ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

Д.Дубровин

НА ПОЛЯХ МАНЬЧЖУРИИ

 

Об участии уральских казаков в русско-японской войне 1904-1905г. известно очень немного. Тем ценнее каждое имеющееся свидетельство, каждые воспоминания о той далекой, забытой службе уральцев на полях Маньчжурии. К большому сожалению, таких воспоминаний сохранилось мизерное количество, да и те что есть, почти недоступны широкому кругу читателей. Это в полной мере относится и к книге известного уральского историка и фольклориста Николая Григорьевича Мякушина, которая называется «С театра войны. Наши уральцы в Маньчжурии». Она была издана в Уральске в 1905г. небольшим тиражом, когда война еще полностью не закончилась, а оба уральских полка находились на фронте. Книга посвящена боевой деятельности уральцев в кампании 1904г. и составлена из восьми небольших рассказов, собранных Мякушиным на фронте у своих однополчан по 4-му Уральскому казачьему полку. В этих рассказах без прикрас и преувеличений показана  повседневная, будничная служба казаков, постоянно сопряженная с опасностью, проходившая в тяжелых условиях. Несомненно, что эта книга является важным источником по изучению деятельности уральских казаков в русско-японскую войну 1904-1905г. Поэтому всем, интересующимся этой темой, будет не лишним ознакомиться с небольшой главой из этой книги.

 В ЗАСАДЕ

12 сентября 1904г.

   Небольшой разъезд из 15 человек охотников от 3-й сотни под командой старшего урядника Солодовникова 11 сентября в 6 часов вечера выступил с бивуака конного отряда генерал-майора Мищенко при дер.Хиян-ху-тунь и двинулся в юго-восточном направлении на китайскую деревню Кудяза и далее на главную заставу 8-го Сибирского казачьего полка (1-я и 3-я сотни) отряда генерал-майора Самсонова, расположенного у дер.Канганза, с целью разведки и тревожения неприятеля.

   На заставу сибирских казаков разъезд прибыл около 10 часов ночи. Расспрашивая у командира сотни и некоторых казаков на заставе о месте нахождения противника, узнать от них ничего не могли, но сибирцы посоветовали обратиться за этим к ночевавшему на их посту разъезду, составленному из драгун, оренбуржцев, забайкальцев и сибирцев (не было только уральцев), под командой драгунского офицера, фамилии которого не запомнят, командированных из г.Мукдена. Разъезд этот возвращался из разведки к стороне противника. От старшего урядника этого разъезда узнали, что противник находится по направлению на юг не более как в двух верстах, около деревни, названия которой разъезд этот не сказал, но где они видели японцев, занимавших эту деревню силой около одной роты пехоты и эскадрона кавалерии.

   Ночь была тихая, луна светила полным светом, почему пройти незамеченными не было возможности и поэтому решено было двинуться к противнику перед утром.

   Было 3 ½ часа утра, когда разъезд урядника Солодовникова выступил со сторожевого охранения сибирских казаков.

   С ночлега двинулись совместно с другим встретившимся здесь случайно разъездом из одного же отряда ген.-майора Мищенко, именно с разъездом от 1-го Читинского полка в составе 12 казаков под командой сотника Ширинкина, направляющегося также на поиск противника.

   Таким образом, сборный разъезд, составившийся из одного офицера и двадцати семи казаков, условился двинуться вместе и действовать заодно. Первоначальное направление было взято на запад, на отдельно две стоявшие сопки, из коих одна совершенно голая с небольшим поросшим лесом у подошвы ее и командовавшей всей окружающей местностью, а другая – несколько меньше, но покрытая мелким лесом. На этой последней ежедневно и появлялся противник мелкими разъездами.

   Движение свое соединенный разъезд организовал так: впереди разъезда ехали цепью шесть дозорных казаков, из коих три уральца и три читинца, с боков и сзади дозоров не было.

   К голой сопке решено было пробраться скрытно, спешенными, проведя лошадей в поводу по глубокому оврагу, тянувшемуся от малой сопки к большой.

   Отыскав удобное место в овраге, в котором, оставив всех лошадей при четырех коноводах, все остальные, спешившись, пошли на гребень сопки в засаду.

   На горизонте только что начинало показываться солнце, когда спешенные люди поднялись на гребень сопки. Отыскав на сопке подходящее скрытое место для засады, именно с восточной стороны ее и разместившись за гребнем, лежащем поперек сопки, охотники залегли здесь, выставив для собственного охранения и для лучшего наблюдения за появлением противника одного часового, спрятавшегося за небольшим кустом травы. А для наблюдения с другой – южной стороны сопки, так как эта сторона была скрыта от взора охотников, были выставлены двое часовых, скрытых гребнем горы. Ядро же засады в 22 человека вместе с офицером залегло за гребнем в засаду.

   Все было готово, солнце подымалось над горизонтом, кругом была полная тишина.

