ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

Н.Чесноков

                                                                   Сады.

    Проявляется все больший интерес к некогда знаменитым уральским бахчам с чудесными арбузами и дынями, прежде известными в России не менее, чем астраханские.

    В 1744 году П. И. Рычков писал, что «Садов и всяких огородных овощей у них (яицких казаков -Н.Ч.) довольно», а спустя четверть века П.С. Паллас отмечал, что «Около Яицкого городка находятся по крайней мере 50 больших арбузных бахчами называемых огородов: и как у них несказанное множество арбузов, то почти за ничто оные отдают». Также много выращивалось дынь и прочих «поваренных растений».

В 1821 году А.И.Левшин заметил: «Овощи родятся здесь несравненно изобильнее и лучше хлеба, особенно огурцы, дыни и арбузы, кои бывают очень вкусны и неимоверно дешевы».

А вот картофель и капуста приживались медленно. Газета «Уральский листок» в январе 1909 года писала: «Разве не засмеют нас соседи, если узнают, что мы при таком обилие земли, платим по 50 коп. за пуд картофеля и 12-15 рублей за сотню вилков капусты? На мой взгляд, - заключает корреспондент, - кооперации и в этом случае сыграли бы большую роль».

Вскоре через 10 лет не насмешки соседей, а сама жизнь, исходившая слезами, заставила уральцев обратить внимание на неприхотливый картофель, родившийся под лопатой, употреблять не как второй хлеб, а вместо первого хлеба, копали ногтями брошенный, полусгнивший и замороженный. Тогда же немыслим стал без промороженной капусты стол.

В 1914 году, в пригородной зоне под бахчевыми и огородами было занято более 10 тысяч десятин, полностью обеспечивавших город овощами. В 1919 году не посеяно ни одной десятины. В следующем году что-то вскопали лопатами, что-то собрали, но голода не избежали. А1921 год не пожалел сирых и убогих - нещадное солнышко все спалило, наступила, как говорили, божья кара. Скорее всего - людская.

Уральские сады. Садовский полуостров. Кому в городе неизвестны эти сады, что на северной окраине Уральска по меньшей мере - уже триста лет.

Один сад, другой, третий... Деревья, кусты, цветники. И опять -деревья, кусты, цветники. Ухоженные дорожки. Дома и терема непременно с террасами, балконами с затейливой отделкой, полускрытые виноградником или вьющимся хмелем. Нередко дачи окружались березами. И... неповторимый душистый наплыв ветерка, настоянного на аромате цветов и спеющих яблок, свисающих гирляндами розовых звезд, рубины вишен, гряды или клумбы, как говорили раньше, картины цветов. Вся прелесть радуги небесной собрана в клумбах на земле -глаз не оторвать. Вдыхать, нет, пить и захлебываясь, и не напиться струящегося нектара. Ненароком райским благолепием и благовонием можно и задохнуться. Да, это и есть райские кущи. И библейский змей - искуситель предстает в образе вот этой покачивающейся веточки, предлагающей наливное красное яблочко. Только сорвал, хрустнул, а тут некстати, откуда ни возьмись, вынырнул хозяин-бог с добродушною улыбкой:

- Ну, как на вкус? От неожиданности поперхнешься и сам зардеешься пунцово спелым яблоком.

- Да вы не стесняйтесь, - заметив смущение, скажет хозяин. - Яблочки мои, кажись, лучшие в округе. То-то, подождите.

Бежать бы от стыда, да как ослушаться, не мальчишка же проказничавший, что пускается наутек при виде хозяина. Ноги не слушаются.

Через минуту-другую появляются хозяин с лубяной коробочкой или плетеной корзиночкой, наполненной с горкой отборными яблоками,

- Это вам призент от... - Любого назовите и не ошибетесь.

Отказывайся - не отказывайся, а чтобы не обидеть радушного хозяина, возьмешь, и пойдешь своей дорогой похрустывая, брызжущим соком, душистым яблоком.

Весь XIX век в Уральске продолжает развиваться огородничество и садоводство. Население города по-прежнему выращивает арбузы и дыни. В тоже время целые семьи переключаются на выращивание огурцов - на «огуречный промысел».

«Огуречники» в восьмидесятых годах занимали значительный удельный вес в производстве овощей.

Позже огурцы уступили место южным сортам дынь и особенно арбузам при разнообразии сортов. Арбузы становятся, если так можно выразиться, национальным кушаньем-напитком. В период созревания их - в августе-сентябре, арбузы вытесняют все знаменитые напитки - кислое молоко, айран... Куда бы ни ехал казак, под кошмой в телеге (чтобы холодненькими оставались) сладкие и не очень - смотря по вкусу - пяток-десяток арбузов. Почти каждая казачья семья имела арбузные и дынные бахчи. Чтобы «заморозить червячка», дыня с кокуркой - вот и весь, обед в пути.

