной части – там, где проводились последние захоронения – а это было почти 50 лет назад – могильные бугорки едва прослеживаются. А вот в южной части сейчас находится довольно-таки свежая могила, на которой напрочь отсутствует не только дерн, но и какая либо растительность вообще. Могила настолько свежая, что, судя по следам, сравнительно недавно бродивший здесь скот мог раскидать часть могильного бугра. Что за могила и кого в ней могли захоронить, если в Круглом уже почти 50 лет никто не живет? Кроме того, могильный крест сделан из грубо сколоченных цельных бревен, что также не вполне вписывается в наши обычные понятия о нормальном погребении.

Уральская область, поселок Кругловский

Во-вторых, в этой части кладбища в некоторых местах нет ни дерна. Ни растительности. Причем эти места по своим формам и размерам напоминают могилы. Более того. В одном из таких мест, метрах в пяти от упоминавшейся свежей могилы, из земли выглядывает верхняя часть человеческого черепа. А ведь в обычное, мирное время захоронение, согласно установившимся правилам, производилось на глубине примерно двух метров. Как в таком случае человеческий череп мог оказаться практически на поверхности земли?

Складывается впечатление, что здесь в поисках наживы побывали так называемые гробоискатели. Несмотря на все различия наших религий, и у мусульман, и у христиан существуют общие поверья. Одно из них гласит: уносить что-либо с кладбища — нехорошая примета. А вскрытие могил вообще считается кощунством, ибо потревоженный дух усопших отомстит либо самому нарушителю их покоя, либо его близким. Вероятно, гробоискатели знали об этом. Вряд ли что-либо ценного могли они обнаружить в могилах простых форпостных казаков. А в свежей могиле, возможно - останки этих форпостных казаков, извлеченные кладоискателями из прежних могил.

Наша поездка заканчивалась. Нас - меня и Владимира Владимировича Кутищева - по крупному счету ничего не связывало с Круглым. Мы родились не здесь, не здесь прошло наше детство. Мы вообще первый раз побывали на этом месте и с большим трудом нашли остатки поселка. Но покидали мы это место с каким-то нехорошим, тяжелым чувством. Согласно данным Н.М. Малечи, поселок Круглый был основан в XVIII веке. На протяжении столетий здесь бурлила жизнь, люди жили здесь какими-то своими заботами, своими печалями и радостями, обзаводились семьями и рожали детей, рыбачили и разводили скот, отсюда уходили в военные походы, после которых сюда же и возвращались. Здесь же, в конце-концов, они и завершали свой земной путь. Около полувека назад жизнь покинула эти места. И надо думать, надолго.

 

 "Информбиржа news", Уральск, № 51, 2008, №1, 2009.

фото Кутищев В.В.
 

---вернуться к оглавлению---