ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

Д.Дубровин

История одного предательства

   В современной литературе, посвящённой Гражданской войне на территории Уральского казачьего войска, устоялось мнение, что подавляющее большинство уральских казаков не приняли большевизма и отчаянно сражались с красноармейцами почти два года. Обычно отмечается и то, что случаи перехода уральских казаков на сторону красных были очень редки.

   Между тем случаи перехода на сторону красных уральских казаков довольно регулярно стали происходить ещё с осени 1918 года - то есть ещё до падения Уральска и практически полного разложения казачьей армии. Конечно, случаи эти носили не массовый характер, но известны несколько эпизодов, когда на сторону врага перешли целые группы казаков.

   В наименьшей степени была подвержена большевицким идеям офицерская казачья масса, которая не верила посулам красных и выполняла свой долг в рядах Уральской армии до конца. И положение такое сохранялось почти до последних дней войны. Но и из этого общего правила было исключение - переход в декабре 1919 года на сторону советских войск группы хорунжего Зузанова. Почему это произошло, и кто же такой был офицер Зузанов, которого уральский историк П.А. Фадеев сравнил с Мазепой (местного масштаба)?..

   Пётр Лукич Зузанов родился 16 июня 1895 г. в Уральске, в семье коренного казака, служившего в Войсковой обмундировальной мастерской. Первоначальное образование он, по всей видимости, получил дома, сдав в 1915 году экзамены на вольноопределяющегося при Уральской мужской гимназии. После успешной сдачи экзаменов Пётр Зузанов имел право сам решать, в какой полк отправиться на службу. Обычно в таких ситуациях молодые казаки рвались на фронт Германской войны, в один из девяти находившихся там уральских казачьих полков, стремясь проявить себя на поле брани, получить боевые награды. Но сын швальника думал иначе. Так как служить всё равно нужно было, “вольнопёр” Зузанов выбирает местом службы 90-й пехотный запасной полк, куда он и был зачислен “охотником” в конце февраля 1916 года. Для человека, не хотевшего воевать, выбор более чем удачный - и от фронта далеко, и от уральских казаков, которые могли бы заподозрить его в трусости.

   В запасном полку Пётр Зузанов окончил курс учебной команды военного времени (сокращённый), и потом по собственному желанию был командирован в Чистопольскую школу прапорщиков. Это была школа чисто военного времени. Из-за большого числа выбывших из строя офицеров, армии постоянно нужно было пополнение офицерских рядов. В связи с этим в России были созданы школы прапорщиков, в которых на краткосрочных курсах давалась минимальная теоретическая подготовка. Выпускались из таких школ офицеры военного времени - не имевшие, по мнению кадровых офицеров, достаточных знаний для занятия офицерских должностей.

   24 декабря 1916 года Пётр Зузанов был произведён за успехи в науках в унтер-офицеры, а 13 января 1917 года, по окончании четырёхмесячного курса наук по 1-му разряду, приказом по Казанскому военному округу был произведён в прапорщики. Начальство распределило Зузанова по окончании школы прапорщиков в 124-й пехотный запасной полк - и, таким образом, даже остаток войны новоиспечённый офицер провёл в тылу, так и не побывав на фронте Великой войны.

   Как и где встретил революцию прапорщик Зузанов, до конца не ясно. По всей видимости, после окончательного развала Императорской армии он в конце 1917 или начале 1918 года возвращается в Уральск, в дом своего отца на Вокзальной улице.

   Когда на уральской территории началась Гражданская война, уклоняться от службы в зарождавшейся казачьей армии стало уже невозможно. Зузанов был зачислен младшим офицером в 7-й Уральский конный льготный полк Уральской армии и произведён в чин хорунжего. Этот полк состоял из казаков Уральской, Каменской и Круглоозерновской станиц, и офицеров туда подбирали из уроженцев этих мест. Полк почти всё время воевал на Саратовском фронте, прикрывая подступы к Уральску.

   Как воевал хорунжий Зузанов, неизвестно, сохранившиеся документы и воспоминания участников событий хранят по этому поводу полное молчание. Ни в списках отличившихся в боях, ни в списках раненых его фамилия не встречается.

   После прихода в марте 1919 года к власти в Войске атамана В.С. Толстова Уральская армия получила новую организационную структуру. Почти все старые полки были расформированы, в том числе и 7-й Уральский конный льготный полк. Были образованы новые войсковые соединения - корпуса и дивизии, а офицеры расформированных полков переведены в другие части или зачислены в резерв чинов армии. Хорунжий Зузанов в марте 1919 года был переведён в штаб 2-й Уральской казачьей дивизии на должность коменданта штаба.

   Не совсем понятно, что способствовало этому новому назначению. Может быть протекция начальства, возможно, склонность Зузанова к штабной, кабинетной работе. Во всяком случае, был он вполне здоров и мог бы продолжать воевать в строю, но волею судьбы оказался на службе в штабе.

