ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

Масянов Воспоминания о Гражданской войне

"Горынычъ". Краеведческий сборник. Часть 3.  Уральск, 2009.

 

                                               В.Проскурин (Берлин)

                                                                           Уральцы Хорошхины.


             21 февраля 1913 года пушечный выстрел с Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге возвестил о начале всероссийского праздника по случаю 300-летия царствования Дома Романовых (1613-1913 гг.). С колоколен всех храмов Российской империи зазвучала царственная мелодия целодневного благовеста, были совершены торжественные литургии и благодарственные молебны, крестные ходы, в армии и казачестве парады войск. В этот воистину Великодень России были особенно благолепны города и веси.
             В Северную Пальмиру прибывали высокие гости, представители городских и сельских депутаций принявших живое участие в августейшем церемониале в столице. Встреча и сопровождение августейших особ лежали на Лейб-гвардии Сводном казачьем полку, сформированном на основе Уральских и Оренбургских сотен, Сибирских и Забайкальских полусотен , Астраханских Семиреченских, Амурских и Уссурийских взводов казачьих войск . Основу полка составляла 1-я лейб -гвардии Уральская Его Величества казачья сотня (в полку в разные годы было немало уральцев - Л. И Жигалин , Н. В. Бородин , В.Г. Хорошхин, В.Ф. Железнов). Каждая сотня полка отличалась обликом казаков и их верных коней ( 3-я сотня, куда входил взвод Семиреченских казаков, комплектовалась рослыми брюнетами с небольшими усами ; масть коней- гнедая ).
             Семиреченские казаки прибыли в Петербург под началом военного губернатора и наказного атамана М.А. Фольбаума. Делегации семиреков несказанно повезло: казаки разместились в казармах графа Граббе Сводного казачьего полка, костяком которого были традиционно славные уральцы. В исключение, вслед за донцами, терцами и сибирцами, семиреки приняли участие во всех мероприятиях церемониала. Хорунжие Грибановский и Шестаков были назначены ординарцами при генералах Шмидте и Фольбауме, а значит, были рядом с Императором. Настрой праздника передал Фольбаум в телеграмме в Верный: "Представители городов и селений Семиреченской области 22 числа преподнесли всеподданнейшие поздравления Его Императорскому Величеству и Наследнику Цесаревичу в Зимнем дворце. Вечером были на народном спектакле в Мариинском театре в Высочайшем присутствии. В Зимнем дворце был устроен обед 

Синицын Евстифий -иканец.
Участник битвы под Иканом казак Евстифий Синицын

 волостным правителям. Особый чиновник ознакомил депутацию со всем достопримечательным в столице. Все здоровы. Я по церемониалу не различен с казаками. Радуюсь, что в родном Семиречье праздник прошел превосходно. Благодарю всех семиреченцев и особливо руководство. Фольбаум ".
             Запомнился и прощальный вечер праздника, высочайшее застолье, где рядом с монархом и его Августейшей семьей сидели именитые гости: Патриарх Антиохийский Григорий, хан Хивинский и эмир Бухарский, митрополит Петербургский и Ладожский Владимир, а еще 16 архиепископов, епископов и протопресвитеров придворного, военного и морского духовенства. Но прежде митрополит Киевский Флавий отслужил панихиду по всем царским предкам.

Казаки, правда, за праздничным столом сидели отдельно. Ходила круговая дружеская чарка, пили за каждое войско и казачество в целом. Героем вечера стал 75-летний уральский казак Георгиевский кавалер Евстифий Синицын, участник известного Иканского дела 1864 года под древним городом Туркестаном. Почетный старик вдруг приосанился и молодецки запел походную песню, подхваченную товарищами:
             В степи широкой, под Иканом,
             Нас окружил коканец злой,
             И трое суток с басурманом
             У нас кипел кровавый бой.
             Сотенная песня была написана есаулом А.П. Хорошхиным, следующим, после легендарного Василия Серова, командиром геройской сотни. Хорошхинская песня сразу же стала очень популярной в Войске.


                                                                       
Из забытых тетрадей.

