ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

Д.Дубровин

Проигравшие, но не сдавшиеся.

 

     Октябрьская революция 1917г. и последовавшая за ней Гражданская война, закрепившая окончательную победу советской власти, вынудили эмигрировать сотни тысяч подданных Российской империи. За границу уезжали идейные борцы с большевизмом, люди, по разным причинам боявшиеся за свою жизнь, не хотевшие принимать новых условий изменившегося государственного устройства страны. Ехали с семьями, прислугой, домашним скарбом, ехали группами, ехали поодиночке, без копейки в кармане, желая только одного - убежать от большевиков, покинуть эту страну. Ехали в надежде найти новую ро­дину, начать новую жизнь, построить там, на чужбине, свою Россию, без большевизма и сопутствующего ему насилия. И это огромная волна беженцев, захлестнувшая Европу, действи­тельно создало свое государство - Зарубежную Россию. Изучением этого феномена, не имеющего аналогов в мировой истории, занимаются уже не один десяток лет многочисленные энтузиасты и научные коллективы. На основании собранных ими материалов постоянно появляются все новые и новые публикации, освещающие те или иные аспекты жизни, русской эмиграции на чужбине. Среди этой огромного моря беженцев была и частичка Уральского казачества, состоящая из горстки казаков и офицеров, уехавших в годы смуты за границу.

О жизни и деятельности уральских казаков в эмиграции мало что известно. Тема эта никогда и никем не изучалась, сохранившиеся документы на этот счет не введены в научный обо­рот, практически неизвестны воспоминания уральских казаков о их жизни за границей. Да и количество уральцев, выехавших после 1917г. за рубеж было крайне мало, большинство из них погибло в Гражданскую или остались на родном Урале. Однако, те немногое, что были в изгнании может и не играли главных ролей в среде русской эмигрантской колонии, но, тем не менее, участвовали в политической, военной, культурной и литературной жизни Зарубежной России.

Уральцы попадали в эмиграцию разными путями и в основном это зависело от того на каком фронте настигла людей начавшаяся Гражданская война. Подавляющее большинство уральских казаков участвовали в этой войне в рядах Уральской отдельной армии, сражавшейся против большевиков на своей земле. Были, однако, и другие единичные представители Войска, находившиеся в рядах других Белых армий. Прежде всего, это относится к тем, кто сражался в войсках Сибирских армий адмирала Колчака и после его поражения смог попасть за границу, В качестве примера можно привести ген.-майоров Б.И.Хорошхина и С.А.Щепихина, которые были довольны заметными фигурами как во время Гражданской войны, так и в эмиграции. Вместе с Русской армией генерала Врангеля в ноябре 1920г. также был эвакуирован за границу ряд уральских офицеров и казаков, оказавшихся в то время в Крыму. В основном, это были раненые и обмороженные после тяжелейшего похода остатков Уральской армии и беженцев до форта Александровска. Оттуда они были вывезены морским путем и проходили курс лечения на юге Рос­сии, так как на территории Уральского казачьего войска многим тяжелораненым необходимую медицинскую помощь из-за недостатка средств и низкой квалификации медицинского персонала оказать не могли. Были осенью 1920г. в Крыму и представители Войска по другим, различным причинам оказавшиеся в ставке Врангеля, в основном, направленные туда с определенными поручениями. Наиболее боеспособные из них были включены в состав 2-го дивизиона Терско-Астраханского сводного конного полка Русской армии и принимали участие в последних боях на юге России.

После исхода из Крыма мно­гие уральцы оказались в Королевстве сербов, хорватов и словенцев (СХС, с 1930г. Югославия). Главой оказавшихся там казаков стал ген.-майор Б.И.Хорошхин, к которому приезжали уральские казаки и офицеры из разных стран с просьбами о по­мощи. Так, в мае 1921г. в Сербию прибыла большая группа уральских казаков (около 40 человек) из Грузии (они туда попали после эвакуации из Северного Кавказа), во главе с полковником К.П.Кирилловым. Хорошхин, чем мог помогал своим землякам: устраивал на службу или работу, снабжал продуктами, деньгами и т.д. Но в конечном итоге каждый своей судьбой занимался сам и вскоре многие уральские казаки разъехались из гостеприимной, но небогатой Сербии по другим странам. Оставшиеся уральцы входили в "Азиатскую казачью станицу", расположенную в Королевстве.