Гаолян не шелохнулся. Внимание всех было сосредоточено к восточной стороне, откуда ожидался противник. Местность перед сопкой представляла из себя ровную площадь, как везде сплошь покрытую гаоляном, и лишь с востока проходила по гаоляну проселочная дорога по направлению к сопке.

   Ожидать противника пришлось недолго.

   Прошло не более 5-10 минут после того как все охотники окончательно устроились за закрытием гребня с восточной стороны, как из-за высокой сопки появились 5 человек конных японцев, ехавших цепью, на расстоянии один от другого около 50 шагов, держа направление прямо на занимаемую охотниками сопку. Все эти всадники были одеты: четверо в оранжевые рубахи, а один в шинель черного цвета, на головах у всех были черные фуражки с оранжевым околышем, в малинового цвета кожаных чамбарах, какие наши казаки обыкновенно носят в Самарканде. На ногах кожаные сапоги со шпорами. Из оружия особенно издавала блеск металлическая сабля и за плечами короткий карабин.

   Лошади у всех были гнедой масти, почти одинаковые с нашими уральскими лошадями, но хвосты у всех подрезанные, как у драгун. Из седельного снаряжения во всем видна была простота. Седла низкие, похожи на наши драгунские, в переднем и заднем вьюках находятся кожаные сумы. Уздечка с двойным ремнем на мундштуке.

   Вид всадников молодцеватый, смотрят зорко; осмотр местности производят кружным путем, зигзагами, заезжая один за другого.

   При виде японских всадников урядник Солодовников предложил сотнику Ширинкину разрешить перейти ему с конной засадой на левый фланг сопки, чтобы возможно было захватить живьем японцев.

Получив от офицера благословение на предпринимаемое дело и условившись, что когда Солодовников с казаками сядет на лошадей и будет готов к атаке, но так как ему за горой не будет видно их, то, по залпу засады, Солодовников должен был ударить на японских всадников.

   Едва урядник Солодовников успел с 10 казаками спуститься с сопки в овраг, сесть на лошадей и заехать за левый фланг сопки, как раздался одиночный выстрел нашего часового, стоявшего на сопке. Впоследствии оказалось, что часовой этот казак Читинского полка, стоявший у пешей засады, был замечен пешим японским разведчиком, неожиданно явившемся из гаоляна к подошве сопки на расстоянии около 100 шагов. Японец этот был одет в шинель черного цвета, такую же фуражку с оранжевым околышем и держал винтовку в руках наперевес. 

   Когда японец увидел нашего часового, то быстро взяв винтовку на изготовку, начал целиться в его направлении. Но читинец предупредил выстрелом японца, после которого японец, повернувшись, побежал в гаолян.

   Так как урядник Солодовников со своими казаками стоял уже наготове с вынутыми шашками, то по выстрелу часового быстро выехал из-за сопки и ударил на японцев.

   В тоже время наша пешая засада, сделав по всадникам один залп, продолжала стрелять залпами по японской пешей засаде, находившейся на другой чистой сопке, на которой у них находилась пехота, замеченная нашими охотниками еще раньше.

   Когда выехали казаки во главе с урядником Солодовниковым, то взорам их представилась следующая картина:

   Перед сопкой стояли пять конных японцев, зорко смотревших по направлению на сопку, откуда раздался выстрел нашего часового, и видимо, не отдавали себе отчета, откуда явился этот неожиданный выстрел. Но когда появились из-за сопки казаки, то японцы, повернув головы к их стороне, опрометью ударились скакать в разные стороны.

   Большинство же, повернув кругом, ринулись по направлению в гаолян, из которого только что выехали, причем под одним из них при скачке через овраг упала лошадь, и японец отлетел от нее сажени на три. Лошадь вскочила и побежала за своими же конными дозорами по направлению в гаолян. Тогда урядник Солодовников с казаками Савелием Кожевниковым и Василием Почиталиным, подскакав к упавшему японцу, окружили его и когда брали в беремя, чтобы посадить на седло, то пленник покушался вынуть из металлических ножен клинок, видимо, с целью защищаться, но в испуге не мог скоро отпереть пружины у сабли, а в этот момент казак Кожевников, соскочив с лошади, схватил японца за саблю и винтовку; к нему на помощь подбежал казак Почиталин и оба моментально подбросили пленника на седло лошади Кожевникова. Сам же Кожевников сел на одну с ним лошадь, держа сидевшего японца в охват и поскакал к коноводам за сопку, а Почиталин поехал за ними конвоирующим.

   В тоже время урядник Солодовников крикнул казакам «За мной, братцы!»,- и поскакал с ними вдогонку за остальными японцами, скрывшимися уже в гаоляне.

