ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

Масянов Воспоминания о Гражданской войне

"Горынычъ". Краеведческий сборник. Часть 3.  Уральск, 2009.

                                                                                                                                                                                

Р. Вафеев (Санкт-Петербург)

 Загадка Старого собора

 

Не смотря на более чем четырех вековой возраст,  Уральск, по своей застройке, город относительно молодой.  Сохранившийся исторический центр, включая архитектурный ансамбль Большой Михайловской улицы, появился уже после перепланировки  города в первой четверти XIX в. Старейшим из сохранившихся зданий Уральска считается Михайло-Архангельский собор,   освященный в 1751 г. Богатая история собора, ставшего Старым после строительства нового войскового собора во имя св. Благоверного Князя Александра Невского  в 1850 г.,  не была обделена вниманием  уральских краеведов. Однако, несмотря на значительное  количество статей и монографий о старейшем храме Уральска, по-прежнему без ответа  остаются главные вопросы – кто был зодчий собора, и каковы были обстоятельства его строительства.

 К сожалению, документальных свидетельств на эту тему  мы пока не имеем. Но есть в хорошей сохранности сам памятник, архитектура которого тоже является красноречивым документом. Анализ архитектуры собора может поведать много интересного.

В   уральском краеведении  сложилось странное устойчивое мнение, что собор построен в псковско-новгородском архитектурном стиле. И сегодня, в  местных туристических проспектах, продолжают писать о суровом и простом стиле Старого собора, роднящим его с  храмами знаменитых вечевых городов-республик Новгорода и Пскова. Порой это подкрепляется и историческими аналогиями: вольный Яицкий городок вплоть до второй половины XVIII в. также представлял собой своеобразную республику и управлялся войсковым кругом, кстати, собиравшемся непосредственно перед собором.

Все это, безусловно, так, если бы не временные  рамки  и географические расстояния. Развитие яркой и самобытной архитектурной школы Новгорода и Пскова прервалось после их насильственного присоединения к Московскому государству  (Новгород в 1478 г. и  Псков в 1510 г.)  Яицкого городка тогда еще не существовало. Да и огромное расстояние между северо-западой Русью и едва освоенной юго-восточной степной украиной  не идет в пользу  данного утверждения.

Интерес к Псковско-Новгородскому наследию у русских архитекторов и художников появляется лишь в короткую эпоху т.н. национального  романтизма в конце XIX - нач. XX вв. Ведущие столичные архитекторы пытаются осмыслить далекое прошлое, создав уникальные и единичные архитектурные памятники – своеобразные вариации на тему древней Руси. Но к этому времени Михайло-Архангельский собор стоял на брегах Яика уже полтора века.

Таким образом, ни временной, ни географической привязки Старого собора к псковско-новгородской стилистике мы не имеем. Более того, даже беглый взгляд на храм показывает, что этот памятник принадлежит к совершенно иной архитектурной школе – московской архитектуре второй пол. XVI и нач.XVII вв.

Известный уральский краевед второй пол. XIX в Н.Ф.Савичев отмечал: - «Этот собор, уцелевший от нескольких истребительных пожаров, древнейшее здание из всех существующих в г. Уральске. Время первоначального сооружения его не известно, но если верить преданию, то построение его должно отнести к XVII столетию.  Сначала эта церковь была деревянная, как и все прежние церкви в Уральске, но с 1747 г, по разрешению Казанского епископа Луки, построен на ее месте доныне существующий каменный собор того же наименования, с приделами: Николаевским и святых Гурия и Варсанофия. Приделы эти освящены уже в 1795 г.

Строился собор руками самих казаков, под присмотром одного зодчего, имя которого осталось неизвестным. Постройка прочная, построители самоучки много погрешили против симметрии в расположении окон, которые были неравномерны, малы и в слишком ограниченном количестве, так что собор был очень темен. В последствии эти погрешности были исправлены.

Колокольня была построена отдельно от корпуса собора, с северной стороны, что видно из плана Яицкому городку (1772 г)».  (Н.Савичев, «Уральская старина. Рассказы из виденного и слышанного». Уральск. 2006 г. с. 410-411)

Для исторического обзора  Савичев пользовался документальными справками из дел несохранившегося Уральского войскового архива.  Но, даже эта  информация о строительстве собора,  как мы видим, оказалась весьма скудной. Вполне возможно, что имевшиеся когда–то документы, были утрачены во время многочисленных сильнейших пожаров. Кстати и сам собор, будучи только что освященным в 1751 году полностью  выгорел в том же году от грандиозного «Шилихинского» пожара.