Под Уральском, на Чагане, как было сказано, для практических целей - показа населению лучших приемов разведения и ухода за плодовыми деревьями разбили войсковой сад, впоследствии получивший название у жителей города «Казенного сада». В нем также была цветочная оранжерея.

В середине XIX века в Уральске бурно развивается садоводство. .На северной окраине города в Круглой котловине, расположенной между рекой Чаганом и озером, находится живописнейший в окрестностях города, так называемый Садовский полуостров или. как говорили уральцы, «Сады». Еще в XVIII веке полуостров использовали под сады и летние дачи. В 1885 году здесь было 48 садов, но каких! Они занимали площадь в 193 десятины. В 1890 году организуется довольно значительное «Общество уральских садоводов» помогавшее и способствовавшее распространению садоводства не только в городе, но и в области.

С 456 десятин в 1885 году площадь под садами к 1899 году увеличилась более чем в три раза и достигла 1469 десятин. В среднем десятина приносила до тысячи рублей дохода.

Заглянем на базар или полистаем старые газеты. Вот «Уральские областные ведомости» за 1904 год. Газета сообщает, что 11 июля на утренних базарах города появились, хотя и в небольшом количестве, черная рыба - сазан и судак и продаются недорого. Нам она не нужна. А вот ягоды и вообще зелени пока подвозят мало, поэтому огурцы до сего времени 15-20 копеек десяток, вишня -10-12 копеек фунт.

Старые газеты хрустят и шелестят, напоминая хрипловатый голос старого человека. На утреннем базаре 22 июля, на Казанской площади, сообщает он, - изобилие продуктов. Огурцы 4-5 копеек десяток вишня 5-7 копеек фунт, яблоки (скороспелки) 1-3 копейки фунт. Кстати, подешевели и черная рыба и другие продукты. Но и это еще не все: грядет август, а за ним - и сентябрь и цены станут смешными.

Яблоки в садах снимали с июля и до глубокой осени, укладывали в ящики. В больших садах нанимали поденных рабочих. Например, в 1906 году мужчинам платили по 50-60 копеек, а женщинам - по 30-35 копеек, видно, менее проворными были.

Пуд яблок из приволжских городов до подхода своих стоил 1 руб. 40-60 коп. Дороговато, если рядом, на том же базаре, пуд крупчатки третьего-четвертого сортов отдавали за 1 руб. 55-60 коп. пшеница стоила 1руб. 15-16 коп. просо - 53 коп. Но это яблоки привозные, а вот свои огурцы стоили уже 7 коп. сотня. С начала массового сбора будут отдавать почти «затак».

В 1913-1914 годах, кстати, неурожайных годах под 743 садами, это было 1250 десятин, средний урожай яблок достигал трехсот пудов с десятины. В эти годы в окрестностях Уральска собрано по 50 тысяч пудов яблок, более пуда на каждого жителя города от младенца до старика. Да плюс около 30 тысяч в 1913 году и более 20 тысяч - в 1914 году собрали яблок в садах к городу станиц и поселков Уральского уезда.

В 1914 году на месте, - в садах яблоки продавали от 70 коп. до 2 рубля за пуд, при вывозе они уже стоили от 1 руб. до 2 руб. 50 коп. пуд.

Разумеется, сам не съешь, так базар поможет, не свой так чужой. И отправляли яблоки из Уральска по железной дороге, гужевым транспортом в Москву, в Петербург, в поволжские города и в соседний Оренбург - стабильный рынок сбыта, да еще и оставляли себе до нового урожая - свежие, моченые, соленые и, конечно, делали из яблок знаменитую уральскую пастилу на весь год.

Вы сегодня пили чай? Какой же чай без яблочной пастилы, без яблочной ватрушки, без яблочного пирога! Ах, у вас нынче ежевичный пирог и ватрушка с вороняжкой (черный паслен, воронья ягода). И все же, яблочко утром - быть весь день бодрым и мудрым.

Яблоки продавали возами, пудами. Тут и знаменитый серый и белый анис, апорт, скрут, грушовка московская и, конечно, непревзойденная уральская антоновка.

Как теперь установлено, антоновка обладает бактерицидными свойствами, то есть способна убивать микробы. Нет, не случайно ее так любили и любят уральцы.

Уральские садоводы в результате многолетней селекции, как говорили, «выработали» промысловые сорта яблок - анис, черное дерево, малиновка, ранет. Газета «Яицкая воля» в 1918 году отмечала, что «рынок вплоть до Москвы и Петрограда с этими сортами уже знаком».

Уральский анис отдает характерным анисовым ароматом, удивительно вкусной - приятно кисло-сладкий, сочный. Поставлялся он к царскому столу. Но об этом газета не пишет, предпочитает молчать - царь-то в опале, вдруг подумают монархисты.

На базаре нежные груши и сливы, вишня, смородина черная, красная, белая, малина, крыжовник, клубника... Чуть в сторонке - луговая ягода ежевика, а с обвольки, обычно после десятого августа - сизый терн, в шутку прозванный уральским виноградом. Это все на так называемом яблочном базаре, что размещался на нынешнем рынке, но фрукты и ягоды продавали на всех базарах и по всему городу.