Наибольшее же количество уральцев смогло попасть за границу после тяжелейшего похода отряда атамана В.С.Толстова из форта Александровска в Персию. Этот труднейший двухмесячный поход по враждебной территории населенной кочевниками описан в работах самого В.С.Толстова, Л.Л.Масянова и П.А.Фаддеева. Весной 1920г. более 160 человек из отряда атамана пересекли границу Персии и после многомесячных испытаний были помещены в октябре 1920г. в русский лагерь под г. Басрой. Несколько уральских офицеров поступило на военную службу к персидскому шаху. Они служили в Персидской казачьей дивизии, укомплектованной рус­скими офицерами, но в ноябре 1920г. под давлением фактических хозяев Персии - англичан вынуждены были оставить службу и разъехаться по странам Европы.

Вскоре, по требованию англичан, русский лагерь в г.Басра был расформирован и в июне 1921г. все уральцы там находившиеся были отправлены на корабле "Франц Фердинанд" на последний клочок русской земли свободный от большевиков - г.Владивосток, а после его падения ушли в Китай. Не выдержав разлуки с родиной, с семьями, родными и близкими, многие казаки и офицеры вернулись из Китая в Россию (например, почти в полном составе вернулась группа полковника Т.И.Сладкова во главе с войсковым старшиной К.А.Бурениным). Остальные, не желавшие возвращаться, разъехались кто куда. Те кто остались в Китае, вместе с оренбургскими казаками образовали так называемый "Восточный казачий союз" с центром правления в г.Харбине, а несколько уральцев смогли поступить на китайскую военную службу.

Другие уральцы смогли уехать из Китая в Европу, а сам атаман и около 60 самых верных ему казаков в октябре 1923г. выехали из Шанхая в австралийский город Бризбен, где и остались. Выбор местопребыванием этой группы именно Австралии объясняется тем, что для въезда в эту страну было довольно просто и дешево получить визу. Там не хватало рабочих рук и австралийское правительство было рада любой рабочей силе, которая туда прибывала.

Еще одной группой уральских казаков оказавшихся за границей, стали бойцы Уральского советского казачьего полка, воевавшие с лета 1920г. против поляков в составе Красной армии. Надо сказать, что этот полк почти полностью состоял из бывших казаков и офицеров, сражавшихся в Уральской армии против большевиков. После отступления армии они были взяты в плен и для искупления своей вины отправлены на Польский фронт. В начале сентября 1920г. весь полк перешел на сторону противника и был включен в Русскую народную добровольческую армию С.Н.Булак-Булаховича. На 2 октября 1920г. состав полка был следующим: 10 офицеров, 4 чиновника, 629 казаков; всего - 643 человека. После окончания боевых действий против красных, полк был интернирован в Польше, а его личный состав разъехался кто куда. Подавляющее большинство простых казаков вернулось на родину, офицеры отправились в европейские страны. Казаки оставшиеся в Польше вошли в "Группу землячества", куда также входили донцы, кубанцы, терцы и другие.

В начале 1920-х годов, когда большинство людей составлявших русскую эмиграцию поняли, что новый крестовый поход против большевизма откладывается на неопределенное время, и в ближайшем будущем возвращение на родину невозможно, среди части эмигрантов начались тенденции к возвращению в советскую Россию. Этому немало способствовали и сами больше­вики, старавшиеся различными способами расколоть русское зарубежье и вернуть, хотя бы часть уехавших на родину. С их помощью в мае 1922г. в Софии был создан "Союз возвращения на родину", сыгравший печальную роль в судьбе многих поверивших его обещаниям. В числе наиболее активных членов этого союза был и уралец, полковник Н.А.Албин. Лихой партизан, Георгиевский кавалер Германской войны, отважный полковой командир во время Гражданской, он занимал активную позицию по вопросу возращения на родину и многие его бывшие сослуживцы по Уральской армии уехали назад вместе с ним. Их возвращению также способствовала объявленная советским правительством амнистия всем бывшим белогвардейцам.

