ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

Масянов Воспоминания о Гражданской войне

"Горынычъ". Краеведческий сборник. Часть 3.  Уральск, 2009.

 

А.Насыров-Толстов (Москва)

 ПРЕДИСЛОВИЕ К ПУБЛИКАЦИИ ФРАГМЕНТА ДНЕВНИКА ПОСЛЕДНЕГО АТАМАНА УРАЛЬСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА ВЛАДИМИРА СЕРГЕЕВИЧА

 

            Предлагаемый читателям фрагмент дневника В.С. Толстова является фактическим продолжением его книги «От красных лап в неизвестную даль», изданной в Константинополе (Стамбул) в 1921 г. (В 2007 г. книга впервые была переиздана в г. Уральске, издательством «Оптима»).

            Хочу пояснить, каким образом страницы дневника Атамана оказались у меня. Завязка этой истории относится к 1990 году, когда я, член Правления Московского Землячества казаков, связался с Андреем Григорьевичем Тарала, писарем Сиднейской казачьей станицы (Австралия), терским казаком, ветераном Первой Мировой войны, участником войны Гражданской. Сотнику А.Г. Тарала было тогда уже 97 лет! Завязалась у нас переписка, в ходе которой я попросил его разыскать моих австралийских родственников, семью атамана УКВ В.С. Толстова, который был родным братом моего пра-деда, Павла Сергеевича Толстова, полковника Лейб-Гвардии.

            Господин Тарала был настолько любезен, что несмотря на почтенный возраст, разослал запросы (через русскую диаспору) во все города Австралии.  В апреле 1991 г. ему пришел отклик из г. Брисбен, где жили старшие сын и дочь В.С. Толстова – Олег Владимирович Толстов и Милица Владимировна Петрова (Толстова).

            Вскоре, в мае 1991 г. Олег Владимирович, Милица Владимировна и её дочь Виктория с мужем, приехали к г-ну Тарала в Сидней, и получили от него мои координаты.

            В июне 1991 г. мне в Москву позвонил сын Олега Владимировича, Михаил. Он как раз собирался приехать в Советский союз, в г. Казань на месячные курсы русского языка.

Так, спустя 71 год, была восстановлена, казалось бы навсегда прерванная связь между двумя ветвями рода Толстовых.

            Вскоре, в июле 1991г., Михаил Олегович Толстов прилетел (через Берлин) в Москву, и до своего отъезда в Казань остановился в нашем доме.

            В сентябре, после окончания курсов, Михаил Олегович вернулся в наш дом, и я повез его на родину, на реку Урал. Кроме г. Уральска, мы побывали в Лбищенске и Гурьеве. Эта поездка произвела на Михаила неизгладимое впечатление. После путешествия мы вернулись в Москву, и здесь все потомки Павла Сергеевича Толстова устроили Михаилу торжественную встречу, во время которой он, в частности, сказал: «А мы там думали, что всех вас (Толстовых) давно здесь порешили». Но потомство рода Толстовых и в России тоже оказалось крепким.

            Я хочу заметить, что лишь после того, как Михаил и другие австралийские Толстовы убедились, увидев сохранившиеся у нас в семье фотографии и документы, что мы действительно являемся потомками Сергея Евлампьевича Толстова, и им родня, а не однофамильцы, Михаил, его отец, а затем и другие, решились на контакт с Россией. Только поэтому, а не потому, что кто-то из Уральска решил осчастливить их в Австралии своим письмом. Случайных знакомств с выходцами из Советской России, или переписки с таковыми, наученные опытом старших, Толстовы избегали. А писем из России они там получали много, в том числе и от людей из КГБ.

            После возвращения, Михаил Олегович поделился в семейном кругу впечатлениями от посещения Уральской земли. Слушая эти рассказы, его дядя, Сергей Владимирович, загорелся и решил тоже поехать на родину родителей. В апреле 1992 г. он позвонил мне, и попросил организовать ему поездку на Урал.

