ГОРЫНЫЧЪ

краеведческий сборник

 

Суд. Дело Албина.

 Губсуд 14 декабря. Состав суда: председательствующий тов.Хотинский, народные заседатели: тов.Карачев и Малых.

В то время, когда военная буря всколыхнула всех трудящихся России и тысячами и десятками тысяч умирали лучшие сыны трудовой республики, борясь за позиции «октября», - против советской власти ополчились отъявленные враги, золотопогонники вели в бой обманутых солдат против Красной Армии.

Буржуазное правительство не забывало «бесстрашных», представляя их к всевозможным наградам. Одним из таких активных белых офицеров был и полковник Албин, который сейчас сидит на скамье подсудимых.

____________________________

Стрелка доходит к 11.

Звонок.

Встать!

Суд открыт.

- Дело Албина, рассматривается по 58 статье УК.

Опрос подсудимого:

Албин Николай Васильевич, Уральской губернии, поселка Январцева, специальное образование – среднее (технические курсы). Албин состоял в партии правых эсеров с 1912г., в 1918г. выбыл из партии механически.

Приобщается к делу болгарская газета «Новая Россия» (по просьбе обвинителя) и 4 по просьбе свидетелей подсудимого.

Зачитывается обвинительное заключение: Албин задержан в июле 1923г. в Новороссийском порту представителем ОГПУ. В старое время Албин был подъесаулом, за храбрость был награжден двумя Георгиевскими крестами, медалями, золотым оружием и т.п.

В 1918г. состоял членом в «бюро фронтовиков». Как на способного «говорить», «агитировать», на Албина возлагались обязанности организовывать отряды и бросать в бой против красных войск.

Албин командует 1 Партизанским отрядом, с которым внезапно налетал на Лбищенск, Озерный и др. хутора, где только были красные части, отбирал оружие; есть сведения, что пленных из 1000 красноармейцев, 500 расстрелял.

Начались поражения «Албинского полка». Репутация Албина падает и ревностный сторонник казачьего правительства стреляет в себя из браунинга, якобы «на почве ревности». 

«Едва не потеряли бесстрашного героя, который много принес пользы для казачьего правительства в борьбе с Советской властью», - говорило Войсковое правительство.

Албин выздоровел, снова дрался с красными, снова неудачи, и Албин двинулся в Грузию, а оттуда с Врангелем в Крым и Болгарию.

- Перед пролетариатом я виновен во всем, пусть пролетарская власть меня судит и воздаст мне заслуженное. – Албин говорит громко, твердо, запутается, но тут же сдерживает себя.

- Я был храбрый, всегда шел впереди, но отчета себе не отдавал, нападал как партизан на красных, выставлял массу пулеметов против красных частей во время боя, но пленных красноармейцев не расстреливал.

Более двух часов говорит Албин.

Председатель: - Почему вышли из партии эсеров?

Албин: - Разошелся с тактикой.

Председатель: - Почему вы считаете себя членом компартии?

Албин: - Я…я…подавал заявление (в Болгарии) и меня, как будто утвердили.

Председатель: - Почему вы скрыли свое прошлое?

Албин: - С меня не спрашивали.

Председатель: - Почему вы, Албин, не остались на территории РСФСР?

Албин: - Боязнь быть расстрелянным.

Председатель: - Что заставило вернуться в СССР?

Албин: - Полный разрыв с белыми.

Председатель: - Вы полковником были?

Албин: - Нет, подполковник.

Председатель: - Как? Подполковник?

Очень боялся Албин говорить слово «полковник».

Председатель: - Ваши соратники сейчас занимаются чем?

Албин: - В Болгарии кто сторожем, кто маляром, а кто и на пианино в ресторанах играет (смех)…

Председатель: - Кто вам оружие и вообще снаряжение предоставлял?

Албин: - Чехо-словаки.

Председатель: - Действовал ли ваш полк как партизанский?

Албин: - Н-нет.

Председатель: - А как же налет ваш внезапный, разве это не партизанская тактика?

Албин: - Гм…да…может и верно…

Председатель: - Уничтожали ли вы красноармейцев?

Албин: - Н…нет, но…в плен брал и отсылал в тыл, оружие отбирал, но не расстреливал.

(Перерыв на два часа).

Председатель: - Кто давал распоряжение об аресте большевиков в Уральске? Кто был председателем военно-полевого суда? Кто расстреливал?

Албин: - Не знаю, не помню, может быть и он (когда председатель называет имена руководителей расстрела), - говорит, пронизывая глазами стол.

Председатель: - Вы были полковником?

Албин: - Да нет же, подполковником (войсковым старшиной).

Председатель: - Но ведь погоны вы носили полковника?

Албин: - Я погоны не носил…нет, я носил погоны подполковника (в зале смех).

То и дело Албин повторяет «меня использовали, как рабочую силу».

Председатель: - Вы то шли сознательно против красных?

Албин: - Да может…

Председатель: - Определенно скажите.

Албин: - Сознательно.

Начинается допрос свидетелей.

Соколов Харитон (бывший офицер). Говорит и путается.

- Я…хорошо Албина не знал. Слыхал, что он очень храбрый был, командовал 1 Партизанским полком, где казаки были самые стойкие. По разговору пленных красноармейцев «Албинский» отряд уничтожал красноармейцев, из 1000 пришли 500.

Вообще, Соколов «по слухам только знает».

Хорошхин Петр (бывший полковник).

- Знаю только Албина как храброго, неустрашимого офицера. Больше про него ничего не знаю.

Албин: - А помните, я со своим отрядом был в вашем подчинении?

Хорошхин: - Ах-да, да помню, помню.

Ульянов. Когда говорит краснеет, сбивается (очень тихо говорит).

Председатель: - Знаете Албина?

Ульянов: - Нет…знаю, знаю (смех в зале).

Председатель: - Что скажите?

Ульянов: - Ничего, ничего (снова смех).

Ульянов скажет и сейчас же отказывается и наоборот. То и дело вылетает «не могу знать».

Дальше свидетели Селиванов, Ниводеев, Солодовников, которые тоже говорят, что мало знают Албина, слыхали, что бесстрашный, храбрый офицер, слыхали, что как будто, пленных красноармейцев отряд Албина расстреливал.

Вообще, все свидетели «бояться» говорить, отвечают с запинанием, неуверенно.

Около 11 часов вечера суд был прерван до следующего дня (продолжение следует).

Александров.

Красный Урал № 285 (1285), вторник, 16 декабря 1924г.

Выражаем благодарность Дубровину Д. за присланный материал.

---вернуться к оглавлению---