             Воспоминания уральцев об Иканской битве находим на страницах книги "Геройский подвиг уральцев. Дело под Иканом 4-6 декабря 1864 года", составленной М.П. Хорошхиным, и  изданной в Уральске в 1895 году. В книге, между прочим, идет любопытное повествование, что такое "уральская станица", как в 1865 году к Высочашему Двору было отправлено посольство с яицкой рыбкой да икоркой. Станицу возглавил есаул С.С. Хорошхин и три героя -иканца, которых принял Государь Император.
             Когда книга была мною с интересом прочитана, начались долгие годы поиска и изучения материалов о знатной уральской фамилии Хорошхиных. Собственно, рецензия на "Дело под Иканом», помещенная в "Туркестанских ведомостях" ( от 14 июля 1896 г.), дала толчок к этим  разысканиям. В каталоге "Ленинки" - теперь Российской библиотеки - мое внимание, помнится, привлекли также три небольших старинных издания. Авторы их тоже уральцы, и тоже безымянные Хорошхины. Одного звали И.; его работа в 41 страницу "О размеживании земель и вод, лежащих между рр. Уралом и Эмбой, между уральскими казаками и эмбенскими промышленниками", была издана в Уральске в 1904 году. Другого Хорошхина звали К.; он издал двумя годами раннее "Краткое описание Уральского казачьего войска". Третьим оказался Н. Его труд "Краткое описание рыболовства Уральского казачьего войска", издан так же 1902 году.
             Краеведческие поиски начались с вопросов: состоят ли эти Хорошхины с разными инициалами в родстве, или это однофамильцы. Что общего, скажем, между полковником Лейб-гвардии полка В.Г. Хорошхиным и есаулом А.П. Хорошхиным, командиром известной иканской сотни. И прежде всего с М.П. Хорошхиным, составителем книги

Титул  книги «Дело под Иканом».