   2-я Уральская казачья дивизия была одной из самых боеспособных на Уральском фронте. Не перечесть боёв и сражений, в которых её полки принимали участие и из которых выходили победителями. Дивизию бросали на самые ответственные и трудные участки фронта, и она всегда с честью выходила из любого положения.

   Именно полки 2-й Уральской казачьей дивизии, как наиболее сильные в качественном и количественном плане, составили в сентябре 1919 года основу ударной группировки казачьих частей во время знаменитого рейда на Лбищенск. Результат рейда превзошёл самые смелые ожидания командования Уральской отдельной армии. В ночь на 5 сентября 1919 г. в Лбищенске был разгромлен штаб 25-й стрелковой дивизии, погибли её начальник Чапаев, комиссар штаба, ответственные политработники и ряд командиров. Огромной была и взятая в бою военная добыча.

   В штабе советской дивизии были взяты в плен две машинистки, совсем молодые барышни. Одну из них, уроженку Уфы Зинаиду Фёдоровну Иванову, взял себе в качестве “военной добычи” хорунжий Зузанов. Участвовал ли сам Зузанов в Лбищенском бою неизвестно, но трофеями себя не обделил. 22-хлетняя Зина Иванова так понравилась 24-хлетнему хорунжему, что взял её под своё покровительство, а потом и открыто стал с ней жить.

   Но после Лбищенского рейда служебная карьера Зузанова пошла вниз. Из штаба его в сентябре 1919 года перевели в строй - младшим офицером в Уральский пеший полк. Сам он потом уверял, что из-за его покровительства пленным красноармейцам, но это вряд ли. Как вспоминал потом бывший начальник 2-й Уральской дивизии полковник Т.И. Сладков, Зузанов “отличался” на службе в дивизии слишком большой “хозяйственностью”, особенно в присвоении чужого имущества.

   В Уральском пешем полку обиженный Зузанов вскоре повёл агитацию за отказ от перехода в наступление, убеждая казаков, что красные части сильнее и всё равно победят. Современники утверждают, что такому повороту в его поведении сильно способствовала пленённая красная машинистка. Якобы именно она склонила его на переход к красным и принятию большевицких позиций.

   Тем не менее, Зузанов решился на переход в стан врага, когда гибель Уральской армии не вызывала уже никаких сомнений. К декабрю 1919 года началось новое наступление красных частей, ими были взяты ряд посёлков по тракту Уральск-Гурьев, а также Лбищенск. Казачья армия таяла с каждым днём от тифа, сказывалось отсутствие продовольствия, недостаток людских ресурсов, материальных и технических средств.

Хорунжий Зузанов находился со своим полком в тылу основной группы казаков, защищавших фронт. Он решил не просто остаться в посёлке при оставлении его казаками, а перейти фронт с боем, заслужив тем самым прощение у красных. Зузанов смог подговорить к переходу группу казаков из Уральского и Гурьевского пеших полков - порядка 30-35 человек, с тремя пулемётами.

   Перейти линию фронта было не так-то просто, и хорунжий Зузанов со своей группой решил переправиться через Урал на Бухарскую сторону, которую прикрывал слабый в численном составе Учебный конный полк Уральской армии. Отряд Зузанова напал на караул от полка, обезоружил его, захватил в плен одного казака, после чего поехал сдаваться. Однако несколько человек из караула успели убежать и сообщить о нападении командиру Учебного конного полка. Тот сразу же организовал погоню за перебежчиками и смог навязать им бой.

   Зузанов же, со своим денщиком Григорием Колпаковым и ещё двумя казаками прибыл в 15 часов 2 декабря 1919 года в посёлок Горячинский, где в то время располагалась 2-я бригада 25-й стрелковой дивизии. Зузанова провели к командиру 217-го стрелкового советского полка, которому он рассказал, что является командиром подпольного революционного отряда, состоящего из казаков из Уральского и Гурьевского пеших полков Уральской отдельной армии, что весь отряд его хочет перейти на сторону красных, что готовые к переходу казаки с тремя пулемётами расположились на Бухарской стороне Урала в киргизском ауле  №4, в 7 верстах юго-восточнее Горячинского, и будут ждать его с поддержкой от красных частей, так как казаки пешие и перейти пешком линию фронта не могут.

   Во время этого разговора в Горячинский прибыли ещё два казака из подпольного отряда Зузанова, которые сообщили, что отряд окружён уральцами, оставшимися верными присяге, и около аула завязался бой. Тотчас для поддержки отряда перебежчиков командир 217-го полка выделил Зузанову эскадрон кавалерии - но, когда он прибыл к аулу №4, ни отряда подпольщиков, ни верных атаману казаков уже не застал. С наступлением темноты эскадрон с хорунжим Зузановым вернулся в Горячинский. В 19 часов к красным прибыл ещё один казак, который сообщил, что отряд Зузанова под натиском казаков отошёл с боем из аула и расположился в землянках беженцев, вырытых на берегу Урала в трёх верстах от Горячинского. На следующий день “подпольщики” соединились с красными.