Первая половина XVIII столетия  -  переходное и переломное время в русском зодчестве. Уже основан и строится быстрыми темпами  Санкт-Петербург, в нем работают крупные европейские зодчие - Леблон, Трезини, Расстрели. Они формируют  официальный, европейский облик новой столицы и воспитывают первое поколение российских зодчих новой эпохи. Но Российская империя  – огромная страна, столичные архитектурно-строительные  новшества очень медленно проникают в русские города, живущие еще по старым традициям. Новейшие тенденции лучше всего ощущаются в важнейших для империи местах. Одним из таких мест становится  основанный 30 апреля 1743 году в междуречье Сакмары и Яика Оренбург. План и проекты основных построек  Оренбурга были разработаны заранее в Петербурге и полностью отвечали новейшим тенденциям в российской архитектуре. Однако влияние на архитектуру Яицкого городка, опорного военного центра Нижнеуральской линии укреплений, Оренбург окажет несколько позже и, главным образом, в области фортификации.

Известно, что строительство Михайло-Архангельского собора  в кирпиче началось в 1741 году, а завершилось в 1747. Но загадка состоит в том, что собор был выстроен отнюдь не в современной ему стилистике середины XVIII века, а в гораздо более ранней допетровской архитектуре Московской Руси XVI-XVII вв.!  В ближайших к Яицкому городку Самаре и Саратове, городах, через которые шло основное общение с центром страны -  подобных построек мы не находим.  Так  главный храм Саратовской крепости  - Троицкий собор (1693-1723 г) был выстроен в стиле т.н. нарышкинского барокко, что полностью соответствует этому времени, и он никак не мог быть аналогом для яицкого собора, выдержанного в гораздо более ранней стилистике.

Михайло-Архангельский собор.Уральск
 

В период строительства собора Яицкий городок входил в состав Казанской епархии. Гурий и Варсанофий, в честь которых были полвека спустя освящены приделы к собору – это казанские святые.  Само собой напрашивается вопрос, а не был ли причастен  к постройке яицкого собора зодчий из Казани? Нет ли в нем  влияния   казанской церковной архитектуры?

К сожалению, в Казани, даже отдаленно похожих на Михайло-Архангельский собор аналогов мы не находим. Главный кафедральный храм епархии – Благовещенский собор в Казанском кремле памятник по времени и стилистике принадлежит к более раннему 16 веку, он построен в 1552 г.

 

Михайло-Архангельский собор – есть безусловно интереснейший и уникальный памятник, архитектурный и исторический символ Уральска,  И этот факт ныне ни кем не оспаривается. Вместе с тем, до настоящего времени фактически не было  проведено ни одного серьезного обследования здания. По этой причине у нас  нет достоверной информации о периодах и особенностях строительства, многочисленных ремонтах и перестройках храма. Чрезвычайно интересную информацию хранят культурные слои рядом с храмом, пока ни разу не привлекавшие внимание уральских археологов. Ведь зачастую, когда отсутствует письменная информация, много новых сведений можно почерпнуть только с помощью археологических раскопок. Так, без археологии мы, скорее всего, никогда не узнаем, где точно находились и что представляли собой  в плане  несохранившиеся первая и вторая колокольня собора (вторая, также не сохранившаяся колокольня с деревянным верхом была построена рядом с собором после пугачевских событий). Только раскопки могут пролить свет и на загадочные церкви находившиеся рядом с собором, о которых упоминал П.Рычков в 1748 г.

Композиция собора достаточно проста. Здание характерно кубическим объемом. Храм квадратный в плане и увенчан пятью главами луковичной формы. В конструктивном отношении храм принадлежит к так называемому четырехстопному типу, в котором  четыре прямоугольных столба несут арочные своды перекрытий. По центру, на перекрестиях  арочных сводов, покоится  единственный световой купол. Остальные, меньшие купола - четыре по углам центральной части и три над алтарными абсидами чисто декоративные.