"Дело под Иканом". Имеет ли фамилия автора отношение к путешественнику Александру Павловичу Хорошхину, побывавшему однажды в Верном (ныне Алматы), описавшему природу и хозяйство Семиречья , историю Туркестанского края в книге под общим названием "Сборник статей касающихся до Туркестанского края". Вопросы остаются и поныне.
             В "Сборнике статей..." описывается путешествие А.П. Хорошхина в Семиречье. В пути его "... окружали сыпучие пески и богатые живописные долины, горы, вершины которых прячутся в облаках, и мрачные глубокие ущелья, на дне которых с ревом бегут потоки Лепса, Баскан, Саркан, Аксу, Каратал, Коксу. Кажется, было несчетным число прозрачных речек и ручьев, звонко спешащих по ущельям из самоцветных камней и орошающих страну живительной влагой, еловые леса на горах и нежные плоды в долине. Или, медведь - обитатель гор и тигр - в непроходимых камышевых зарослях Балхаша и Алаколя".
             Обычно биографы Хорошхина датируют его приезд в Семиречье по дневниковой записи: "мы ехали из Верного посмотреть горы 22 августа 1875 года... И 24 числа вернулись обратно".
             Зная дату гибели подполковника Александра Хорошхина под стенами кокандской крепостцы Махрам 22 августа 1875 года, строка из книги выглядит, по крайней мере, странно. Возможно, здесь кроется ошибка Н. Маева, составителя посмертного издания хорошхинского наследия. Но вопрос остается вопросом: когда же, действительно, посетил Семиречье искомый  уралец Хорошхин. Или перед нами дневник очевидца событий, или набор сведений к предстоящему путешествию по Семиречью, составленный из разновременных произведений разных авторов. Датировка весьма важна, скажем, в описании города Верного. Если Хорошхин его посетил, то когда: перед смертью в 1875 году, или раньше? В этом кроется еще одна удивительная загадка, касаемая жизни автора.
             Тем не менее в "Сборнике статей..." читаем, как возник город Верный (ныне Алматы, Республика Казахстан. В.П.) : "по наружному виду Верный совсем русский город, если бы не его разноплеменное население, в состав которого входят, кажется, все народности не только Семиречья, но и всего Туркестанского края: русские (между ними преобладают казаки), киргизы, татары, сарты, калмыки, китайцы и даже несколько афганцев.. Поэтому и улицы Верного, по пестроте снующего по ним люда , представляют собой очень оригинальное зрелище. Здесь скачет киргиз или калмык, там чинно идет, прикрываясь веером от солнца, китаец, тут выступает бородатый сарт или переваливается типичный русский мужичок, поселенец-малоросс. Бабы-поселянки развозят по городу арбузы и дыни;  калмыки, верхом на быках, продают дикую малину, набранную в соседних горах, выручая, иногда, до трех рублей в день. Общее впечатление от Верного - это какая-то незаконченность во всем - явление неизбежное в городе, когда он только начал отстраиваться", - заключает путешественник А.П. Хорошхин.
             Необходимы новые поиски. А пока приведу список научно-популярных работ А.П. Хорошхина, составленный однажды его братом Михаилом. Возможно изучение этого списка приведет к новым краеведческим открытиям. По мнению составителя, в печати вышло свыше 70 статей А.П. Хорошхина по вопросам этнографии, статистики и географии Туркестана. Он публиковался под многочисленными псевдонимами, среди которых Тарас Сазонтов, Т. Сазонтов, А.Х., я.я.я., и просто без имени. Многие российские издания лет его жизни отсутствуют сегодня в библиотеках. Потому составленная М.П. Хорошхиным биобиблиография представляется особо ценной. Итак, работы А.П.Хорошхина, изданные под псевдонимом:
1. Тарас Сазонтов. «Нечто о Гурьевской дистанции Уральского казачьего войска». - Оренбургские ведомости, 1861 г. № 43; его же: «Два слова о морских дачах Уральского казачьего войска в Каспийском море» (там же, 1861 г., №№ 49, 51); его же: «Киргизцы из окрестностей Гурьева – городка» (там же, 1862 г., №№ 2, 3).
2. (без имени). Две корреспонденции помещенные в Оренбург. вед. за 1862 г., №№ 1 и 18.
3. я.я.я. «Заметка на статью о неводном уральском рыболовстве».
4. Т. Сазонтов. «Гурьев – городок». - Московские ведомости, 1861 г., № 222.
5. А.Х. «Сады и огороды (бахчи) в окрестностях г. Уральска». - Газета для сельских хозяев, 1862 г., № 69.
             А.П. Хорошхин часто публиковался в "Военном сборнике"; здесь вышли его "Заметки по дорогам Средней Азии" (1870 г., №1). Тут же рецензия, написанная им на книгу востоковеда А. Вамбери. И новые большие работы: "Туркестан" (1873 г., № 3) и "Шамды или Талы" (1873 г., № 4; статья увидела свет в газете "Туркестанские ведомости " (1871 г., №№9 и10 ). Должны привлечь внимание современного историка статьи Хорошхина, помещенные в газете "Гражданин" и "Уральские ведомости", на страницах Большой энциклопедии (СПб., 1909 г., т.19) и Словаря Брокгауза и Ефрона. А также "Очерки Ташкента" (1873 г., №№ 19, 21, 24, 26, 27); и "Очерки Семиречья" (1875 г., №№4, 6-9 , 12-14, 23), опубликованные в газете "Туркестанские ведомости". Многое из наследия А.П. Хорошхина было издано на средства его брата М.П. Хорошхина и ошибочно ему приписывается. Среди прочего назовем книжные раритеты: 1. «Уральские казаки». Книжка для чтения в народных школах Уральского казачьего войска. Уральск, 1866 г. (в которой находим исторический очерк войска; стихи "Ургенч", народное предание 1605 г. И стихи "Икан") .2. «Из забытых тетрадей» (под псевдонимом А.Х. , изложены статьи из "Уральских войсковых ведомостей", 1870 г., №15 , 1876 г, № 1) ...
             После гибели А.П. Хорошхина, на страницах российской печати продолжали выходить его работы, благодаря, прежде всего, Николаю Александровичу Маеву (1835-1896гг.; генерал-майор, писатель – натуралист, этнограф, публицист, бессменный издатель "Туркестанских ведомостей",  редактор ряда центральных изданий). Он был чиновником особых поручений при генерал-губернаторе, много сделавшего для успеха экспедиций российских и иностранных путешественников по изучению производительных и культурных сил Туркестанского края. Заслуга Маева, прежде всего в том, что он издал посмертное собрание сочинений А.П. Хорошхина, под обшим названием "Сборник статей касающихся до Туркестанского края" (СПб., 1876 г.). В предисловии к книге Маев поместил некролог, в основе которого статьи М.П. Хорошхина о брате и его творчестве, взятые из опубликованных статей в Уральских войсковых ведомостях (1876 г., №№ 1 и 26).
Заметим сразу же, что "Сборник статей...", изданный Н.А. Маевым воспринимается тоже безымянным. Его упоминают или по названию, или по издателю. Тем не менее, этот капитальный историко-географический труд написан славным уральцем, Александром Павловичем Хорошхиным.

                                               
      Братья Александр, Михаил, Иван.

             Хорошхины происходили из старинного дворянского рода яицких казаков, среди которых герой Крымской кампании 1853-1856 г. полковник Павел Борисович Хорошхин. Его сыновья Александр, Михаил и Иван провели детство на Нижне-Уральской линии, воспитание получили в Оренбургском Неплюевском кадетском корпусе, в классе азиатского отделения. Среди сверстников "азиатов" Хорошхины прекрасно овладели тюркскими наречиями. Знание местных языков, обычаев и традиций народов Туркестанского края пригодились им во время блистательных военных и научных экспедиций.
             Михаил Павлович Хорошхин "...служил в Городовом полку Уральского казачьего войска; с 1861 г. - хорунжий; с 1865 г. - сотник. В 1865-67 гг. слушатель Николаевской академии генштаба; служил в Оренбургском военном округе, старшим адъютантом