Нет у мальчонки даже копеечки на фунт ранета или яблок, а слюнки текут, глазенки блестят и бегают. Видит торгующий, подманит его пальцем; «Возьми, родимый, разговейся» и, вытерев яблочко чистой тряпочкой или о полу, насыпет целую фуражку. А уж пришел Спас - яблочко каждому припас.

Первый спас - Авдотьи -малиновки 1 августа.

    Второй Спас 6 августа - лакомка, всему час, освящают плоды, с него и начинают их есть, а до него - грех, и ничего кроме огурцов. На второй Спас говаривали: и нищий яблочко съест. С закатом солнца провожали красное лето.

В знаменитых Уральских садах гостили многие известные люди России. В саду Шелудякова все лето 1900 года жил с семьей выдающийся русский писатель В.Г.Короленко. Творчество К.А.Федина, как он отмечал, началось с «мечтательных садов Чагана». Здесь он написал первый рассказ, а позже посвятил уральцам роман «Братья». Вспоминая свою юность, он заметил: «Для меня эти годы хороши Уральском». А бывал он в нем в 1910, 1911 и 1913 годах.

Жаль прежних садов с их дачными постройками. В первые годы советской власти сады обобществили, затем передали различным организациям, потом на их базе организовали совхоз. Теперь плодовые деревья безжалостно вырубают. На их месте возводятся престижные коттеджи. Как тут не вспомнить чеховского героя из «Вишневого сада» Лопахина: «Я купил! Погодите, господа, сделайте милость, у меня в голове помутилось, говорить не могу... Не смейтесь надо мной! Если бы отец мой и дед встали из гробов и посмотрели на все происшедшее, как их Ермолай, битый, малограмотный Ермолай, который зимой босиком бегал, как этот самый Ермолай купил имение, прекрасней которого ничего нет на свете.... Эй, музыканты, играйте, я желаю вас слушать! Приходите все смотреть, как Ермолай Лопахин хватит топором по вишневому саду, как упадут на землю деревья! Настроим мы дач, и наши внуки и правнуки увидят тут новую жизнь... Музыка, играй!»

И музыка звучала. А помните какая музыка? Печальнее ее только траурный марш на похоронах. Да и то, хоронили ведь вишневый сад с его прежними хозяевами.

Но садоводство на уральской земле пустило глубокие корни. Даже несмотря на противодействие правительства - непосильные налоги, в некоторых дворах весной под ветром пенились цветом белоснежные красавицы антоновки, груши, вишня. Наконец-то, правительство Союза, опомнившись и поняв, что оно не в состоянии с колхозных и совхозных полей прокормить население витаминной продукцией, в шестидесятых годах разрешило местным властям выделять под садово-огородные участки пригородные свободные земли.

В 1980 году в Уральске создается городское общество садоводов. К этому времени уже на многих участках, помимо огородных, получают большие урожаи садово-ягодных культур. В 1992 году на восьми массивах площадью 3.5 тыс. гектаров было уже более 44 тысяч садово-огородных участков. Практически каждая третья-четвертая семья горожан выращивала для себя, а излишки реализовывала на рынке: яблоки, груши, вишни, смородину, крыжовник и другую садовую и огородную продукцию.

В первое время трудно было продавать излишки. С базара и улиц даже старушек, продававших цветы с собственных участков, гоняли и штрафовали. Бездельники и правдолюбцы презрительно называли кулаками и мироедами настоящих тружеников, занимавшихся в свободное время садоводством и огородничеством.

В так называемые перестроечные и последующие годы в межсезонье да и в сезоны дачные участки громят и разоряют различного рода хулиганы и дебоширы, бесчинствуют воры. Власти бездействуют, тем потворствуя варварству и вандализму.

Одни владельцы, отчаявшись, бросают огородно-дачные участки, другие -наиболее стойкие, с ранней весны снова и снова вставляют стекла, двери, разбитые или унесенные, восстанавливают домики и до поздней осени в поте лица «отдыхают» не разгибаясь - копают, полят, поливают и вновь от утренней до вечерней зари - копают, полят, поливают...

А потом... Видели бы вы. какая искренняя радость в крике девочки:

- Мама, а я спелую клубничку нашла!
А мальчик философски замечает:

Все растет, все зреет в природе, только ее надо любить да с мотыгой дружить.

Скажите, как тут отцу и матери не расцвести умилительными улыбками, сбросив груз усталости: слышал где-то, постреленок, умница и помощник знатный растет. Радость детей - счастье родителей.

Хотя бы сутки проведенные семьей вместе на даче и не просто развлекаясь а в работе - лучший урок труда и воспитания детей, дороже всех плодов, собранных с участка.

 Казачьи ведомости. Уральск. №1,2006

 

---вернуться к оглавлению---