Михайло-Архангельский собор.Уральск

Декоративное убранство фасадов храма действительно предельно упрощено. Плоскости стен практически лишены орнаментации. Углы закреплены прямоугольными полуколонками-лопатками. Карниз обработан простыми «сухариками»- прямоугольным зубцами, набранными из  кирпичной кладки. Некоторое разнообразие фасадам придают декоративные обрамления окон - наличники, состоящие из двух полуколонок и треугольного кокошника над ними. Имеют весьма простое декоративное обрамление северный и южный входы, декорированные обрамлением чем-то намекающим на традиционные перспективные порталы. Однако и этот архитектурный декор весьма прост в исполнении и, скорее, является лишь символическим намеком   на богатый кирпичный декор храмов Московской Руси XVI-XVII вв. Под карнизом фасад опоясан своеобразным фризом из  килевидных  кокошников по 6 на северном и южном фасадах и 8 - на западном. Этот традиционный декор церковной архитектуры, возник в зодчестве XV-XVII вв. как след исчезнувшего позакомарного покрытия храмов более раннего периода.

К сожалению, в результате пристройки нынешней колокольни  в 1860 г. был утрачен вместе с декоративным оформлением первоначальный главный западный вход в собор.

В целом, внешняя простота храма, отсутствие богатого светско-мирского декоративного убранства, по-видимому, импонировало старообрядческим вкусам населения казачьей столицы. Однако, та же простота форм и скупость декоративного убранства  скорее всего говорит  о  том, что зодчий и строители были  не слишком изощренны в храмовом строительстве.

С восточной стороны собор имеет три полукруглые алтарные абсиды, увенчанные главками. Савичев упоминает, что два придела – Николаевский и  в честь Гурия и Варсанофия были освещены в 1795 г., т.е. через 48 лет после освящения собора.  Скорее всего, эти приделы были пристроены позже, а изначальный собор был однопрестольным. Подтвердить или опровергнуть этот факт может только строительная экспертиза.

 

Михайло-Архангельский собор.Уральск

Не смотря на неплохую сохранность собора,  храмовый ансамбль  не дошел до нас в прежнем виде. Время не сохранило важного элемента ансамбля – шестиярусной колокольни, отдельно стоявшей к северу. Колокольня, по-видимому, была построена одновременно с собором. О стилистике и архитектурном убранстве этой постройки, разрушенной в дни осады пугачевцами яицкого ретраншемента, ничего не известно. Можно предположить, что она была выстроена  в том же стиле, что и собор.

  Собор вместе с колокольней и площадью образовывали символическую и архитектурную доминанту Яицкого городка. Вся архитектура этого характерна для русской архитектуры московского государства первой половины XVII века.

Но вернемся к главному вопросу нашей темы. Как же мог главный храм Яицкого городка строиться  в середине XVIII века в стиле как минимум на столетие более ранним? К какой архитектурной школе  мог принадлежать таинственный зодчий Старого собора?

Известно, что в подрядных записях  храмов  в XVII в. для нанимаемых зодчих часто указывались какой именно храм зодчему необходимо взять за образец. Правда, зачастую строители весьма вольно трактовали образцы. Но был ли вообще  и где  такой образец – оригинал для  Михайло-Архангельского собора?

Как это ни странно, но наиболее близкую архитектуру мы наблюдаем в удаленной Астрахани. Именно в Астрахани сложилась особая строительная школа кирпичной (неоштукатуренной) беленой архитектуры, близкой в своих формах к концу XVI – середины XVII века, т.е. той, в стиле которой и выстроен Михайло-Архангельский собор.

В 1582-1619 гг. в  московскими мастерами-градодельцами  был выстроен грандиозный кирпично-каменный астраханский кремль. На рубеже XVI-XVII вв. кремль украсил величественный  Успенский собор, поразивший своей красотой самого Петра I . Собор был выстроен зодчим крестьянином Дорофеем Минеевичем Мякишевым   редким для этого времени  пятиглавом кубическом виде, представлявшем  собой оригинальное истолкование  композиционной схемы Успенского собора Московского кремля в архитектурных формах и удлиненных пропорциях конца XVII - нач. XVIII в. Ясно читаемое сходство собора  со столичным прототипом  в этом городе – оплоте у южной границы – напоминало о единстве Астрахани  с центром страны и о могуществе русской государственности.