            В июне 1992 г. я свозил его с женой, Викторией Тимофеевной, на Уральскую землю. Поездка им понравилась. Здесь они познакомились и привязались душой к некоторым уральским казакам, особенно к П.К. Кирсанову, у которого останавливались в Уральске. В 1997 г. они уже самостоятельно, без меня, смогли поехать в Уральск, где их принимали П.К. Кирсанов, А.П. Ялфимов и Н.В. Максимова-Комарова.

            В 1993 и 1997 годах в Москву приезжала внучка Атамана, дочь Милицы Владимировны, - Виктория Туртиччи. Много лет я переписывался и общался по телефону с Олегом Владимировичем Толстовым, к сожалению, умершим в 2005 г.

            Австралийские родственники видели, что я интересуюсь историей своего Толстовского рода, прошлым казачества, и охотно делились материалами из личного архива Атамана, хранителем которого после смерти отца, стал его старший сын, Олег Владимирович.

            Несколько слов об Атаманском архиве. К огромному сожалению, когда в 1968 году, после гибели старшего сына Павла, О.В. Толстов продал старый дом, там остались многие бесценные документы и материалы Владимира Сергеевича. По словам Михаила Олеговича, случайно, с вещами, был прихвачен публикуемый здесь фрагмент дневника, который он мне любезно передал в 2006 г.

            Публикуемый в сборнике фрагмент дневника атамана УКВ относится ко времени между 15 декабря 1921 г. и 26 января 1922 г. В это время В.С. Толстов со своим адъютантом Б.П. Митрясовым и несколькими уральскими казаками, находился в Константинополе (с 25 июня 1921 г.), где вёл переговоры с союзниками и генералом Врангелем о переезде уральских казаков из Месопотамии в Сербию. К сожалению, переговоры не увенчались успехом, и в октябре 1921 г. уральцев из Месопотамии отправили морским путём во Владивосток.

            В Константинополе Атаман Толстов опубликовал свою книгу воспоминаний о последнем походе из Форт-Александровска в Персию. Расхожая легенда о том, что В.С. Толстов вывез с собой золотую казну Уральского казачьего войска, опровергается публикуемыми здесь страницами дневника, где можно прочесть, что атаман имел средства себе на  пропитание от продажи своих книг.

            В данном отрывке дневника часто упоминается имя П.И. Чуреева, Председателя Правления Яицкого войскового банка. Этот человек, вывезший часть Уральской Войсковой казны через Дальний Восток, Японию и Константинополь – во Францию, присвоил себе эти деньги, и не пожелал поделиться с бедствовавшими в Басре уральцами.  Справедливости ради стоит сказать, что П.И. Чуреев всё-таки вынужден был дать уральцам деньги на переезд в Австралию, которых хватило также лишь на покупку земли и постройку одного дома.

            Впоследствии уральские казаки, жившие во Франции, писали Атаману, что господин Чуреев благоденствует там.

            В описываемый в дневнике период в Константинополь прибывает Леонид Львович Селезнёв (1889 – 1952 гг.), брат жены Михаила Сергеевича Толстова. Л.Л. Селезнёв – морской офицер, позднее эмигрирует в США, где осядет до конца жизни.

            В начале публикуемого фрагмента, упоминается о письме к И. И. Климову. Иван Иванович Климов (1884 – 1930 гг.) отличился на Германской войне и был произведён в офицеры. С 1919 г. – войсковой старшина, участник похода в Персию. В 1921 г. уехал в Чехословакию, затем во Францию. В 1930 г. погиб в автокатастрофе.

            Упоминается в дневнике Сергей Арефьевич Щепихин (1880 – 1948 гг.), с 1918 г. генерал-майор, был Начальником Войскового штаба УКВ. В 1920 – Начальник Штаба Главнокомандующего Восточным фронтом (с 1 января по   ). В эмиграции проживал в Чехословакии, где и умер. Похоронен на Ольшанском кладбище в Праге.