   В это время из гаоляна неожиданно выскочил прямо на Солодовникова вооруженный конный японец из числа пяти человек, видимо, опешивший от испуга и закружившийся в гаоляне, откуда лошадь и вынесла его прямо на казаков. При встрече с казаками лошадь японца круто повернула кругом, всадник не удержался в седле и вылетел из него. Лошадь успела убежать в гаолян, а японца казаки Николай Васильев и Владимир Петров посадили на лошадь Васильева и также увезли к коноводам за сопку. Отправив взятого пленного, Солодовников снова крикнул оставшимся казакам: «За мной, вперед, братцы!», - и разом все ударились карьером в гаолян. Проскакав некоторое расстояние, урядник Солодовников, находившийся в голове казаков, услыхал крик из своего разъезда: «Господин взводный, из деревни появилась неприятельская кавалерия». И действительно, урядник Солодовников увидел с левой стороны, со стороны деревни, взвод японской кавалерии, скачущей на полном карьере по направлению Солодовникова. Солодовников, остановив движение и посмотревши на скачущую кавалерию скомандовал: «За мной братцы, назад!», - и все казаки карьером полетели за ним к коноводам за сопку. На пути отступления урядник Солодовников, проскакивая у подошвы сопки, на которой сидел сотник Ширинкин, сняв с головы фуражку, замаячил ему, чтобы он открыл огонь по двигающейся за ними неприятельской кавалерии, движение которой сотнику Ширинкину было видно с сопки. Как только показались скачущие японские кавалеристы, наша засада открыла по ним сильный огонь, которым и заставила повернуть японцев обратно в деревню.

   После этого засада, спустившись с сопки, села на лошадей и все вместе с двумя пленными двинулись к линии своего сторожевого охранения. Когда разъезд был на расстоянии одной версты от сопки, то видно было на ней движение конных людей, около одного взвода. Японцы, видимо, заметив отступление казаков, быстро заняли сопку.

   Когда соединенный разъезд доехал до линии своего сторожевого охранения и спешился на нем, чтобы дать людям отдохнуть, а главное, чтобы удобнее устроить пленных, то заметил, что один из них, именно пойманный во второй раз, был сильно ранен в левую часть груди, левее соска, и видимо, переносил страшные мучения; тогда казаки понесли его на палаточном полотнище на главную заставу, находившуюся на расстоянии одной версты.

   На заставе находился командир 1-й сотни 8-го Сибирского казачьего полка. Здесь с помощью находившегося медицинского фельдшера тщательно осмотрели раненого, сделали ему перевязку, но перевязка была уже поздняя – раненый находился в предсмертных конвульсиях и спустя несколько минут после сделанной перевязки умер.

   Начались похороны… Вырыли яму и в присутствии сибирских постовых казаков, фельдшера и другого пленного японца, осмотревшего у умершего пульс, опустили храброго воина в могилу, бросив в нее несколько цветущих растений, потом зарыли, насыпав небольшой курган и, уважая в умершем достоинство храбрости, возложили на свежую могилу венок, сплетенный из свежего гаоляна.

   В 10 часов утра соединенный разъезд с взятым в плен японским кавалерийским солдатом, вернулся на бивуак своего отряда. При осмотре здесь обмундирования оказалось, что у казака Васильева была прострелена суконная фуражка в развале, где было найдено два пулевых отверстия.

   Когда наш разъезд явился к начальнику отряда, генерал-майору Мищенко, его превосходительство выразил всем, участвовавшим в набеге, благодарность, приказав представить урядника Солодовникова и казаков Кожевникова и Васильева к знаку отличия Военного ордена и всем участникам набега выдать по три рубля в награду.

Записано со слов урядников Солодовникова и Буданчикова 14 сентября на бивуаке у дер. Хун-ху-одень.

 

P.S.

Список казаков, участников набега:

Старший урядник Солодовников Ефим - Трекинской станицы

Младший урядник Корнеев Алексей - Трекинской станицы

Младший урядник Буданчиков Василий - 1-й Уральской станицы

Казак Кузеняткин Тимофей - Трекинской станицы

Казак Васильев Николай - Кирсановской станицы

Казак Соколов Наум - Кирсановской станицы

Казак Буренин Михаил - Кирсановской станицы

Казак Максин Парамон - Трекинской станицы

Казак Соболев Меркурий - Кирсановской станицы

Казак Ефремов Степан - Кирсановской станицы

Казак Щербаков Семен - Кирсановской станицы

Казак Почиталин Василий - Кирсановской станицы

Казак Кожевников Савелий - Кирсановской станицы

Казак Юдин Парфентий - Кирсановской станицы

Казак Петров Владимир - Кирсановской станицы

 

Приказом Главнокомандующего всеми сухопутными и морскими вооруженными силами, действующими против Японии № 188 от 27 ноября 1904г. «За мужество и храбрость, оказанные в делах с японцами с 9 по 12 сентября 1904г. у дер. Янтай» были награждены знаками отличия Военного ордена 4-й степени:

 

№ 108611 - Солодовников Ефим Иванович, старший урядник 3-й сотни 4-го Укп

№ 108612 - Кожевников Савелий Григорьевич, казак 3-й сотни 4-го Укп

№ 108613 - Васильев Николай Логинович, казак 3-й сотни 4-го Укп

 

    Казачьи ведомости. Уральск.№13,2005

---вернуться к оглавлению---