Хорошхин Михаил Павлович
Хорошхин Михаил Павлович

войскового штаба. В 1870 г. переведен в Главный штаб, где проработал 18 лет, проживая в Петербурге. Служил в Главном управлении и Комитете казачьих войск. В 1886 г. произведен в генерал-майоры. С 1888 г. назначен военным губернатором, одновременно Наказным атаманом и командующим войсками Забайкальского военного округа. В 1893-96 гг. - начальник штаба Туркестанского военного округа, затем начальник 40-й пехотной дивизии... Был на преподавательской работе во всех военных училищах Петербурга. Печатался в "Военном сборнике" и "Русском инвалиде". Им издан солидный "Исторический очерк деятельности военного управления в России... с 1855 по 1880 гг. " (в 6 -ти томах, в соавторстве с Богдановичем и Максимовичем). А также замечательная книга "Казачьи войска. Опыт военно-статистического описания». СПб., 1881 г."
             Генерал Хорошхин умер 17 декабря 1898 года в Бобруйске, внезапно, от инфаркта, - сообщает газета "Туркестанские ведомости". Его тело было перевезено по завещанию на родину и было предано земле рядом с могилой матери в Никольском монастыре под Уральском.
             Если биография генерал-лейтенанта М. П. Хорошхина (1844-1898) более или менее отражена в исторической литературе, то жизненый путь его братьев Александра и Ивана практически не изучен. По уточненным данным (1.), Иван Павлович Хорошхин был генерал-майором, старшим советником хозяйственного отдела Уральского Войскового правления, автором ряда книг (среди них "О размеживании земель и вод, лежащих между рр. Уралом и Эмбой, между уральскими казаками и эмбенскими промышленниками"). Иван погиб от руки убийцы социалиста -анархиста в годы Первой русской революции. У него было четверо детей (в отличие от бездетных братьев), и потому ветвь рода Хорошхиных имела продолжение.
             Судьба старшего брата А. П. Хорошхина (1842- 1875) также практически не изучена. Его детство, отрочество и юность также прошли под совместным покровом родительского дома на Яике (по уточненным данным, он родился 20 августа 1841 г.). В 1853-59 годах Александр также получил образование и воспитание в стенах Оренбургского Неплюевского кадетского корпуса и был выпущен в звании хорунжего. Учеба в Азиатском отделении корпуса совпала с его бурной литературной деятельностью. Он много писал и в прозе и в стихах, благословляя родное Уральское казачье войско. Тем более, что первые годы службы Хорошхин провел вдали от Яика в Одесском военном округе, где квартировал тогда  Первый Уральский казачий полк.
С 1865 года наш уралец вновь в Туркестане, занимает различные должности по военно-народному управлению. В 1868 г. принял участие в Бухарской экспедиции, командовал отдельной сотней афганцев, перешедших на службу России. Хорошхину приходилось

Туркестан
Туркестан. Казармы Уральской сотни.

вести дипломатические переговоры с мятежниками Северного Афганистана. И на этом поприще он весьма преуспел. С 1873 года, уже будучи подполковником, Александр Павлович вошел в Совет хана Хивы, собрал богатый этнографический и статистический материал о регионе. Тогда же он получил высокие знаки отличия за взятие 14 августа 1870 года города Китаб. Пользуясь благоприятной обстановкой, он продолжает свои краеведческие поиски, публикует историко-географические очерки на страницах ведущих газет и журналов, энциклопедий. В научных кругах имя Хорошхина становится известным благодаря выходу его книг "Народы Средней Азии" (1871) и "Очерки Туркестана" (1872).
             22 августа 1875 года, при взятии Махрама, кокандской крепости на берегу Сырдарьи, уралец Хорошхин погибает от неприятельской сабли. В некрологе читаем, что " преследуя коканцев после взятия Махрамского укрепления, он с несколькими казаками врубился в толпу неприятеля и вместе с боевыми товарищами пал жертвою геройского увлечения.. Он был один из талантливейших офицеров нашего войска, наделенный открытым и увлекающим характером. Любовь его к правде и добру были беззаветны.. Он возбуждал искреннею привязанность и горячую симпатию к себе."
             Александр Хорошхин был предан земле в братской могиле героев-скобелевцев. Лучшим памятником которым, надо полагать, стало образование 19 февраля 1876 года Ферганской области. На чем, собственно, была закрыта последняя страница истории Кокандского ханства.

Автор выносит благодарность Д. Дубровину, потомственному уральцу, за ценные замечания по статье и уточненные данные по биографии Хорошхиных.
 

 

---вернуться к оглавлению---