            Николай Николаевич Шипов (06.02. 1873 – 29.03. 1958), генерал-майор (1916 г.). В Первой Мировой – командир 5-го УКП. В мае 1916 назначается командиром Кавалергардкого Её Императорского Величества Марии Фёдоровны полка. В 1918 – 20 гг. – представитель УКВ в Европе. В эмиграции жил во Франции. Похоронен на Сент-Женевьев де-Буа.

            Упоминает атаман К.М. Жигалина и И.Д. Яганова. Есаул Константин Михайлович Жигалин (1889 – 1923 гг.) окончил в 1916 г. Чугуевское военное училище. Во время Гражданской войны командовал 7-м УКП, был несколько раз ранен. В марте 1920 г. помощник командира 2 УКП, сформированного в Форт-Александровске. Участник похода в Персию, командир 3-го взвода. С группой полковника Сладкова откололся 1 мая  от основного отряда Атамана Толстова и через рыболовный промысел Киндерли на лодке уплыл в Персию.  Эвакуирован англичанами из Персии в Индию, оттуда в Китай. Умер здесь от туберкулёза 29 августа 1923 г.

            Илларион Давыдович Яганов (23. 03. 1890 – 31. 03. 1960г.) есаул, награждён орденом Св. Архистратига Михаила, из казаков Лбищенской станицы. В 1918 г. курсовой офицер Уральской школы прапорщиков. В 1919 г. – в 3-м Учебном полку. В эмиграции сначала жил в Болгарии, затем во Франции. Похоронен на Сент- Женевьев де-Буа.

            Полковник Константин Илларионович Корнаухов (1889 – 1962 гг.) в представлении не нуждается. Есаул в 3-м УКП на Германской войне, командир Гурьевского конного полка в Гражданскую. В эмиграции – начальник штаба Атамана Толстова.

            Публикуемый фрагмент дневника последнего атамана УКВ В.С. Толстова, является фактическим продолжением его книги «От красных лап в неизвестную даль». Дневник Атамана, а не опусы г-на Трегубова (кстати, исказившего даже название книги Атамана; у г-на Трегубова она названа «Из красных лап..»). В определённом смысле, и я могу также сказать, что связал я С.В. Толстова «и с А.Г. Трегубовым», как пишет он, между прочим, обо мне в своей работе.

            Вообще создаётся впечатление, что гражданин Трегубов претендует на то, чтобы прослыть неким «уполномоченным» от семьи Толстовых, по крайней мере, австралийских Толстовых, имеющим единоличное право высказывать мнения по разным вопросам от их имени. Смею заверить всех читателей, что это совсем не так.

            Хотелось бы добавить, что в последние годы вошло в моду примазываться к фамилиямкак как великих, так и известных людей. Сколько мы уже слышали о многочисленных потомках якобы чудесно спасшихся царевича Алексея и царевны Анастасии!

            Это же можно сказать и о фамилии последнего Атамана УКВ, генерал-лейтенанта В.С. Толстова, как и других героев казачества и Белого движения. Какие-то люди периодически в Интернете объявляют о своём родстве с Атаманом. Некоторые выступают с публичными заявлениями в печати и на публике в Москве, Уральске, Гурьеве и других местах.

            Логика их поведения понятна – желание легко прославиться, поставив себя рядом с героями. Но я уже двадцать лет занимаюсь историей рода Толстовых, своей семьи, и могу лишь констатировать, что это – самозванцы. Все потомки рода Толстовых указаны в моей статье «Толстовы», напечатанной в сборнике «Горынычъ», часть I, Уральск, 2007 г.

            Выражаю свою благодарность Д.Ю. Дубровину за предоставленную информацию о ряде офицеров УКВ.

                                                                                                                                                              Июнь 2008 г. 

 

---вернуться к оглавлению---