Итак, целая группа уральских казаков и офицеров, вернулась в начале 1920-х годов на Родину. Среди них ряд известных и заслуженных офицеров Войска, активных борцов против большевизма во время недавней войны. Правда судьба вернувшихся была незавидной, тот же Н.А.Албин был арестован сотрудниками ГПУ в июле 1923г. прямо после приезда, в порту Новороссийска. Несмотря на объявленную амнистию, почти все бывшие белогвардейцы были осуждены за различные преступления против советской власти и за шпионаж в пользу империалистических разведок (стандартное обвинение той эпохи). Некоторым обвиняемым вообще предписывались не только мнимые, но и просто нелепо выдуманные преступления. Так, например, полковник А.П. Кириллов и есаул Н.В.Горбунов (не эмигрант) обвинялись в подавлении движения киргиз в 1916г. и в совершении террористических актов по отношению сторонников советской власти. Не попавшие под репрессии советских карательных органов тогда, оказались на скамье подсудимых позднее - в 1937-1938 г., когда были самым основательным образом решены судьбы многих бывших противников советской власти.

Немного подробнее надо написать о жизни уральских казаков в Австралии, т.к. именно в эту страну организованно уехала наиболее многочисленная группа уральцев во главе с Войсковым атаманом ген.-лейтенантом В.С.Толстовым. По приезде туда, они решили держаться все вместе, одним хутором. Это объяснялось тем, что страна была для них новой и неизвестной, обстановка на первых порах совершенно незнакомая, условия жизни неприятные, а для подав­ляющего большинства не знание английского языка, только усугубляли положение и ставили их в довольно затруднительное положение. Когда уральцы туда ехали, то предполагали не распыляться по стране, а всем вместе арендовать землю и работать на ней, добывая себе средства к существованию. Однако денежных средств было так мало, что эти мечты оказались несбыточными. Казакам пришлось разойтись и каждому самостоятельно искать заработок. Работу оказа­лось найти не трудно, тем более, что русские пользовались репутацией хороших работников и их охотно нанимали. Первоначально, большинство казаков работали на фруктовых фермах, расположенных вблизи Бризбена, получая при этом от 8 до 10 шиллингов в день. С июля месяца начинался сезон рубки сахарного тростника и уральцы устремились на эту, новую работу, за которую платили по 16-18 шиллингов в день. Тростниковые фермы были расположены к северу от Бризбена, сезон рубки длился до поздней осени, а иногда до декабря. Работа по воспоминаниям казаков была каторжной, но приносила неплохой доход. Жизнь в Австралии была недорогой, на одного человека уходило в среднем 12-13 шиллингов в неделю, поэтому на рубке тростника работать было выгодно. Но работа эта была сезонная, а постоянную, хорошо оплачиваемую работу найти было очень тяжело. Тем не менее, все физически крепкие и здоровые казаки нанимались на сахарные фермы, сам атаман Толстое работал простым чернорабочим на сахарном заводе.

К 1925г. почти все уральцы, как они сами писали в письмах, имели сбережения в банках, многие выписали из советской России семьи и мечтали купить ферму, которая стоила около 1 тысячи фунтов. Описывая их жизнь корреспондент "Вестника Казачьего Союза" писал, что "никто из них не сожалеет, что судьба закинула их так далеко от России". Уральцы, несмотря на различные трудности старались держаться по мере возможности сплоченно, постоянно поддерживая друг с другом связь. В Австралии к середине 20-х годов была и довольно внушительная русская колония - около 20 тысяч человек. Эта колония была разбита на два враждебных лагеря: белоэмигрантов и социалистов, покинувших Россию еще в царские времена. Последние, уже обжившись и неплохо устроившись в этой стране, всячески пытались мешать новым эмигрантам, взаимные оскорбления и упреки постоянно раздирали оба русских лагеря. С приездом после Гражданской войны новых групп белоэмигрантов в Бризбене была открыта русская православная церковь, организованы кружки взаимопомощи, образованы различные благотворительные союзы, помогавшие неимущим и т.д. Уральцы принимали в этих организациях самое активное участие.

Уже через год мечты многих казаков - "австралийцев" о покупке собственной фермы воплотились в реальность. Причем покупали казаки уже готовые сахарные плантации у своих же вчерашних хозяев. Так как большинство сразу выплатить всю полагающуюся сумму не могли, то брали плантации в кредит с рассрочкой платежа, внеся лишь треть стоимости. Например, уралец П.З.Землянушнов по этому поводу писал следующее. "Ферма у меня в 10 акров, то есть 3 с половиной десятины наших. У меня на ферме клубника, ананас, томаты, капуста, огурцы и прочие овощи. Один акр клубники при хорошем урожае дает чистого дохода 250 фунтов стерлингов. Первый год очень трудно, потом ничего: казак нигде не пропадет, казаки были знакомы с землей, потому и нечего бояться".