Говоря об астраханских влияниях нельзя обойти стороной главные культовые памятники самой Астрахани. Это, прежде всего, уже упоминавшийся величественный Успенский собор. Он всего лишь на четыре десятилетия старше  Михайло-Архангельского собора но схож с последним только кубическим характером основного объема и четырехстолпной конструкцией. Некоторое сходство в упрощенном виде может быть в декоративном убранстве двух храмов, а именно обрамления окон и фриз из кокошников под карнизом.  Рядом с собором находится другая куда более интересная постройка – Троицкий собор Троицкого монастыря, построенный в 1603 г. Именно на этот храм удивительно похож яицкий собор, он вполне мог быть своеобразным слегка упрощенным прототипом. Общие пропорции, характер внешнего декора, количество  и расположение окон, пять луковичных куполов с одним центральным  световым – все роднит этот храм с Михайло-Архангельским собором.

Конечно, аналогии между астраханским Троицким собором и яицким собором Михаила-Архангела весьма гипотетичны и основаны лишь на чисто внешнем сходстве. Но на наш взгляд, это стилистическое родство в целом не может быть случайно. Из всех городов-центров  сопредельных земель только в Астрахани мы находим схожий архитектурный стиль. Поэтому предположение, что  неизвестный зодчий собора мог быть как-то связан с Астраханью и астраханской архитектурной школой не выглядит странным. Более того, Астрахань и Яицкий городок имели давние, в том числе административные связи. К тому же, некоторое время Яицкий городок церковно числился    в Астраханской епархии.

Особенно сильны были астраханские влияния в  Нижне-Яицкой или Усть-Яицкой крепости (Гурьев). Известно, что Нижнеяицкую крепость- кремль в 1647 г. строил астраханский мастер Иван Остриков участвовавший в возведении «каменного городка» - кремля в Астрахани. В 1662 году, не раз прерывавшееся строительство крепости было завершено.

В 1733 г. Нижне-Яицкий городок – обветшавшая крепость и  сооружения были подвергнуты ремонту силами астраханского делового двора. Однако всего через 20 лет, когда Гурьев перейдет в ведение Оренбургского генерал-губернаторства и будет причислен к владениям яицкого казачьего войска, Нижнее-Яицкой крепости вновь потребуется серьезный ремонт.  Капитан Залесский, назначенный комендантом гурьевской крепости и гарнизона, доносил оренбургскому военному губернатору И.И.Неплюеву о сильной обветшалости крепостных сооружений, сообщая о Гурьеве, что это "город каменный, весьма ветхий... "Поэтому в канцелярии оренбургского губернатора была составлена смета восстановительно-ремонтных работ Гурьевской крепости.

Ремонт или, правильнее сказать, реконструкция крепости была проведена  в 1764 -65 гг. Академик П.С.Паллас, посетивший Гурьев летом 1769 года, отмечал изменения в облике крепости и её сооружениях по сравнению с первоначальной застройкой. Он писал: "В крепости сделаны одни только ворота на восточной стороне, к реке Яику. На той же стороне находится часть старинной каменной стены, которая захвачена в новое крепостное строение. Она (прежняя каменная стена) вышиной была выше двух сажень и складена из толстых кирпичей; но ныне от солоноватого основания, внизу так осыпалась, что скоро отвалится. "В то же время ученый отмечал, что Гурьевская крепость, исключая Оренбург перед всеми лежащими по Яику крепостями имела преимущество." Интересно замечание академика о стене - «складена из толстых кирпичей». В строительстве Михайло-Архангельского собора также был использован большеформатный кирпич.

Таким образом, теоретически вполне можно допустить, что  через 8 лет после ремонта Нижнеяицкой крепости астраханским деловым двором,  в 1741 году один из мастеров - астраханцев, участвовавший в очередной перестройке Нижнеяицкой крепости, мог быть приглашен в Яицкий городок для руководства строительством нового войскового собора. В 1752 году Нижнеяицкая крепость или Гурьев и сам был окончательно передан Яицкому войску.

 Все высказанные выше предположения, безусловно, требуют тщательного изучения.  Однако, сама постановка подобного вопроса, ранее не возникавшего  в уральском краеведении, могут дать в будущем весьма интересные результаты.

 

---вернуться к оглавлению---