   Добровольный переход к красным казачьего офицера, да не одного, а с командой распропагандированных им казаков, поднял авторитет Зузанова в глазах красного командования. О нём было доложено в штаб наступавшей красной группы. Прибыв туда на другой день, Пётр Зузанов подробно обрисовал ситуацию в Уральской армии, рассказал о численности, составе и положении казачьих войск, их командном составе, настроении в частях и т.д. Эти сведения во многом помогли красным при дальнейшем наступлении.

   Таким поведением Зузанов полностью заслужил доверие у своих новых начальников. Он был прощён и сразу же получил в командование взвод кавалерии, во главе которого уже 4 декабря выехал на разведку поселка Мергеневского, где оборонялись казаки. Не доезжая до Мергенева 6-7 вёрст, взвод Зузанова повстречался с разъездом казаков 1-го Партизанского конного полка Уральской армии. Зузанов, не доезжая до разъезда, вызвал из него двух казаков, которым вручил письма агитационного характера и большевицкую литературу. Так началась его служба в Красной армии…

   Гражданская супруга Зузанова Зинаида Иванова продолжала находиться в Уральской армии и перешла к красным лишь в середине декабря 1919 года, оставшись в покинутом казаками Калмыкове.

В дальнейшем Пётр Зузанов участвовал в занятии красными оставшейся территории Уральского войска, дойдя с 25-й советской дивизией до Гурьева. Со взятием последнего официально Гражданская война на территории Уральского Войска закончилась.

   Пётр Зузанов вернулся в Уральск, где вскоре получил новое назначение. Весной 1920 года здесь был сформирован кавалерийский полк для выступления на войну с Польшей, с которой сражалась молодая советская республика. Полк состоял, по большей части, из пленных уральских казаков, ещё недавно воевавших против красных в рядах Уральской армии. После плена и “фильтрации” в концлагерях Уральской области, многие из них были “прощены” и, дабы “искупить свою вину перед рабоче-крестьянской властью”, зачислены во вновь сформированный Уральский крепостной казачий советский полк.

  

Красные уральцы
Красные уральцы

Командиром этого полка был назначен бывший уральский офицер, хорунжий М.В. Трофимов, помощником командира полка - бывший хорунжий Пётр Зузанов. В июне 1920 года полк был отправлен на Западный фронт.

   По прибытии на театр военных действий Уральский полк зарекомендовал себя с лучшей стороны. Уже 6 июля красные уральские казаки отличились в бою под станцией Сновидовичи, когда две их сотни сумели прорвать польские укрепления, а потом участвовали в преследовании отступающих белополяков. Потери уральцев в этом бою были минимальны, а уральские советские газеты запестрели заголовками: “Слава и честь красным казакам Уральского казачьего полка, храбро сражающимся на Западном фронте!..”

   Но вскоре положение изменилось. Командир Уральского полка товарищ М.В. Трофимов был повышен в должности, став командиром бригады, а полк принял его бывший помощник Пётр Зузанов.

   В августе того же 20-го года Зузанов погиб на фронте. Обстоятельства его гибели точно неизвестны. По официальной версии, это произошло во время набега в тыл неприятеля; по неофициальной - он был убит своими же казаками за измену и предательство. В пользу последней версии свидетельствует то, что уже через несколько дней после гибели своего командира Уральский крепостной казачий советский полк в полном составе перешёл на сторону поляков, при этом весь политический состав полка был казаками арестован.

   Советская власть быстро забыла своего “героя”. Кроме кратенького некролога в газете “Красный Урал”, о Петре Зузанове больше не вспоминали. И дело тут не только в казачьем происхождении. Ведь до сих пор в Уральске остаются улицы казаков, воевавших на стороне советской власти - Почиталина и Неусыпова. Видимо, даже для самих красных поступок хорунжего Зузанова, предавшего своих товарищей по оружию в критический момент для Уральской армии, смотрелся откровенно подлым…

   Что же говорить тогда о его бывших соратниках по борьбе против большевиков! Они отомстили ему - не только физически, но и исторически. Как написал в своих мемуарах летописец Гражданской войны на Урале П.А.Фадеев, имя Зузанова “покрыто вечным позором” в истории Уральского казачества.

 

"Станица", №54, 2010. ( http://www.gipanis.ru/?level=108&type=page )

ссылка на статью  ( http://www.gipanis.ru/?level=1351&type=page&lid=1336 )

 

 

---вернуться к оглавлению---