К лету 1928г. в Австралии уже сложился небольшой казачий хутор - помимо уральских, оренбургских и енисейских казаков, туда прибыли два семиреченца и один донец. Жили дружно, по-казачьи, помогали друг другу кто чем мог. Приехавшие первыми опекали новых "австралийцев", но предупреждали искателей легких денег, что в Австралии не все становятся богатыми. Как писал уральский казак А.П.Болдырев "жить здесь можно хорошо, но надо работать, а те, кто думают, что здесь можно сделаться миллионером глубоко ошибаются и разочаруются, если рассчитывают на легкую работу".

До Второй Мировой войны самая большая колония уральских казаков в эмиграции находилась во Франции, вторая по численности - в Австралии. Многие были разбросаны по европейским странам (Чехословакия, Сербия, Болгария), кое-кто уехал в США, оставались казаки в Китае, есть сведения об уральцах в Египте и т.д. Общая численность уральцев за границей не превышала 200 человек.

Судьбы многих уральских казаков проживавших за границей до сих пор неизвестны. Среди них такие известные офицеры как генералы М.Н.Бородин, С.А.Щепихин, П.К.Буренин, полковники Т.И.Сладков, Н.Г.Назаров, К.П.Кириллов, П.А.Дынников и другие, не говоря уже о других офицерах и казаках. Своего печатного органа у уральцев не было, что также затрудняло связь между людьми разбросанными по разным странам. Основным центром уральской казачьей общины во Франции стал небольшой городок Рюэль, расположенный под Парижем. Именно там был образован Уральский казачий хутор, который в 1930г. в связи с приездом в Париж новых казаков был переименован в станицу. Ежегодно выбирался атаман и члены правления станицы. Станица формально входила в состав Союза казаков во Франции, а ее представитель был в числе членов правления этого Союза. Помимо этого уральцами поддерживалась связь со своим Войсковым атаманом, находившимся в Австралии. В ноябре каждого года члены Уральской станицы обязательно отмечали свой Войсковой праздник - день святого Архистратига Михаила - небесного покровителя уральских казаков.

Работали уральцы в Европе, кто где мог устроиться, в основном занимались тяжелым физическим трудом. Так, подъесаул Ф.К.Фолимонов был чернорабочим, полковник Т.И.Сладков занимался сбором винограда, войсковой старшина И.И.Климов создал рыболовецкую артель и т.д. Были однако и такие, кто смог устроиться на более специализированную работу. Например, прекрасно рисовавший хорунжий Л.Л.Масянов работал чертежником, войсковой старшина Е.Д. Коновалов был филологом и впоследствии преподавал русский язык в университете г.Пуатье.

Многие из живших во Франции принимали активное участие в культурной жизни русской колонии. Например, тот же Е.Д.Коновалов выступал с лекциями по истории и издавал (правда недолго) в Париже литературно-художественный журнал "Россия", войсковой старшина П.А.Фаддеев печатал очерки и рассказы из жизни уральских казаков, ген.-майор Б.И.Хорошхин был председателем Союза чинов Сибирских войск во Франции. Также в эмиграции оставили любопытнейшие воспоминания о Гражданской войне войсковой старшина А.И.Потапов (Ницца), ген.-майор С.А.Щепихин (Чехословакия), хорунжий Л.Л.Масянов (США) и другие. Большинство из них до сих пор не опубликованы и не известны читателю, хотя представляют любопытнейший материал по истории Гражданской войны на территории Уральского казачьего Войска.

Исчезают всеми забытые, никому не нужные могилы наших предков за рубежом, забываются подвиги и имена уральцев, ушедших "от красных лап в неизвестную даль". Но они навсегда останутся в славной истории Уральского казачества и чем больше мы будем вспоминать и говорить о них, тем дольше будут жить в нашей памяти эти простые уральские казаки, боровшиеся за свою свободу, землю, волю; проигравшие, но не сдавшиеся.

    Казачьи ведомости. Уральск.№9,2006

---вернуться к оглавлению---