ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

Б.Киров

 

БАГРЕНЬЕ 

                                                                                                                                        Знают все икру Урала

                                                                                                                                        И уральских осетров,

                                                                                                                                        Только знают очень мало

                                                                                                                                        Про уральских казаков

                                                                                                                                        (Казачья песня)

Просим не забывать, что этот материал опубликован на сайте "Горынычъ" http://old-gorynych.narod.ru/

     Кажется мне, что тот, кто никогда не бывал на Урале или же не встречался с уральскими казаками, даже и не слыхал такого слова, а, между тем, багренье – это целое событие в жизни уральцев.

     Багренье – особый вид зимнего рыболовства. Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что оно существовало только на Урале.

     Багренье – торжество, казачий праздник.

     С осени, с началом первых холодов, красная рыба – осетры, севрюга – идет на зимовку. Она собирается в станки (стада) и, выбрав себе место, опускается на дно, где и проводит время до теплых дней. Казаки следят за Уралом и замечают эти места.

     Обычно около Рождественских праздников особая комиссия из стариков, наблюдающих за Уралом, определяла, что лед достаточно окреп, чтобы выдержать все Войско. Назначался день. Заблаговременно приготовлялись багры, подбагренники, пешни, чистилась сбруя, подновлялись сани, пеклись багренные витушки и накануне, в ночь, казаки на лучших конях выезжали на багренье. Ехали туда же жены и дети.

Казаки и казачата одеты в специальный багренный костюм: папаха с малиновым верхом, черная суконная куртка, заправленная в белые холщевые шаровары и подпоясанная малиновым кушаком. Казачки одеты по праздничному – в бархатные на лисьем меху шубы и в дорогие шали.

Выезжали целыми станицами, ехали и в одиночку, но все сливались в один поток саней и двигались, не нарушая порядка, куда вел головной. Там ставили лошадей в строгие правильные ряды. Казаки выстраивались на обоих берегах Урала длинным фронтом и ждали. Казачки веселыми группами толпились сзади.

     На берегу стояла киргизская кибитка, и около нее собирались старшие чины Войска, их семьи.

Около девяти часов, в дали, на фоне снежной степи, показывалась тройка, конвоируемая конными казаками. Ехал атаман.

     Тройка подкатывала к кибитке, и атаман, выйдя из саней, громко здоровался со станичниками. Дружный громкий ответ Войска несся в морозном воздухе.

     Потом наступала торжественная тишина. На лед, на середину Урала, выходил багренный атаман и давал знак к началу багренья.

 

***************************

     Колыхнулись ряды казаков и бегом двинулись к Уралу. С длинными баграми в руках прыгали казаки с яра в глубокий снег, катились по нему вниз и бежали по льду на стремя Урала. Останавливались и пешнями начинали пробивать во льду небольшие проруби. Проходило несколько секунд. Толстый лед прорублен. Почти одновременно поднимались длинные древки багров, образуя целый лес, и тотчас же погружались в проруби. Начиналось багрение.

     Рыба, напуганная шумом, поднималась и шла подо льдом, но встречала на своем пути багры и, поддетая крюком, подтягивалась ко льду. Сейчас же пробивалась большая прорубь и через мгновенье рыба, подхваченная еще несколькими подбагренниками, уже билась на льду и замерзала. Подъезжали сани с флагом; казаки, часто с трудом, клали на них огромную рыбу и увозили в барак на берегу, куда складывался весь улов.

     С большим вниманием и интересом следила толпа на берегу за тем, что делалось на льду, и появление каждой новой рыбы встречалось восторженным гулом.

     Первый день, по обычаю, разбагривали лучшую ятовь недалеко от Уральска; багренье было особое. Царское багренье. Царю в дар Войско отправляло по традиции весь этот улов. Большие обозы, а в последнее время несколько вагонов, груженных рыбой, шли ежегодно в Петербург, «в презент».

    ***************************

     К полудню начинали разъезжаться.

     Застоявшиеся на морозе кони рвались вперед, и казаки, довольные хорошим уловом, давали им полную волю. Начиналась скачка. По ровной, широкой дороге, обгоняя друг друга неслись в санках казаки. Крупной рысью шли сытые лошади, забрасывая снежной пылью седоков.

     Вихрем пролетает мимо вас пара в маленьких санках. Пригнувшись слегка к передку и выставив одну ногу из саней, сидит казак. Папаха, брови, усы и борода его белы от инея, и он, понемногу отпуская вожжи, дает лошадям все больше и больше хода. А рядом с ним, откинувшись, повернув голову от ветра и летящего из под копыт снега, сидит молодая казачка с раскрасневшимся счастливым лицом, взвизгивает слегка на ухабах, и смеются ее черные глаза из под соболиных бровей и сверкают на солнце белые зубы. А за ними, догоняя или уже обгоняя, мчится другая пара, там третья, четвертая… И, глядя на них, вы чувствуете, что сегодня праздник, особый, уральский праздник.

     Бодрые и веселые, казаки возвращаются домой. Их ждут пироги, лепешки и весело кипящий самовар. После мороза приятно побаловаться чайком и в теплом уюте вспомнить и рассказать, что было утром.

А к вечеру начинались опять сборы, и рано утром, часто и ночью, уезжали казаки снова багрить, на этот раз уже для себя, на другие рубежи. И так продолжалось несколько дней.

     Дворы купцов рыбников были завалены рыбой и там кипела работа. Распарывались огромные рыбы и вываливались в решета мешки икры. Тут же ее разделывали, засаливали и наполняли ею большие и маленькие банки. Тут же пластали рыбу на балыки и тешку.

     У каждого рыбника гости, и он с гордостью водит их по двору. Да и было, чем похвалиться. Бывали белуги в 60 пудов. Если сесть на нее верхом, то не достать земли ногами. Обойдя двор и осмотрев рыбу, все шли в комнаты пробовать новую икру и пить чай. Подавалась икра в больших мисках, одна миска сменяла другую, и радушный хозяин уговаривал попробовать из каждой:

     - Эта, может быть, лучше: засол другой.

     Когда гости разъезжались, в сани каждого клалась банка с икрой, и никто не смел от нее отказаться.

По всему свету рассылали купцы уральскую икру и уральских осетров, и весь мир лакомился ими.

Но многие ли знали, как казаки доставали эти сокровища из «Яика, золотого донышка»? 

Казачий журнал", 1929г

Выражаем благодарность Дубровину Д. за присланный материал.

---вернуться к оглавлению---